26.06.2012

Шурузяк – один из самых любимых каналов ташкентских спиннингистов. Менее сотни километров от узбекской сто­лицы по прекрасному бетонному шоссе – и вы попадаете на маленький канал, что-то вроде небольшой быстрой ре­чушки, в которой тем не менее водятся все азиатские хищ­ники. Большинство спиннингистов на Шурузяке и начина­ют, и заканчивают сезон, а самые отчаянные вообще не закрывают его, так как канал и зимой не замерзает.

В наших краях разных кана­лов – от магистральных, похо­жих на большие реки, до арыков- ручьев – очень много. Но Шуру­зяк – канал особенный. Он отхо­дит от Сырдарьи где-то на юге Ташкентской области, около сот­ни километров петляет по полям и возвращается обратно в Сырда­рью на севере области близ гра­ницы с Казахстаном. Канал вроде как и поливной (по пути его сле­дования воду на поля качают де­сятки насосов), но в то же время служит и коллектором (в него сте­кают десятки сбросов с солонова­той водой с рисовых и хлопковых полей). Из-за отборов и сливов водный режим канала очень сво­еобразный: на отдельных участ­ках канал может быть просто пе­реполнен водой, а кое-где пре­вращаться в совсем небольшой ручеек, который после впаде­ния двух-трех сбросовых каналов опять становится многоводным.

Я не раз писал про этот водо­ем с прозрачной теплой водой и почти всегда расхваливал его до­стоинства. Но в этом сезоне он не особенно-то радовал меня и моих коллег по увлечению, хотя хищ­ники в нем не перевелись и даже количество их не уменьшилось. Но вот с уловами что-то не зала­дилось с самого начала сезона.

Обычно уже с середины фев­раля мы делали первые вылаз­ки на канал за жерехом. Уло­вы небольшие, одна-две рыб­ки за день, по мере прогрева во­ды, в марте – апреле, можно бы­ло выловить и пятикилограммо­вую «норму». В этом сезоне все пошло по-другому: ничего тол­ком не ловилось ни в феврале, ни в марте, ни в апреле, за ис­ключением нескольких случаев, когда удалось поймать пару же­решат на всю рыболовную ком­панию. Бывало, канал удивлял оригинальными уловами. На­пример, внезапно начинала хва­тать воблерки ставшая вдруг хищной шемая, иногда на ми­кроколебалку попадались уве­систые аральские плотвицы. Но ведь мы едем на канал не за этой мелочью – нам нужен жерех или судак на крайний случай! В об­щем, к концу мая в нашей ры­боловной компании созрел «си­стемный» кризис. На дальние поездки нет времени, Сырдарья мутная, холодная и безрыбная, на любимом канале ничего тол­ком поймать не можем…

   В очередные выходные дру­зья уговорили меня выбраться не на Шурузяк, а на небольшой ка­нальчик, который рыболовы на­зывают «Аппендицитом». Этот канал соединяет Шурузяк с Сыр­дарьей, правда только в большие наводнения, и его гидротехниче­ское назначение мне не совсем понятно. Канальчик небольшой, сильно зарастает, водятся в нем сазанчики, караси, змееголо­вы, и даже щуки иногда попада­ются. Мои друзья устали от без­рыбных спиннинговых вылазок и решили разнообразить жизнь «душевной» рыбалкой: на удоб­ном креслице, под солнцезащит­ным зонтиком с поплавочными удочками и закидушками, а ти­хий и уютный водоем практиче­ски идеален для такой рыбалки. Я не стал особо возражать, так как можно было попытаться по­ловить там змееголова на недав­но прикупленные силиконовые лягушки-незацепляйки.

   Началась рыбалка на Аппен­диците по «душевному» сцена­рию. Мои коллеги уютно распо­ложились под раскидистым де­ревцем, я нацепил силиконовую лягушку и пошел в сторону силь­но заросшего истока канала со­блазнять змееголова. Поимев всего один неуверенный выход змееголова, через пару часов вер­нулся на базу и обнаружил, что душевность рыбалки нарушена. Мои коллеги были явно не в духе, так как на их обильную прикорм­ку накинулась мелкая шемая и плотвички, а ожидаемые караси и сазанчики клевать не спешили. Поэтому мое предложение пере­браться со своими закидушками и уже наловленными живцами на более перспективный Шуру­зяк все встретили с одобрением.

   На приятной с виду шуру­зякской ямке оказались уже бли­же к полудню. Конечно, было жарко, и деревьев на берегу там не оказалось, но зонтики, крес­ла и закидушки худо-бедно рас­положить удалось. Я со спиннин­гом двинулся вверх по течению, где канал сужается, а под сте­ной камыша у противоположно­го берега часто охотится жерех и судак. На этот раз особой охоты не наблюдалось, хотя пару раз судачки за моим воблерком все- таки выходили.

   В процессе ловли прошел ки­лометра два и добрался до ме­ста, где Шурузяк делает резкий левый поворот. Сильная струя, бьющая в правый берег, постоян­но размывает его, и на повороте образовался высокий, метра че­тыре, обрыв, под которым нахо­дилась довольно глубокая яма. В былые времена на этой яме я вы­лавливал неплохих судачков, по­этому, поменяв воблер на офсет­ник с силиконовым виброхво­стом, решил попытать рыбацко­го счастья и в этот раз.

   Сделал несколько забросов вниз по течению прямо вдоль об­рывистого берега. Глубина по ощущениям метра четыре, дно чистое, удилище четко чувству­ет удары грузила о песчаное дно при выполнении ступеньки. И вдруг – уверенный, но мягкий ты­чок. Автоматически делаю под­сечку и чувствую, что автор тыч­ка не судак-недомерок, как пока­залось вначале, а что-то более со­лидное. Рыба двинулась вниз по течению, фрикцион завизжал, сдавая плетенку сильной рыбе. Не было резких судачьих толч­ков, не было жерешиных бросков в стороны – просто плавное уве­ренное движение с неизменным усилием вниз и в глубину. Стало ясно, что на крючке сидит сомик, и вроде бы даже неплохой.

   Сомик смотал метров пят­надцать плетенки и остано­вился. Пытаюсь повернуть ры­бу удилищем в свою сторону – не получается, сомик движется по своей, а не по предлагаемой мною траектории. С опаской по­глядываю на плетенку – лишь бы не порвалась! Ведь уже сезон от­работала, заметно излохмати­лась, и заявленная ее прочность в 15 lb кажется недостаточной для солидной добычи. Опять- таки сильное сомнение вызыва­ет карабинчик с вертлюжком: я пользуюсь самыми маленькими, для жерешат и судачков проч­ность их достаточна, а вот вы­держат ли сомика?!

   Минут через десять, в мо­мент очередного броска против­ника мне наконец-то удалось по­вернуть рыбу против течения. И хотя сомик продолжал бросаться то в сторону, то от меня, но рыв­ки его заметно ослабли, и я смог на несколько метров приблизить его к себе. Поочередно работая удилищем и повизгивающей ка­тушкой, пытаюсь поднять соми­ка к поверхности, но он упрямо тянет ко дну. А потом плетен­ка вроде ослабла: рыба поплыла против течения и на поверхно­сти воды показался мраморно- сиреневый бок. Хороший сомик, длиной заметно больше метра!

   Рыба несколько раз уходи­ла ко дну и вновь всплывала к по­верхности, сопротивление ее бы­стро ослабевало. Пару раз уда­лось подтянуть ее к урезу воды, но ни багорика, ни тем более боль­шого подсака у меня не было, так что вытащить сомика не уда­валось и он под визг фрикциона вновь уходил на глубину. Прав­да, эти манипуляции я проделы­вал довольно смело, так как заме­тил, что офсетник надежно заце­пил рыбу за верхнюю губу. Нако­нец, когда я в очередной раз под­тянул сомика к берегу, силы его окончательно покинули – рыба лежала у берега, уткнувшись в пе­сок. Набравшись смелости, я под­тянул фрикцион, засунул четыре пальца левой руки под жаберную крышку и плавно выволок соми­ка на береговой обрывчик, не по­чувствовав никакого сопротивле­ния. На берегу нашел брошенный кем-то пропиленовый мешок, по­ложил в него сомика, закинул за плечи и на крейсерской скорости двинулся в сторону базы.

 

   Товарищи встретили меня радостными возгласами, заподо­зрив, что этот заплечный груз не­спроста. Потом все фотографиро­вались с сомиком – такие тут не­часто попадаются. Поначалу, ви­димо на радостях, решили, что ве­сит он почти пуд, но когда позже взвесили на электронных весах, то выяснилось, что вес его восемь с половиной килограммов.

   Я немало ловил сомят на спиннинг, но самый большой из них весил около семи килограм­мов, так что Шурузяк позволил мне улучшить свой личный ре­корд. Теперь можно хоть пять рыбалок подряд возвращаться с нулем – настроение ничуть не испортится. Спасибо любимому каналу за отличный подарок!