20.05.2009


Заметки по правилам рыболовства

«Рыбак Рыбака» уже в нескольких номерах печатает новые Правила рыболовства для Волго-Каспийского бассейна. Готовились эти правила долго, над ними работали еще до пресловутой перестройки органов рыбоохраны во многих бассейновых управлениях Главрыбвода (пока он существовал). Что же в сухом остатке? Некоторые рациональные новинки есть, но в целом Правила изменились не в лучшую сторону. Много вопросов возникнет у большинства рыболовов-любителей, когда терорганы Росрыболовства начнут применять эти правила на практике.

Почему бы во втором разделе ст. 12 правил прямо не отметить, что в соответствии со статьей 24 Федерального закона № 166 «О рыболовстве и сохранению водных биоресурсов» «Граждане вправе осуществлять любительское и спортивное рыболовство бесплатно и свободно», если иное не предусмотрено настоящим законом, и поэтому разрешения (путевки) на право лова необходимы, только если вылов производится на закрепленных за юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями промысловых участках. Этого в правилах нет, а закон о рыболовстве читают, конечно, не все.
Стилистика и характер изложения в новых правилах оставляют желать лучшего.Чего, например, стоит такой перл: «запрещен к вылову сом пресноводный»! Такое впечатление, что правила писали не специалисты-ихтиологи, а бывшие милиционеры или торговцы рыбной продукцией Далее, мы не увидим в Правилах, какие меры приняты по ограничению использования на внутренних водоемах мощнейшего маломерного флота, отрицательное воздействие которого на биоресурсы трудно оспорить. Читаем ст. 16:
«Пользователи водными биоресурсами не вправе:
Ст. 16.14. Передвигаться по руслам нерестовых рек, озерам, водохранилищам и их протокам на всех видах маломерных моторных судов в период нерестового хода рыбы, за исключением моторных плавсредств для осуществления рыболовства по разрешениям на добычу (вылов) водных биоресурсов». То есть ограничения касаются не всех граждан, а только пользователей. Значит, если я еду на моторке, хоть под 150-сильным мотором, но с удочкой и с путевкой на лов рыбы, то мне можно. Да просто если я девок катаю по мелководью на гидроцикле со скоростью 100км/час - я же и подавно не пользователь водных биоресурсов, и мне тоже можно. Гора родила мышь. Фактически никакой регламентации на эксплуатацию маломерного флота на рыбохозяйственных водоемах в новых правилах нет. Комитет по рыболовству расписался в своем бессилии навести порядок и как-то ограничить всем надоевший беспредел. Нормальные люди надеялись, что будут как-то оговорены скорости, сроки, места движения маломерного флота, но надеялись выходит, напрасно.

В новых правилах нет ни слова о массовых стоянках и мойках автотранспорта на берегах водоемов, о загрязнении береговой линии бытовыми отходами. Как жителю Московской области мне не очень понятно, почему не сказано ясно и понятно, отдельным пунктом: вылов рыбы сетными орудиями лова в Московской области запрещен? В новых правилах я также не нашел пункта, который был в старых правилах рыболовства для Московской области: «Нахождение на водоеме или в непосредственной близости от него с запрещенными орудиями лова - запрещено». А ведь этот пункт являлся очень эффективным профилактическим инструментом в борьбе с браконьерством. Много вопросов вызывает и список мест, где запрещена или ограничена добыча рыбы. Эти места на водных объектах Московской области определены крайне небрежно, часто привязка к местности очень примерная, расплывчатая, без точных координат. Но при этом берега водоемов города Москвы, напротив описаны с предельной точностью, вплоть до названий улиц и номеров домов, как будто в Москве-реке кишат осетры, стерлядь, семга. Зимовальные ямы указаны тоже очень неопределенно.

В то же время некоторые водоемы неоправданно жестко закрыты для рыбаков-любителей. Например, в качестве зоны нереста рыбы указана вся река Яхрома от истока до устья. Яхрома протекает по территории Пушкинского и Дмитровского районов, ее длина 101 км, и получается, что с 10 апреля по 10 июня река закрыта для честных рыбаков-любителей на всем своем протяжении. То есть будут хватать всякого, кто подойдет с удочкой к берегу. Так же на всем своем протяжении - а это более 100 км -закрыта река Сестра, протекающая по территории Клинского, Дмитровского, Талдомского районов. Вопрос: кому от этого будет хорошо?

Может быть, это сделано для того, чтобы помочь инспекторам выполнять план по борьбе с браконьерством? Но присутствие на берегах рыболовов с удочками, любящих родную природу и неравнодушных к браконьерству, может только помочь в охране водоема от браконьеров. Ведь неоднократно бывало, что рыболовы сигнализировали инспекторам о появлении браконьеров с элекроудочками, а то и сами разбирались с этими варварами.

Лицемерием можно назвать и многие описания мест нереста в приложении № 5.
Например, Истринское водохранилище закрыто для рыболовства вдоль всей береговой линии на 50 метров от уреза воды. Если учесть, что в период нереста лов разрешен только с берега, то это означает, что на Истринском водохранилище с 10 апреля по 10 июня рыбалка полностью закрыта. Насколько обоснован такой запрет? Вопрос риторический Нельзя пройти мимо и статьи 30.25.4 «Минимальный размер добываемых (вылавливаемых) водных биоресурсов (допустимый размер)». Подход к этому вопросу должен быть более внимательным и дифференцированным нельзя одни и те же промысловые размеры распространять на всю Московскую область. Например, по этим правилам леща менее 25 см надо выпускать обратно в водоем. Возьмем опять для примера Истринское водохранилище. Лещ на Истре давно измельчал, превратился в карликовую форму, и надо, наоборот, вылавливать мелкого леща, а оставлять крупного.

Вопросы промысловых размеров, количества вылова на одного рыбака, сроки вылова определенных видов рыб, занесенных и не занесенных в Красную книгу, - все это требует серьезной доработки. Например, по моим многолетним наблюдениям, нерест налима даже на севере Московской области не происходит ранее 15 января, но срок запрета на лов налима установлен с 15 декабря до 15 января. По моему глубокому убеждению, правила рыболовства нуждаются в доработке, в конкретике. Все негативное, что происходит в последнее время на внутренних водоемах, вызвано непродуманной и недопустимо затянувшийся реорганизацией органов рыбоохраны, в результате которой многие опытные специалисты вынуждены были уйти из этой службы, а новым сотрудникам при всем их энтузиазме зачастую не хватает опыта и просто знания «своих» водоемов». Эта ситуация только усугубляет ту путаницу, которую несут с собой на водоемы новые правила.

Не ошибусь, если предположу, что многие рыбаки будут недовольны новыми правилами рыболовства. Но вместе с тем я хочу задать этим недовольным гражданам простой вопрос: «Что вы сами, уважаемые рыболовы, сделали за последние десять-пятнадцать лет для сохранения рыбных запасов, зарыбления водоемов, для борьбы с браконьерством?» Не сделали вы почти ничего. Вы просто приезжаете и ловите себе в удовольствие рыбу, применяя при этом все новые хитроумные способы. Ни рыбацкие клубы, ни Росохотрыболовсоюз, ни другие общественные организации почти никак себя не проявляют в том, что касается помощи водоемам, все надеются на государство. Не пора ли подумать о том, чтобы и самим проявить какую-то активность? Помочь и себе, и рыбе, найти способы взаимодействия с той же рыбоохраной? Ведь, по сути, цели и задачи у рыболовов и инспекторов общие - чтобы рыбы в водоемах становилось не меньше, а больше.