03.07.2009


Из насекомых, о которых бывающие на природе люди не забывают все лето, первой следует назвать мошку. Не раз приходилось слышать, что мошка, конечно, зло, но терпеть можно, если иметь какую-нибудь мазилку и накомарник. Можно, если помучился денек - и в город. А если сплавляешься по реке и живешь походной жизнью? Мошка, как ни защищайся, все равно доберется до твоей кровушки. Хватает нескольких дней, чтобы лицо опухло, руки были искусаны в кровь, а нервная система стала очень, очень нервной и желала только одного: избавления Люди еще худо-бедно могут себя защитить, а каково зверью, птице? Заедают ведь до смерти, причем случаи эти не единичные. В Белоруссии, например, в 1994 году от мошки пало несколько тысяч голов крупного рогатого скота. Ужас!
Мошка, пожалуй, самый гнусный компонент гнуса: летним днем она пьет нашу кровь раз в десять чаще, чем комары, слепни и мокрецы вместе взятые. И активна она дольше других - в средних широтах до трех месяцев в году. Происходит это потому, что в каждом районе встречается видов десять-пятнадцать мошки, и когда заканчивается лет одного, начинает вылетать другой Единственная поблажка в том, что мошка нападает посветлу, однако ночь летом коротка, а в Заполярье пару месяцев вообще круглые сутки светло. Кровь пьют только самки - она им нужна для нормального созревания яиц. Многие виды мошки, кстати, вполне мирные - яйца у них развиваются за счет резервов, накопленных личинкой, или за счет растительных соков. У этих мошек ротовой аппарат даже не приспособлен для прогрызания кожи Как ни странно обходиться без крови иногда могут и виды-кровопийцы. Некоторые из них на севере пьют кровь, а на юге либо вовсе не нападают, либо делают это сравнительно редко. Бывает, что в одной и той же местности первое поколение самок кровожадное, а второе гораздо более миролюбивое. Есть свидетельства, что из крутящихся вокруг жертвы мошек почти две трети могут улетать, так и «не приняв крови». Предполагается, что активность нападения у пьющих кровь видов мошки тем выше, чем в худших условиях развивались их водные личинки. А это зависит от многих факторов: насыщенности воды кислородом, ее температуры и прозрачности (чистоты), скорости течения, обилия планктона. Особенно хорошо личинки растут в небольших сравнительно быстроводных потоках.

Самки большинства видов откладывают по две-три сотни яиц на растения, камни, береговой дерн, постоянно орошаемые брызгами или покрытые тонким слоем воды. Но есть виды, самки которых «несутся» под водой, заползая на глубину до 30 см - там они могут находиться до получаса. Еще один способ - метание яиц в воду, но встречается он, видимо, редко. У ряда видов множество самок откладывает яйца в одно и то же место - на каком-нибудь камне на перекате, и в такой кладке может быть не один миллион яиц. Говорят, найти такие кладки опытным людям нетрудно - их даже предлагалось планомерно уничтожать. Чем камень понравился насекомым (ведь рядом полно таких же) и какова причина подобной «коллективизации», пока не ясно. Червеобразные личинки мошки прикрепляются к субстрату с помощью многочисленных крючков на конце брюшка. Большинство их фильтраторы. Взвешенные в воде пищевые частицы они отцеживают при помощи двух сложно устроенных вееров, вырастающих из боковых отделов верхней губы. Диету личинки разнообразят соскребами с субстрата, занимаются и хищничеством, в том числе каннибализмом Нередко личинки меняют место своей дислокации. Ползают они наподобие гусеницы-пяденицы, т. е. попеременно прикрепляясь к субстрату то задним концом, то с помощью брюшного выроста, тоже вооруженного крючьями, и подтягивая задний конец тела. Выделяемая во время «похода» паутина страхует на случай, если личинку вдруг сорвет течением. Когда окружающая обстановка резко ухудшается (например идет муть), личинки некоторых видов выпускают длинную, до двух метров, нить и какое-то время держатся на ней в струе. А нормализуются условия, они возвращаются на прежнее место. Но часто нити обрываются, и личинок уносит потоком.

В воде мошки и окукливаются. Свой кокон взрослая, т.е. несколько раз перелинявшая, личинка плетет в виде шалашика, открытого с передней стороны, чтобы куколке легче было дышать. Взрослые мошки появляются через 1,5-2 недели. Вскоре после вылета происходит спаривание, у некоторых видов - в роях. После спаривания самцы гибнут, а самки в одних случаях через несколько дней несут яйца, а в других ждут или разыскивают жертву.

На квадратном сантиметре субстрата могут сидеть десятки, а в особо благоприятных условиях и до двух сотен личинок. При такой численности мошка, естественно, становится важным компонентом пищевых цепочек подводного мира. Во всяком случае, личинок, куколок и даже летающих особей рыбы поедают в большом количестве. На Волге мошкой питается, например, стерлядь, а в Архангельской области желудки хариусов и сигов бывают ею просто набиты. Очень часто их едят и мирные рыбы, та же плотва. Сибирская ряпушка любит, по-видимому, хватать выходящих из куколок взрослых мошек. Во время регулярно случающихся массовых миграций личинок в толще воды они становятся легкодоступным кормом молоди лососевых рыб. Для рыб, живущих в быстрых реках с каменистым дном, таких как чукучан, мошка вообще является основным кормом. Так что рыбы хоть в какой-то степени облегчают жизнь наземным теплокровным.
В том числе и двуногим.