28.06.2010

В который раз начинаю со слов «мой дядя Олег – испытатель Камазов», но по-другому не получается... Мы только вернулись с Волги и узнаем, что дядя Олег с товарищами едут на выставку в Москву показывать новые машины. А стоять лагерем будут в лесу, а в лесу этом – прудик чудесный, да и Москва-река близко. Дедушка еще в том году собирался в Бронницы на соревнования по спиннингу, но что-то у него не сложилось тогда. И вот такая возможность – порыбачить в реке Москве. Нас, конечно, все заверяли, что рыбу, выловленную в реке ниже Москвы, есть нельзя, но ведь это не главное. Новые места, новая для нас река... Два дня пути – и вот наш караван прибыл к месту стоянки. Природа изумительная по красоте. Здесь и чистые березняки, и луга с разнотравьем, и, конечно, прудик, хоть и небольшой, но уютный. Двумя рукавами прудик от дамбы уходит в лесок. Рядом с нами на самом берегу красочно разбросаны пятнистые палатки – это лагерь военных, как и мы, приехавших на выставку. Наши занялись организационными вопросами, а мы – я, дедушка и Валера, мой брат двоюродный, прихватив удочки, корочку хлеба и кузнечика, пойманного дедушкой, спустились к воде. Дедушка оказался самым проворным. Мы с Валеркой еще возились с удочками, а дедушка уже поднимал рыбешку. Кузнечик был великоват, рыбешка не смогла его проглотить и, выплюнув его, шлепнулась в воду. Но через несколько секунд другая рыбка оказалась на берегу.

И тут… Не успел дедушка снять рыбку с крючка, как за нашей спиной что-то взревело, залязгало и на нас двинулось огромное бронированное чудище на широченных гусеницах. Как из-под земли вырос перед нами полковник, поздоровался и спросил у дедушки, не боимся ли мы. Дедушка ответил, что бояться-то вроде бы нечего, но полковник настоял на том, чтобы мы покинули водоем, а то у них здесь будет «маленькая война». И пришлось нам, так и не размотав удочек, вернуться в наш лагерь. Вот и порыбачили, называется. Едва успели подняться на пригорок – началось... Мне показалось, что это совсем не «маленькая война», а самая настоящая. Бронированное чудище заползло в прудик и скрылось под водой. Из воды повалил белый, а потом розовый дым, и вдруг так бабахнуло, что я чуть не оглохла. А тут и автоматы застрочили – это в атаку солдаты пошли. Вечером, когда все стихло, мы с удочками сидели на берегу, но... Черная, взбаламученная вода и неподвижные поплавки. Мелкие рыбешки, оглушенные взрывами, плавали на поверхности у самого берега. Было очень жаль этих глупышей, не успевших спрятаться и попавших в такой переплет. Дедушка совсем было расстроился. Ему ведь все уши прожужжали про местных карасей, а здесь такое... К нашему удивлению, к пруду подходил мужчина с удочками. Как оказалось, местный рыбак. Вот он-то нас и успокоил, заверив, что караси здесь живут хитрые, к распорядку военному приученные, и скоро начнут клевать, а уж утром у них самый жор. До солдатской побудки, конечно, жор, потом караси удирают в коряжник и прячутся в свои «бомбоубежища». Но времени хватает, чтобы успеть выудить с десяток рыбешек. И рыбак оказался прав. Поймал дед в первый же вечер карася грамм на триста, а я нескольких ротанов.

Со следующего дня мы уже четко подстроились под карасиный режим, караси – под солдатский распорядок, и дело пошло. Утром ловили, днем уходили в березняки, собирали грибы – белые, грузди, подберезовики, лисички. В общем, не скучали, и наша «военно-полевая» рыбалка удалась. Вот на Москву-реку выбрались только перед отъездом. Река понравилась нам очень, но это уже другая история.