06.12.2009

На сайте газеты кто-то из форумчан вскользь коснулся вопроса об инвазионных видах, т.е. чужеродных видах животных и растений, расселяющихся и внедряющихся в новые для них сообщества в связи с деятельностью человека. Тема животрепещущая: последние лет двадцать на изучение биологических инвазий тратится много сил и средств. И не только потому, что они влияют на пресловутое биологическое разнообразие. Нередко они приводят к масштабным перестройкам природных сообществ и непосредственно сказываются на хозяйственной деятельности человека. Иногда самым пагубным образом Напомню два хорошо известных примера.
В Северной Атлантике живет морская минога - представитель древнейшей группы позвоночных, предшественников рыб. У нас ее изредка ловят в заливах Балтийского моря. Первоначально она обитала в оз. Онтарио и в другие из Великих озер проникнуть не могла: непреодолимой преградой был Ниагарский водопад. Но потом построили обходной судоходный канал, и по нему минога пробралась-таки в оз. Эри, и очень быстро, в 1930-46 гг., заселила и озера Гурон, Мичиган и Верхнее В них ее численность стремительно росла, и она стала уничтожать озерного гольца и другие ценные виды рыб. Эта самая крупная из миног длиной до метра - активный хищник и одновременно паразит. Минога присасывается к рыбе и выгрызает мясо и высасывает кровь. Истерзанные рыбы обречены. Уловы гольца всего лишь за десять лет упали более чем в триста раз Понадобилось несколько десятилетий интенсивной борьбы с миногой, чтобы ее численность начала снижаться. И борьба продолжается: до недавнего времени на контроль численности миноги ежегодно тратили миллионы долларов.


К непоправимым последствиям для ихтиофауны (а может быть, и всего озера) привело вселение нильского окуня в озеро Виктория - крупнейшее в Африке и второе по величине в мире. Этот крупный хищник, нередко достигающий веса более 100 кг, попал в озеро относительно случайно: с паводком из окрестных озер. Но завезли его туда, чтобы выпустить в Викторию - заполнить пустующую нишу крупного хищника. К 1970 г. окунь распространился по всему озеру и подорвал численность процветающих здесь небольших африканских цихлид - хаплохромисов, которых было около трехсот видов. Сколько видов он уничтожил, невозможно сказать, так как не всех ихтиологи успели описать. Таких примеров - может быть, не со столь тяжелыми, но ощутимыми последствиями - можно привести множество. Строительство плотин, водохранилищ, каналов, осушение водно-болотных угодий и другие «созидательные» преобразования кардинально изменили гидрографические особенности водоемов. Соединились ранее изолированные водные системы - например, бассейны всех морей европейской части России. Перестали существовать физические барьеры, препятствующие глобальному перераспределению видов в рыбных сообществах.

Зарегулирование стока многих рек и антропогенное загрязнение стали основными причинами изменения гидрологических параметров водоемов, в частности солености, содержания кислорода, количества и состава других веществ, влияющих на различные стороны жизнедеятельности рыб. Численность многих видов резко упала, или они даже исчезли из некоторых областей своих естественных ареалов. Другие виды напротив, расширили свои ареалы за счет проникновения в новые водоемы и освоения новых биотопов. Кроме того, человек сам активно расселял рыб с целью акклиматизации. Так, в советские времена нередко в год производилось до 300-400 перевозок рыб в новые водоемы. Некоторые виды акклиматизировали с поразительным упорством. Например, горбушу на Кольском полуострове: во время первого (неудачного) этапа ее интродукции, длившегося 20 лет, почти ежегодно с Дальнего Востока завозили от 5 до 44 млн икринок. Неоднократно перевозки ценных рыб сопровождались непреднамеренной интродукцией видов, случайно попавших в транспортные контейнеры. Это и всем известный ротан, и амурский чебачок, некоторые бычки. В некоторых случаях доподлинно неизвестно, как попал вид в новый водоем. Примером может служить бычок-кругляк, гастрономические достоинства которого всем известны по консервам «Бычки в томате». Этот черноморско-каспийский вид в 1990 г. вдруг объявился все в тех же североамериканские Великих озерах, где ныне процветает.

Размах перестройки сообществ рыб впечатляет. По подсчетам петербургских ихтиологов, не менее 120 видов пресноводных рыб нашей страны - почти треть всего списка - найдены за пределами своих ареалов, т.е. являются инвазионными по крайней мере в какой-то части области своего распространения. Это рыбы, расселение и численность которых контролировать гораздо проще, чем, например, беспозвоночных животных, вселение которых нередко заканчивается экологическими взрывами угрожающими существованию даже морей не говоря уже о сравнительно небольших замкнутых водоемах.

Классик изучения биологических нашествий английский эколог Чарлз Элтон писал, что экологические взрывы не производят сильного шума, могут медленно развиваться и так же медленно затухать, но их последствия бывают столь внушительными что приводят к разорению, гибели и вынужденной эмиграции множества людей. Сегодня, к сожалению, ясно, что полностью контролировать биологические инвазии практически невозможно. Но постараться свести их к разумному минимуму - необходимо.