09.02.2012

Неделю новогодних праздников я традиционно провожу за городом, на даче. Слушать тишину зимнего леса, треск дров в печи – для меня это лучшее лекарство от суеты городской жизни. Совсем рядом берег Волги, а в машине лежит бур и рюкзак с удочками, будет чем заняться и для души.

зимой на рыбалкеВ этом году с нами встречала праздники старинная приятельница жены с сыном Данилкой, 11 лет от роду. При слове « рыбалка » в его глазах зажигаются огоньки, он с трепетом рассматривает мой облезлый шведский бур и часами листает старые рыболовные журналы. На зимней рыбалке он никогда не был.
– Дядя Игорь, а мне с вами на рыбалку можно?
– Почему же нет, ищи одежду потеплее!
Утреннюю зорьку мы проспали: мне просто было жаль будить будущего рыбака. К одиннадцати плотно позавтракали и выдвинулись на лед. Мой юный полный энтузиазма «напарник» выглядит несколько комично в ярком лыжном комбинезоне моей жены и моих запасных баффинах 43-го размера. Поручаю ему почетную и ответственную обязанность – нести бур. На льду в полукилометре от берега сидят двое рыбаков. Данилка с буром бежит впереди.
– Рядом с ними лед бурить будем?
– Нет, будем тюльку просить.
Этой безотказной и универсальной наживки на нашего хищника у нас нет. Но в принципе так даже интересней. В кармане у меня есть небольшой кусок пенопласта, у Данилки на шее красный шарф – можно надрать с него ниток. На судака я особо не надеялся, ну а вездесущего берша уговорить на поклевку намного проще. Волга в этом месте обычно зимой безрыбна, мигрирующий судак ловится только по перволедью и по последнему льду. Но этой зимой все не так: судак зашел в Волгу и поднялся до самой Казани. Места в окрестностях своей дачи я знаю очень хорошо: летом частенько катаюсь на лодке с эхолотом и спиннингом. Под нашим берегом проходит широкая и проточная глубоководная канава, затем три километра относительно мелководных затопленных лугов, заканчивающихся резким свалом в русло коренной Волги, которое проходит под противоположным берегом.

Подошли к рыбакам. У них с утра на двоих килограммовый судак и четыре берша. Сейчас клев закончился и они собираются домой. Ловят они на мормышку с «догонялкой» – жестяным лепестком и крючком, привязанным выше мормышки. Такая снасть рассчитана на пассивную ловлю, за утро они пробурили всего четыре лунки. Разжились у них тюлькой: нам выделили три «ржавых» – старых, несколько раз размороженных – рыбешки. Привлекательность такой наживки для судака сомнительна, она плохо держится на крючке, но выбора у нас нет: Данилка явно не сможет ловить на голую блесну – для этого нужен немалый опыт. Нарезаем тюльку: голова, хвостик и пара кусочков из середины, получилось целых 12 кусочков. Если ловить экономно, на полдня хватит! Второй вопрос – где начинать ловлю? Активность хищника сейчас минимальная, и надо наверняка знать, что рыба под тобой есть. Значит, нужно шагать на русло, там рыба есть всегда. Бодро идем на противоположную сторону реки. Ходу минут сорок, да и прогуляться после новогодних застолий полезно. Данилка старается не отставать, но в тяжелой и не по размеру обуви быстро выдыхается. Сбрасываю темп, объясняю ему, как надо правильно дышать и как ставить ногу, чтобы идти след в след и при этом не уставать. Наладилось: Данилка перестал отставать и можно прибавить шаг.

Пришли. Наш берег в далекой дымке. Мне немного неловко, что заставил мальца сделать такой для него серьезный марш-бросок. Ладно, главное, чтобы он у меня рыбу поймал. На неразбуренном свале коренного русла это, думается, сделать будет проще. Сверлю серию лунок и нахожу свал: глубина в шести лунках резко возрастает с 4 до 13 метров, дальше относительно ровный стол. Данилке достается моя запасная удочка. Цепляю ему пятисантиметровый раттлин – приманку, не требующую искусной анимации, ее достаточно просто периодически покачивать. Объясняю, что к чему и как правильно держать удильник. Стульчиков у нас нет, судачатника ноги кормят. Начинаю сам искать рыбу. На 9 метрах следует легкий тычок в блесну. Есть здесь хищник! Доловить – дело техники. Меняю блесну на широкую, с активной игрой «Литл Клео» весом 10 грамм. Она активно сыпется на падении, у самого дна пауза подлиннее и плавный высокий подброс. На паузе в метре от дна четкий сухой удар – килограммовый судачок взял взаглот. Есть первая рыба нового года! Рыбу я нашел и поймал, теперь надо заняться рыбачком. Данилка явно заскучал, удочку положил на лед и, сидя на корточках, смотрит на кивок.
– Бери бур и сверлись рядом со мной. Хочешь поймать рыбу – должен пробурить свою лунку. Данилка старательно пытается подружиться с непослушным инструментом, через пять минут лунка готова. Честно вешаю ему рабочую вертикальную блесну – проверенный, немного переделанный 9-граммовый «Сведиш Пимпл».
– Подкинешь блесну сантиметров на двадцать и считай медленно до шести. Потом снова подкидывай.
Правильно блеснить у Данилки получается неважнецки – нужна вера в то, что делаешь. В ход идет последняя уловка:
– А ты рыбы у речки попросил?
– Нет! А это как?
– А ты умой лицо водой из лунки и скажи громко: «Волга-матушка, дай мне рыбки!» Как это работает, я не знаю, но что помогает от бесклевья – это точно. Данилка для надежности проделывает эту процедуру троекратно, и уже через пять минут я слышу его радостный крик:
– Ой, у меня дернуло!
– А ты что же сам в ответ не дернул? Сейчас доловим твоего обидчика!

Беру его удильник и показываю, что надо сделать. Постучим блесной по дну – и лесенку из коротких подбросов с секундными паузами вверх. В полуметре от дна короткий тычок, подсечка – есть!
– Доставай сам, твоя рыба!
На льду прыгает толстый и нарядный полукилограммовой берш. Данилка долго рассматривает свою добычу, трогает колючий спинной плавник, а потом заявляет:
– Нечестно, я ее только вытащил, это не моя рыба!
– Ну так поймай теперь свою!
Данилка молча берет бур и сверлит новую лунку. С ней он справляется гораздо быстрее, чем с первой. Я тоже перемещаюсь – бурю очередную серию лунок поперек свала. В середине дня активность хищника практически нулевая, необходимо, образно выражаясь, «попасть блесной ему по голове». На третьей лунке ловлю некрупного судачка. Данилка на удивление быстро понял, что количество поклевок напрямую зависит от количества просверленных во льду дырок. Он постоянно перемещается, дырявя тридцатисантиметровый лед, коротко и немного хаотично играет блесной и что-то бубнит себе под нос при этом. На новой лунке он задерживается буквально на пару минут и тут же сверлит новую. Периодически слышны его победные крики, пойманных бершей и судачков он с гордостью приносит и укладывает в наши рыбацкие ледянки. И требует выдать ему очередной кусочек тюльки для наживки.

Час времени пролетает быстро, телефонный звонок сообщает, что нас ждут к обеду. Зову Данилку, пора собираться. Он торжественно демонстрирует шесть пойманных им бершей – против моих трех. Чистая победа!
– Дядя Игорь, ну еще полчасика! – выпрашивает он. В его глазах светится азарт добытчика и счастье.
– Да наловишься еще, у тебя вся жизнь впереди, а нам еще почти час обратно шагать!
Данилку распирают эмоции, он то забегает вперед, то пытается идти по снежной целине рядом. Останавливаемся передохнуть.
– Дядя Игорь, а как моя блесна называется?
– Прыщ, Шведский прыщ.
– Правда что ли?
– Конечно, серьезно!
Достаю из кармана коробку с блеснами.
– На, держи свою блесну! Подарок!
Еще одним рыбаком в Казани стало больше.