11.04.2010

Весной всему радуешься: новой зелени, первым цветам, вернувшимся с юга птицам, даже невзрачным насекомым. Но есть совершенно мрачное явление – весенние палы. Через неделю поеду на фазенду, и боюсь, опять увижу обгоревшие берега любимой речки, тлеющий сушняк по опушкам. Выжженная земля. И сделал это человек. Безголовый и бездушный. Причина весенних палов одна – поджог, чаще всего умышленный. Для пацанов это просто прикольное развлечение, и их, видимо, даже хорошая порка не остановит. Но если бы они не видели, что и взрослые занимаются этим, то, может, и у них не возникло бы желания играть с огнем? А взрослые-то почему жгут траву? Причины самые разные. Вот моя соседка в деревне, тетка Калерия, пару лет назад жгла траву вокруг своего дома, ветер сменился, и огонь перекинулся на забор – еле погасили. Зачем подожгла? Оказывается, так она хотела защитить свое имущество, если бы кто-то вдруг решил поджечь траву рядом. Это, конечно, курьез. Чаще всего поджигатели не сомневаются, что сухая прошлогодняя трава мешает расти новой, зола обогащает почву, к тому же огонь прогревает почву, что дополнительно стимулирует рост растений. И, пуская пал, он делает благое дело. Заблуждение это.

Все травы прекрасно растут без нашей «помощи», просто свежую зелень на участках, не тронутых огнем, мы замечаем позже, чем на гари. Почва от беглого травяного пожара прогревается незначительно. Но огонь выжигает массу еще не тронувшихся в рост семян, лежащих на почве или подстилке, опаляет уже появившиеся проростки, и они гибнут. В первую очередь однолетние травы. В результате резко обедняется растительное сообщество, и для его восстановления понадобятся годы. А если жечь траву регулярно – то оно не восстановится вовсе. Зольное удобрение тоже фикция. И без огня минеральные вещества попали бы в почву и стали доступны растениям, только произошло бы это постепенно, по мере естественного разложения сухой травы. К тому же часть золы улетучится, и, если поднимется приличный ветер, значительная. Для растений она будет потеряна. Но кроме минеральных веществ, есть еще мертвая органика, тоже необходимая растениям, а она просто выжигается. Можно не сомневаться, что плодородные почвы, те же черноземы, просто не появились бы, если бы траву постоянно выжигали.

Это что касается собственно растений. Но заросшая травой поляна, опушка, даже придорожная насыпь – это сложный биоценоз. И после пала от него мало что остается. Гибнет масса насекомых, зимовавших на разных стадиях развития в стеблях растений, в соцветиях, семенах, в подстилке. В том числе и опылители, и хищники, регулирующие численность вредных насекомых. Особенно большой урон сообществу наносится, когда выгорает подстилка и поверхностный слой почвы – самая густонаселенная часть любого биоценоза. На одном квадратном метре здесь живет астрономическое количество бактерий, грибов, червей, улиток, клещей, различных насекомых. Питаясь отмершей растительностью, они возвращают запасенные в ней вещества в почву и делают их доступными для новых растений. А, например, без грибов многие растения просто не могут существовать. Грибы, гифы которых плотно переплетаются с корнями растений, многократно увеличивают способность растения поглощать необходимые для их роста вещества. Еще они вырабатывают гормоны и антибиотики, которые сами растения не производят, но без которых они не могут нормально развиваться.

Водных обитателей от прямого уничтожения спасает вода. Но палы, выжигающие всю растительность и живность по берегам водоемов, впоследствии скажутся и на подводной жизни. Судите сами. Многие насекомые, личинки которых развиваются в воде, зимуют на берегу: в почве, в пнях, под корой упавших деревьев. Огонь весенних палов уничтожает львиную их долю, новое поколение личинок, которыми питаются те же рыбы, не появится. Сократится и подкормка в виде чисто наземных насекомых, падающих в воду. Рыбе на участках реки, где весной вся растительность превращается в пепел, с кормом придется туго. Думаю, что и сам запах гари, стоящий над рекой после пала, отпугивает рыбу. Во всяком случае, клюет она в таких местах точно плохо – пробовал. Я уж не говорю о том, что ловить среди гари мало кому захочется. Таким образом, самим растениям весенние палы только вредят. А сколько огонь губит различной живности, учету не поддается. Даже статистики о количестве поджогов мы не имеем, потому что выжженный гектар где-нибудь за околицей никого особо не волнует – ведь ничто не сгорело, люди не пострадали (хотя и такое, судя по новостям, случается нередко). Но как бороться с палами – этим атавизмом подсечно-огневой системы земледелия наших предков? Если честно, не знаю, и быстрого решения проблемы не вижу. Знаю только, что терроризировать природу огнем человек разумный не должен.