30.03.2010

Всем известно, что на Волге рыбачат всегда, даже по неокрепшему льду и в самые сильные морозы. Мороз еще и усыпляет бдительность рыбачков. В голове у нас всегда есть нехитрое соображение: чем дольше и крепче стоят морозы, тем толще лед, а стало быть, и вероятность «макнуться» очень маленькая. В приткнувшихся к крутому волжскому берегу деревеньках, ставших за последние годы дачными поселками, зимой жизнь кипит в основном по воскресным дням, когда приезжают из Казани «дачники». И вот, как-то раз, в один из воскресных дней декабря, несколько таких «дачных» мужиков из деревеньки Матюшино собрались на зимнюю рыбалку. Еще в сумерках быстро спустились с высокой горы к застывшему ложу Волги, пробежали по дощечкам, уложенным на тонкий многослойный лед закраин, и споро двинулись поперек русла к песчаной гриве «старого левого берега» Волги, то есть туда, где этот берег был до заполнения Куйбышевского водохранилища. Водохранилище зарегулировано и зависит от сбросов воды на плотине, так что уровень воды «дышит» среди недели и даже в течение дня, когда вдруг появляется обратное течение. Уровень то поднимается – и тогда на закраинах выступает вода, то опускается – и тогда вода иногда льет из лунок. На закраинах вообще лед становится слоистым с прослойками воды и не всегда держит вес человека.

В те дни стоял мороз минус двадцать пять градусов. Но охота пуще неволи. И вообще, что такое минус двадцать пять для здоровых, спортивных мужиков, да еще и очень тепло одетых, да еще и… Да-да, но только «для сугреву». Рыбачить можно в любую погоду, надо только приспособиться. Ведь для рыбалки нет плохой погоды, есть плохой клев, все остальное не в счет. А клев-то, по слухам, накануне и всю прошедшую неделю на песках был такой, про который говорят «закиду не давал». Очень хорошо ловился на балансир солидный окунь. Места знакомые, да и лунок старых множество. Рыбалка началась очень удачно. То и дело кто-нибудь начинал «шить», таща очередного горбача. И вот один из рыбачков, назовем его Юрием, перемещаясь по льду в поисках рыбы, в азарте побежал по закраине и неожиданно провалился по грудь. Хорошо, что буквально в полуметре от него лед был уже крепкий. Искупавшегося быстро достали. Стоит Юрка на льду, растопырив руки, как чучело огородное, с рукавов его стекают и сразу же замерзают струйки воды.

– Беги домой, а то замерзнешь на таком морозе! – хором закричали его компаньоны.
Бросил Юрка свой нехитрый рыбацкий скарб и рванул к деревеньке. А сам в ватных брюках, валенках, в летной меховой куртке. И это все промокшее и неимоверно потяжелевшее. Мужик здоровый, побежал он через Волгу быстрой рысцой. Пробежал через закраину по тем же дощечкам и начал подниматься на крутой берег к домам. А надо сказать, что гора над Волгой в Матюши-но крутая и тропинка идет не прямо, а наискосок, и потому длинная. Летом и то подниматься в хорошем темпе не получается. И вот шаг его стал замедляться и почти на середине горки Юрий встал. Саша, один из рыбаков потом рассказывал:
– Смотрим – стоит наш Юрка. Ну, думаем, устал немного. Сейчас отдохнет и побежит дальше.
Но Юрий все стоял и стоял на горе. Потом он начал кричать. Рыбачки поняли, что с Юркой что-то неладно, и рванули к своему берегу. Как потом рассказал сам Юрий, из-за сильного мороза замерзли и превратились в лед толстые ватные брюки, и он не мог сделать ни шагу. Стоял как в ледяном капкане, руки тоже не шевелились. А мороз уже прихватывал. Юрий стал кричать, звать на помощь. Но в деревне зимой народу очень мало, его не слышали. На счастье, эти крики и услышали его друзья. Подбежав к Юрию и поняв, что случилось, они попытались втащить его в гору. Тащили и толкали, но ноги у Юрия не шли, потому что замерзшие ватные штаны не гнулись. Тогда сбегали за санками. Хорошо, что взяли большие, деревенские. Завалили Юрку на санки и потащили в гору. А у соседей Юрки, у Саши, уже была натоплена баня, и в доме хлопотала его жена. Кстати, тоже отчаянная и азартная рыбачка. Втроем они втащили получившуюся из Юрки ледяную куклу в баню, убедились, что ему больше ничего не угрожает, и пошли продолжать ловлю.

Постепенно лед в ватных брюках растаял. Юрка разделся и от души напарился. Жена Алексея принесла ему кое-какую мужнину одежку, драный полушубок, валенки и шапку. Юрка погрузил свои мокрые тяжеленные одежды на санки и двинулся к себе домой. Когда его друзья-рыбаки с очень хорошим уловом – еле дотащили, какая уж норма! – вернулись с мороза, их ждала благостная картина: сидящий перед телевизором развеселый Юрка да несколько капель «Медовой» на дне красивейшей бутылки. Вот так закончилась эта история. И слава богу, что так, а бывает ведь и по-другому.