04.05.2010


В истории нашей страны нет другого события, сопоставимого по значению с победой в Великой Отечественной войне. Все меньше среди нас остается людей, которые выстояли в той самой страшной и жестокой из войн. Мы хотим рассказать об одном фронтовике.


15 июня 1941 года воронежский паренек Ваня Бучнев окончил школу. А через десять дней стал курсантом Тамбовского артиллерийско-технического училища. Потому что 22 июня началась война. Служба в училище была очень тяжелая. Чего стоил один только пеший переход в ноябре из Тамбова в Саратов, когда немцы подошли к Москве и поступил приказ эвакуировать училище. В феврале 42-го Ивану Бучневу присвоили звание воентехника II ранга - два красных кубика в петлицах - и направили в Гороховецкие лагеря в Горьковской области, место формирования воинских частей для отправки на фронт. Девятнадцатилетний офицер стал начальником артиллерийско-технического снабжения отдельного пулеметно-артиллерийского батальона в составе 116-го Укрепрайона. В ходе битвы за Сталинград батальон занимал оборонительный рубеж на правом берегу Волги в районе Енотаевки, препятствуя прорыву немецких войск к Астрахани. Потом были Курская битва и оборонительный рубеж на юге Ростовской области. За успешное наступление при освобождении Мелитополя 116-й Укрепрайон получил право именоваться «Мелитопольский». Тяжелейшим маршем под постоянными налетами вражеской авиации прошли по Украине до левого берега Днепра, где не давали высадиться немецким и румынским частям. После штурма Перекопа, Ишуньских оборонительных рубежей и боев за Севастополь наши войска освободили Крым, и части 116-го Укрепрайона заняли оборону по линии Перекоп – Евпатория. В ноябре 1944-го Укрепрайон был передислоцирован на юг Азербайджана, на границу с Ираном по реке Аракс. Здесь в мае 45-го и встретил День Победы старший лейтенант Иван Васильевич Бучнев. Война закончилась, а служба продолжалась. После расформирования части получил назначение в Бакинское пехотное училище, потом закончил Военно-транспортную академию в Ленинграде, служил в зенитной дивизии под Харьковом, в Западной группе войск в Германии. Наконец, служба в военном представительстве на Горьковском автомобильном заводе. Принимал технику для войск, в частности знаменитые ГАЗ-66, участвовал в разработке и налаживании производства специальной гусеничной техники, за что был награжден Государственной премией СССР.
Страшная война. Добросовестная служба. Любимая семья. Два сына, ставшие офицерами. Внуки и правнуки. Долгая, трудная и честная жизнь. И всегда, когда выдавалось свободное время, Иван Васильевич отдавал его любимому занятию – ужению рыбы. На всю жизнь он запомнил свои первые рыбалки.

«Дедушка мой Ефим был страстный рыбак. Сам он рос сиротой, но был толковый и более-менее содержал семью, было все необходимое. Жил в селе Шуриновке в тридцати километрах от Воронежа. Было у него три сына и дочь. В деревне как заведено? – к женитьбе сына должны быть лошадь и корова. Вот и у дедушки было три лошади, две коровы и телята. А когда началась коллективизация, местная власть записала его в кулаки. Но какой он был кулак? В Шуриновке до сих пор сохранился фундамент его дома: две комнаты, кухня – и все. Когда раскулачивали, ему было лет немало, под шестьдесят. Хозяйство все отобрали. Сыновья взрослые, подались в Воронеж, а деда отправили на Соловки. Он там три месяца пробыл и заболел. Муж дочери поехал и смог его забрать. Но еще до того как деда взяли, он ушел из дома и жил в шалаше на берегу реки Хавка – это в трех километрах от села. Дочь его, моя крестная, приносила еду. И я вместе с ним в шалаше жил. Год был 32-й, я уже в школу пошел. У деда было шесть удочек. Удилища он из орешника делал, лески – из конского волоса, поплавки – из куги. Дедушка мне все показывал: учил конский волос связывать, поплавки делать, чтобы я сам сделал себе удочку. Поплавок из четырех стволиков куги по концам надо было туго ниткой связать, чтобы не набирал воду. Когда это все было готово, дедушка достал крючок, сказал: «Смотри не потеряй – последний!» Я привязал крючок, дедушка говорит: «Так не пойдет. Крючок должен быть в одну линию с леской». Потом он показал, как делать прикорм. В чугунке распаривал пшеницу, ее же и на крючок насаживал. По четыре зернышка. Он на свои удочки насадил, я на свою. А забросить у меня не получается: то за камыш зацеплю, то за берег. Тогда дедушка показал, как за крючок держать и набрасывать вперед снизу. Спуск выставляли так, чтобы поплавок лежал на воде, а как встанет – так и подсекай. С вечера он еще прикормки засыпал. Потом признался, что себе поменьше, а мне побольше. Утром рано, солнце еще не всходило, слышу: «Ваня, вставай». Сел я со своей удочкой. И надо же – пошел поплавок в сторону! Подсек я, а никак не могу вытащить. Дедушка говорит: «Не спеши, поднимай, поднимай наверх, чтобы голова чуть показалась». – «Дедушка, показалась!» – «Все, теперь потихоньку тащи». Подтащил, а потом взял длинным подсачеком. И вот сколько дедушка там был, в шалаше, я никуда не уходил. Днем он говорил: «Ты карауль, а я полежу». Он засыпал, а я один уже с удочками управлялся. Так вот и началось мое увлечение рыбалкой».

Иван Васильевич и сейчас, в год 65-летия Великой Победы, не оставляет своего увлечения. Постоянно ловит на прудах и Гребном канале в Крылатском, ездит на некоторые платники, где его очень радушно встречают.

Мы поздравляем с Днем Победы Ивана Васильевича и всех живущих, кто выстоял в той войне, их детей и внуков. Мы помним о тех, кто погиб на фронте и в тылу. Это праздник великой радости и неизбывной скорби. За вас, за ветеранов!