22.05.2013

Для настоящего рыболова выход на рыбалку – всегда праздник, даже если она была не совсем результативной. Но бывают рыбалки совершенно особые, знаковые. Для меня и моих коллег-спиннингистов такими являются весенние выезды за судаком на Арнасайские озера.

 

   Дорога на Арнасай довольно непредсказуемая, поэтому обычно мы едем на двух-трех машинах небольшой компанией. В этот раз удалось выбраться только вдвоем, и нам повезло: обошлось без обычных дорожных приключений. Весна была ранняя и теплая, и в степи зацвел дикий мак – красота непередаваемая. Жаль, что жизнь этого прекрасного растения очень коротка – уже через неделю в выгоревшей под палящим солнцем пустыне от этого великолепия не остается и следа.

   В Сырдарье или в каком-нибудь большом быстротекущем канале судака можно ловить в течение всего светового дня. Арнасайский же судак – хищник сумеречный и ночной. Днем и даже

ранним утром судак практически не ловится, но как только солнце начинает садиться, он в массе устремляется к берегам и на мелководные травянистые перекаты, где начинает свою шумную

охоту за жирной аральской шемаей и местной плотвой.

   Самый активный бой судака – в начале сумерек и до полной темноты. Но мы не зря выбираемся за клыкастым всегда ближе к концу апреля: в полнолуние не только вечерний выход судака длится дольше, но и потом, всю ночь, до самого рассвета, хищник продолжает охотиться, пусть и менее интенсивно. Причем в середине ясной лунной ночи часто удается поймать выдающихся судаков.

   Расписание судачьей охоты нам хорошо уже известно, но мы начинаем ловить всегда немного раньше урочного часа. Было замечено, что к месту вечернего разбоя хищники подтягиваются

постепенно и появляются сначала на более глубоких местах невдалеке от мест предстоящей

охоты. Поэтому вечернюю ловлю имеет смысл начинать с глубоко идущих приманок – бывает, что так удается поймать несколько неплохих судачков еще до начала главного боя.

   Несколько десятков забросов глубинных воблерков в небольшую заводь, граничащую с быстрой струей протоки, хищника не соблазнили. Перешел на джиг с силиконом – это только кажется, что заводь мелководная, на самом деле у границы струи ее глубина достигает девяти метров, и никакой из имеющихся у меня воблерков такую глубину не пробьет. Зато джиг пробивает прекрасно – и вскоре происходит первая поклевка. Судачок небольшой, полкилошный, но на уху вполне сгодится. Потом еще два удара – на этот раз судачки попались покрупнее.

   Скоро стемнело, и начался настоящий вечерний бой. Стаи шемаи, теснимые снизу клыкастыми охотниками, поднялись к самой поверхности и чертили многочисленные «усы», двигаясь против довольно быстрого течения. Но это их не спасало – время от времени раздавались гулкие удары настигающих добычу судаков. Все эти рыбные порядки перемещались к берегам и травянистым мелководьям, где шемаи тщетно пытались укрыться от преследующих их хищников.

   Быстро перестраиваюсь на настоящую вечернюю ловлю: ухожу метров за тридцать вверх по течению, где мощная струя соседствует с камышовой стеной и зарослями водорослей – чаще всего

именно там охотятся самые крупные хищники. Приманку тоже ставлю соответствующую – девятисантиметровый Specialist от Aiko. Мелкими приманкам арнасайский судак не очень-то интересуется – кроме того, этот воблерок с узким, слегка изогнутым телом заглубляется всего сантиметров на двадцать, что позволяет провести его прямо над прядями водорослей. В былые времена судака он соблазнял неплохо, но в этот вечер хищники приманку проигнорировали. Полагаю, что дело в темноватой расцветке – обычно я ловил при яркой луне, а в этот раз она скрылась за набежавшими откуда-то тучами.

   Бой начал стихать, удары раздавались все реже – надо спасать положение! Достаю воблер, который совсем недавно появился в моем арсенале, – это восьмисантиметровый рапаловский Flat

Rap яркой серебристой окраски.

   До этого он прошел только испытания, и мне очень понравилась его шустрая игра, покачивание

боками: приманка с такой игрой должна создавать блики и судак ее наверняка заметит даже при плохом освещении. И воблерок не подвел. Уже на втором забросе произошла первая хватка, и килограммовый судачок попал на кукан. Еще раза три-четыре бросил – и еще один такой же попался, потом сход.

   А потом, увы, начали сбываться прогнозы метеорологов: из степи задул почти ураганный ветер и начался дождь. Бой судака резко прекратился, да и ловить было почти невозможно: ветер как пушинку уносил легкий воблер в сторону камышей, и я рисковал потерять уловистую приманку. Впрочем, задача-минимум была выполнена, и можно было укрыться от непогоды в уютной палатке.

 

   Утром вновь ярко светило солнце – степной ветер не только быстро нагоняет тучи, но так же быстро их и разгоняет.

   Погода теплая и тихая. Выплываю на лодке почти на середину залива, пробую поймать что-либо на джиг. Ловлю и на силикон, и на поролон, и на трех метрах, и на максимальных пятнадцати метрах – никаких признаков присутствия судаков. И у рыболова на берегу тоже по нулям, судак не интересовался даже отборным мальком. Остается ждать вечера.

   Во второй половине дня появились сомнения в успешности вечерней ловли – небо опять затянуло тучами. Предвечерний джиг принес всего одного судачка-недомерка. После захода солнца почти сразу же стало очень темно. Удары судаков были, но далеко от прибрежной отмели и очень редко. Мой коллега после часа непрерывных бросаний потерял надежду и направился к палатке. Я же решил испытать еще одну приманку – большой составной воблер с лепестком-вертушкой в задней части. Такие приманки я делаю сам, монтируя лепестки к недорогим китайским воблерам-составникам. Из-за очень активной игры и сильного возмущения воды немаленьким вращающимся лепестком судак их если не видит, то наверняка слышит – в этом я раньше не раз уже убеждался, когда ловил ночью или в непрозрачной воде.

   Поскольку на отмелях ударов не было, сделал несколько забросов на главную струю – приманка медленно заглубляется и выписывает замысловатые змейки, упорно сопротивляется при проводке. При подходе к берегу на быстрой струе на том конце плетенки внезапно чувствую несильный удар и тяжесть, будто кто-то прицепил кирпич. Подсекаю – «кирпич» делает резкий рывок вниз по струе, снимает плетенку под визг фрикциона. Сил у судака хватило всего на пару рывков, потом я начал подтягивать рыбину к берегу, одновременно левой рукой нащупывая подсачек. Несколько раз промахиваюсь в темноте, но в конце концов судак оказывается на берегу. Неплохая рыбка, за двушник будет! Вдохновленный успехом, бросаю составник еще не меньше часа. И хотя хваток не было и погода начала ухудшаться, в палатку вернулся в отличном настроении.

   Напарник растолкал меня среди ночи: «Вставайте, луна светит на всю катушку!» Выползаю из палатки, поеживаясь от холода. Протока переливается под ярким лунным светом, слышатся удары охотящихся судаков – а ведь это именно то, за чем мы ехали несколько сотен километров!

   На этот раз решил ловить только крупняка и поставил самый мой крупный Flat Rap – десятисантиметровый. Тяжелый воблер летит за горизонт – и мощнейший удар на первом же забросе! Хищник делает несколько рывков, фрикцион трещит, рыбина быстро забивается в водоросли.

   Пытаюсь вытащить ее оттуда, и просто тяну, и делаю рывочки – не поддается. Мне бы немножко подождать, а лучше подплыть к судаку на лодке, но я, надеясь, что снасть выдержит, решил выдернуть его из травы силой. Сильное натяжение – и рвется поводок из монофила, который я обычно ставлю перед плетенкой. Обидно – и трофей упущен, и хорошая приманка потеряна. Следующий заброс приносит мощнейшую бороду, распутывать которую пришлось до восхода солнца…

 

   Арнасайские рыбалки запоминаются не всегда большими уловами. Но что-то есть в этих рыбалках такое, что выделяет их из череды обычных поездок за рыбой. Может, очарование бессонных лунных ночей, может, особая злость местных комаров, может, пойманные и ушедшие трофейные судаки, может, аромат наваристой ухи, может, отдаленность и дикость мест…

Но, скорее всего, все это вместе взятое, оставляющее в душе нестирающиеся метки настоящего

рыбацкого счастья.



Мы в Google+