09.08.2012

НЕЗАКОННЫЙ ПРОМЫСЕЛ РЫБЫ В ВОДОЕМАХ КАНАЛА ИМЕНИ МОСКВЫ

(ОКОНЧАНИЕ, НАЧАЛО В «РР» 31/2012)

Отдельная разновидность браконьерства – это маскировка под рыболовов-любителей. Ва­риантов тут множество, приве­ду некоторые, наиболее распро­страненные.

Например, браконьеры на лодке устанавливают груз с ре­зинкой, к которой крепят не дон­ку, а сеть, и регулярно ее прове­ряют, не выходя на воду. Сеть вытягивают на берег, выбирают рыбу, затем с помощью резинки снова незаметно устанавливают.

Отдельные умельцы с помо­щью летней удочки забрасыва­ют «экраны». Со стороны, на бе­регу сидит человек с удочкой, а фактически это браконьер, ко­торый отлавливает рыбу запре­щенным орудием лова.

Еще есть так называемый новорусский троллинг. Катер на малом ходу тащит за собой на спиннингах 6–7 оснасток, каждая из которых имеет во­блер или блесну на конце ле­ски, а выше, с интервалом в не­сколько метров, стоят поводки с крючками, «наживленными» твистерами. Одновременно ис­пользуется до 70 крючков. Та­кие многокрючковые гирлян­ды багрят, ранят и калечат лю­бую подвернувшуюся рыбу. Та­ким способом почти гаранти­рованно вылавливается круп­ный хищник на ямах и глубин­ных бровках.

В период ледостава наибо­лее распространенным являет­ся подледный лов рыбы ставны­ми сетями. Сети устанавливают подо льдом нередко на всю зиму, проверяют один раз в 5–7 дней.

По первому льду, если он не занесен снегом, на мелковод­ных участках водохранилищ в прямом смысле слова бьют ли­ня. В это время лини, уходящие из водной растительности на глубину, нередко держатся на мелководных открытых участ­ках в узком пространстве меж­ду льдом и грунтом. Обнару­жив рыбу, по льду наносят удар деревянной колотушкой, кото­рый оглушает рыбу, после чего лед пробивают пешней и доста­ют добычу.

Зимой, в январе-феврале, браконьеры массово промыш­ляют налима во время нереста с использованием багрилок.

На гидросооружениях бра­коньерство процветает круглый год. В зоне постоянного течения воды, закрытой от посторон­них глаз, иногда устанавливают крупноразмерные подъемники. Их используют круглогодично, проверяют регулярно, вытаски­вая из воды с помощью лебедок.

 

МАСШТАБЫ ЯВЛЕНИЯ

Хотя браконьерский лов рыбы сетями в водоемах кана­ла происходил всегда, но такого разгула, который начался с сере­дины 90-х годов, прежде никогда не было. Одной из главных при­чин является доступность ору­дий лова. Раньше сети изготав­ливались кустарным способом умельцами-одиночками. Нитки, лески, шнуры для посадки сетей – все было в дефиците. Хорошие сети берегли как зеницу ока, да и ловить ими рыбу умели дале­ко не все. Браконьерский лов в Подмосковье осуществлялся в основном подъемниками, венте­рями, «телевизорами», бредня­ми и реже – сетями.

   В девяностые годы снача­ла появились финские, а потом и дешевые китайские сети. Се­ти стали продавать совершенно свободно. О темпах роста брако­ньерства можно судить по числу изъятых у браконьеров в разные годы сетей. На диаграмме хоро­шо видно, что с 1999 года сетное браконьерство резко возросло.

 

   В натурных условиях прове­сти анализ уловов браконьеров очень сложно. Но можно исполь­зовать косвенные методы для примерной оценки.

   Очевидно, что сети, изымае­мые во время рейдов рыбоохра­ны, – это только верхушка бра­коньерского айсберга. Попробу­ем хотя бы примерно оценить его масштабы.

   Мы знаем, что с 2000 по 2005 г. с площади 4170 га водохрани­лищ у браконьеров ежегодно из­ымалось в среднем 255 сетей.

   Обычно рейд рыбоохраны на двух-трех катерах или зимой на стольких же снегоходах длит­ся около суток и охватывает не более 20% акватории водохра­нилищ. Кроме того, инспекция выходит в рейды не ежедневно: в месяц проводится не более 10 рейдов, соответственно в год – не более ста. Простые подсчеты по­казывают, что если с 20% площа­ди за 100 рейдов снимается 255 сетей, то со всей акватории и при ежедневных рейдах за год можно было бы изымать 3825 сетей.

   Конечно, эта методика под­счетов не учитывает многие важные факторы. Во-первых, акватория водохранилищ ис­пользуется браконьерами не полностью и неравномерно: есть участки более популярные, а на других сети вообще не ста­вят. Во-вторых, активность бра­коньеров варьирует на протя­жении года по дням недели и по сезонам. Кроме того, далеко не каждую браконьерскую сеть удается найти и изъять. С уче­том всех этих факторов можно предположить, не рискуя при этом получить завышенные ре­зультаты, что из всех постав­ленных в течение года сетей из­ымается только каждая деся­тая. Если так, то за год на во­дохранилищах в общей слож­ности выставляется не менее 38250 сетей. Цифра правдопо­добная: браконьеров на водо­емах полно, к тому же многие компании рыбаков-любителей не прочь ночью вместо удочек половить сетью.

   Подсчет браконьерской на­грузки на водоемы канала им. Москвы проводился и по другим методикам. Например, установ­лено, что рыбинспекция задер­живает от 5 до 10% браконьеров, в среднем 7%. По статистике ин­спекции получается, что ежегод­но не задерживают 3400 брако­ньеров с сетями. Допустим, что каждый браконьер выходит на промысел не менее десяти раз, значит, на водоемах будет уста­новлено не менее 34000 сетей, плюс 255 изъятых сетей, ито­го – 34255 сетей в год. Результат близок к первому, что позволяет считать полученные цифры за­служивающими доверия.

 

   Следующий шаг – подсчет ко­личества рыбы, которую вылав­ливают за год 38250 браконьер­ских сетей. Примем, что это се­ти в основном китайского произ­водства длиной 50–90 м, высотой 1,8–2,5 м. Данные контрольных отловов, которые проводились в 2000–2005 годах, показали, что в одну 50-метровую сеть за 12 ча­сов попадается в среднем 3,66 кг рыбы. Чтобы подсчитать количе­ство рыбы, которое вылавливают браконьеры за год, нужно умно­жить число выставленных се­тей на 3,66 кг. Получаем: 38250 x 3,66 = 139995 кг.

   Разделим теперь это количе­ство на площадь водохранилищ и получим величину изъятия рыбы браконьерами. Она равна 33,57 кг с 1 га водохранилищ.

   По нашим расчетам, вылов рыбы любителями в водоемах канала им. Москвы составляет в среднем 10,22 кг с 1 га. Таким образом, браконьерский лов превышает любительский в 3,74 раза. В связи с этим стоит отме­тить, что в 60-е годы прошлого века в водохранилищах канала велся промысловый лов, и рыбы тогда промысловиками вылав­ливалось от 8 до 28 кг с гектара – намного меньше, чем ловят бра­коньеры. И это при том, что мы в расчетах не учли объемы брако­ньерского лова не сетями, а дру­гими орудиями.

 

   Итак, по самым минималь­ным оценкам общий, брако­ньерский и любительский, вы­лов рыбы с 1 га водохранилищ канала им. Москвы в среднем составляет 43,79 кг. Известно, что для рационального ведения рыбного хозяйства из водоема не рекомендуется вылавливать более 25% рыбы. Средняя рыбо­продуктивность наших водохра­нилищ составляет не более 200– 220 кг рыбы с 1 га. Таким обра­зом, изъятие рыбопродукции на­ходится на предельно допусти­мой отметке, а скорее всего, ее превышает. Рыбные запасы во­доемов канала находятся на гра­ни перелова. Другими словами, браконьерство – совершенно ре­альная угроза, масштабы кото­рой нельзя недооценивать. Зада­ча всех – и органов рыбоохраны, и рыбаков-любителей, и органов власти Москвы и Подмосковья – поставить надежный заслон бра­коньерству. И делать это необхо­димо в срочном порядке.