29.11.2011

Митинги прошли, и самый частый вопрос, который сегодня приходится слышать: а что дальше? Ответ зависит от того, как понимать цели этих митингов. Можно сказать, что цели были перечислены в резолюциях, которые на митингах принимались. Так-то оно так, но не совсем, как мне думается. В резолюциях этих требований было много, и не стоит рассчитывать, что власти прямо возьмут и все эти требования выполнят. Это вряд ли. И что из этого? Везде на митингах одним из первых стояло требование отправить в отставку Крайнего. Допустим, Крайнего не снимут (что скорее всего) – и что, зря митинговали? Нет, конечно. Оставшись на своем посту, глава Росрыболовства будет вынужден принимать в расчет позицию рыболовов по тем или иным вопросам, касающимся работы его ведомства. Он, собственно, и после мартовских митингов начал прислушиваться и присматриваться, что там творится в рыбацких кругах, а теперь придется это делать еще внимательнее. Мы – все, кому не лень было прийти на митинги, – показали властям, что рыбаки – это не наливай да пей, как полагают Крайний с Савельевым. Митинги показали, что рыбаки – это вполне организованная, способная к согласованным действиям общественная сила, которая готова отстаивать свои интересы. И самое главное здесь – это география. Если бы митинг прошел в одной Москве, или только в Казани, или в Самаре, это было бы принципиально другое событие. Ну прошел и прошел. Но когда 22 города – поневоле задумаешься. Да еще накануне выборов.

Но есть и другая сторона медали. Не только чиновники увидели, что рыбацкий протест становится организованным общественным движением, но увидели это и те рыболовы, которые пока были в стороне. Ведь очень многие видят творимый на их водоемах беспредел, но не знают, как быть, где найти поддержку и защиту – один ведь в поле не воин. Теперь и они узнали, что есть у них единомышленники, которые пытаются что-то делать, к которым можно прийти со своими бедами и попытаться действовать сообща. Поэтому главный смысл наших митингов – объединение рыбаков, всех, кому дороги рыбалка, водоемы, вообще природа. А то, что написано в резолюциях – это скорее перечень наиболее острых вопросов, главные болевые точки и примерная программа действий. Вопросы эти решаются не на митингах, а в процессе настойчивой и последовательной работы с властными структурами. Другое дело, что без митингов более-менее серьезные вопросы вообще никак не решаются.