20.05.2013

Вот и он, долгожданный отпуск. Как обожравшийся сметаны кот, урчит дви­жок, убегает под капот трасса М6. За рулем балагурит мой друг Женя, частый спутник на астраханских рыбалках. Под его дорожный треп проваливаюсь в сладкую дрему, и чудятся мне великанские рыбины, согнутые дугой удили­ща и напряженная до предела леска-струна, готовая вот-вот лопнуть с жа­лобным дзыньком.

Впереди весь отпуск, который я начну с рыбалки у своих друзей в Астраханской области. Не портят настроение ни адская пробка на выезде из Москвы, ни дорожные работы чуть ли не по всей трассе, ни танко­дромы Волгограда, по какому-то нелепому недоразумению называющиеся «шоссе». Лишь маленький червячок гложет где-то глубоко внутри: на всех рыбацких форумах красной строкой проходит, что «рыбы в Астрахани сейчас нет»! Мол, не клюет, эхо­лот одну мелочь показывает. Гоню сомне­ния прочь, ведь, как говорят герои филь­ма «Особенности национальной рыбалки», рыба здесь есть, ловить ее надо уметь!

На место прибыли затемно, тяжелая дорога заняла без малого сутки. Друзья – Николай и Анна, семейная пара – нас уже ждали за накрытым столом. Быстро пе­рекусываем и на боковую: завтра пере­права на остров. Николай – фермер, жить нам предстоит в его владениях. Ферма станет нашей рыболовной базой.

Утречком быстро переплываем раз­лившуюся Волгу, перетаскиваем вещи в вагончик. Сумки под кровать, перекус, и легкой рысью с удочкой в руках скорей- скорей к водоему. Опостылевшая зима позади, кругом открытая вода, темпе­ратура за тридцать, нестерпимо хочет­ся уже макнуть червяка в воду. В руках дрожь. Парни, да кому я это все рассказы­ваю! Многие же наверняка все это испы­тывали. Ни с чем не сравнимая радость открытия сезона, праздник первой воды!

Матушка-Волга разливается, талая вода ручейками затапливает поля. Сю­да, на прогретые щедрым астраханским солнцем отмели, и выходит рыба. По­греться, жирок нагулять. А за рыбой при­ходим и мы, рыболовы.

Для себя я уже выстроил концепцию этой рыбалки. Заготовка рыбы мне уже осточертела. Наловлю два ведра бели, чтобы угостить вяленой рыбкой друзей и сослуживцев. Ну и самому чтобы оста­лось с пивом употребить. Рыбу поболь­ше, коль такая попадется, попрошу Ни­колая заморозить в морозилке. Побалую домашних свеженькой. Замороженная рыба с успехом выдерживает путь до Мо­сквы, не раз проверено.

Итак, мы с Женей отработанными движениями отправляем червей на крюч­ках за добычей. В ручье кипит жизнь, это видно и с берега. Буффало деловито ко­пошатся в прибрежной растительности. Мелькнул прогонистый хищный силуэт щуки, и тут же мелочевка в панике вы­плеснулась из воды. Весна пришла, вес­не дорогу!

Женин поплавок уверенно ныряет под воду. Подсечка – и удочка в дугу! Но трофеем оказалась сладкая парочка чере­пах. Дама решила совместить приятное с полезным и подкормиться, так сказать, в процессе. Захотела все и сразу, а получи­ла крючок. Кавалер же резво соскользнул в тину, только его и видели!

Черепаха уплыла залечивать мораль­ные травмы, а мы ждем клева. Напрас­но… Солнце шпарит, листочки зелене­ют, лягушки оглашают окрестности ра­достным ором, поплавки уныло дрейфу­ют. Идиллия, короче…

Решаю сходить на другой ручей, где мы успешно ловили бель несколько лет на­зад. Закидываю червя под притопленное дерево и… зеваю поклевку. Червя сожра­ли. Не беда, быстренько на крючок ново­го. Поплавок покачивает антенкой на те­чении, приостанавливается и резво меня­ет курс. Подсечка – и первая рыба в этом летнем сезоне бьется в моей руке. Бара (местное название густеры – ред.). Я всю местную бель называю «сопобара». В свой первый приезд в Астрахань никак не мог запомнить, кого называют сопа, а кого ба­ра. Плюнул и окрестил всех сопобарами.

   Выуживаю еще несколько рыбех и решаю сходить посмотреть, как там де­ла у Жени. Заодно и кукурузы для насад­ки прихватить. Возвращаюсь к оставлен­ной без присмотра удочке и вижу, что по­плавок исполняет греческий танец сирта­ки. На крючке сопа – в садок ее.

   Насаживаю бондюэльку в качестве под­садки к червяку. Поплавок на водной глади приостановился, солидно так поприседал- побулькал и резко утонул. На этот раз под­лещик. На кукурузу и рыба побольше.

   Заветное ведерко наполняется. В процессе ловли оставляю местному водя­ному три крючка. Вот уже и вечер. Выби­раю рыбеху поменьше и налаживаю на ночь живцовую удочку.

Вечером на ферме были шашлыки и чай из самовара. А ночью налетел ветро­дуй из Казахстана, тепла как и не быва­ло. Под порывами ветра проверяю свою оставленную на ночь снасть: кто-то нагло сожрал живца.

   На утренней планерке решаем с дру­гим моим товарищем, Бородой, идти на «дальний кордон». Это где-то в полутора километрах от фермы. Несмотря на май, степь уже начала выгорать. Сухопутными торпедами носятся разноцветные ящери­цы, параллельным курсом следует соба­чонка с соседней фермы. Во взгляде чи­тается: дайте пожрать, люди добрые! Но из пожрать у нас только черви и кукуруза.

   Конечная точка нашего маршрута – озеро, в которое впадает ручей талой во­ды. На этом ручье и располагаемся. Ветер очень сильный, рябь мешает отслеживать поклевки. Но эту, когда поплавок ушел под воду, не увидеть просто невозможно. Выуживаю бару.

   Подсаживаю к червю кукурузу, ведь большому куску и рот радуется. Потяги­ваю сопобар, вдруг слышу: «Андрюха, хо­чешь половить сазанчиков?» Да кто же не хочет! Подхватив в охапку снасти, мчусь к Бороде, на ходу распугивая лягушачьи свадьбы.

   Борода дает мастер-класс: «Закиды­ваешь подальше коряги, потом постепен­но поддергиваешь – напротив коряги они и начинают клевать». Следую указаниям старшего товарища, на третьей провод­ке чую в руке приятную тяжесть. Вижу сквозь толщу воды бронзовый отблеск. Сазанчик пытался забиться в коряжник, но я культурненько притормаживаю его порывы, потихонечку подтаскиваю бли­же к берегу. Кончик удилища, красава, исправно амортизирует рывки рыбы. Есть, вытащил! Отправляю в садок, червя на крючок – и жду следующего.

   И вот опять упругая тяжесть на крюч­ке. Этот будет побольше. Вожу его, опаса­ясь за снасть с поводком 0,12 мм, настроен­ную еще на рыбалку в Подмосковье. Акку­ратненько подвожу добычу к берегу и хва­таю рукой. Жизнь хороша, и жить хорошо!

   Утро следующего дня надежды не оправдало совсем. Прошли по ручью с полкилометра, но только мелочь тереби­ла насадку. Ветер не сильный, солныш­ко припекает, окунь гоняет малька в тра­ве. Под водой полно жизни, но вот что- то жизнь эта не особо зарится на пред­ложенного ей червя. Рыба есть, и рыба большая! Артельные рыбаки на баркасе в сети взяли и судаков, и здоровенных со­мов с толстолобиками. Мы же вылавлива­ем на удочку ладошечную бель.

   Но к вечеру пришел он, сазан. Ото­рвав два поводка, я плюнул на все эти подмосковные заморочки и стал привя­зывать крючки к основной леске. Ну не понимает местная рыба эстетику повод­ка диаметром 0,12 мм. Рвет его и крюч­ки ворует.

   Сазанье местечко стало постоянной нашей рыболовной точкой. Старенькая «Волга» довозит за пять минут, спешим на вечернюю зорьку. Ручей уже совсем раз­лился, приходится снимать штаны. Воды выше колена. Рыба не клюет, начинаю понемножку впадать в меланхолию. На­конец, уже после 6 вечера, пошли покле­вочки. Поклевка местной рыбы, по срав­нению с невнятной подмосковной, про­сто душу греет! Поплавок мелко-мелко задрожит, окунется пару раз, как боязли­вый купальщик в холодной воде, а потом медленно, но уверенно под углом уходит под воду. Просто чудо, а не поклевка!

   Вот на этой бодрой ноте заканчиваю описывать свои астраханские похожде­ния. Некоторые читатели скажут, мол, за­чем расписывать, как ловил мелочевку? В Астрахани, мол, так не ловят. Ловить в Астрахани надо так: садишься в крутой катер, расчехляешь брендовые снасти, запуливаешь в Волгу воблер стоимостью рублей так за тысячу и тягаешь на каж­дом забросе сомов-судаков размером с те­ленка. Отвечу своим оппонентам строч­кой из композиции группы ДДТ: «Но в песне ты не понял, увы, ничего!»

   А замороженной крупной рыбы на до­рожку нам подарили астраханские друзья. За что им большое рыбацкое спасибо!



Мы в Google+