07.08.2013

Я, наверно, не самый пра­вильный рыболов, так как не люблю ездить на рыбал­ку большими компаниями. Даже на какие-нибудь даль­ние водоемы предпочитаю ездить максимум вдвоем, а то и в одиночку, что, кстати, зачастую много проще, чем искать напарника и под­страиваться под его график.

Так вышло и в этот раз, ког­да мне захотелось порыбачить на Селигере. Вернее, на Селигер собирался я поначалу, но, пого­ворив с недавно вернувшимся оттуда приятелем, решил, что «от толпы в толпу не едут», и не­много изменил маршрут: поехал не на сам Селигер, а на сравни­тельно небольшое озеро непода­леку – на озеро Сиг.

Когда времени немного, во­прос, как добраться до места, выходит на первый план. А тут все просто: из Москвы автобу­сом до Осташкова, а от него до деревни Краклово, которая сто­ит на озере Сиг, немногим боль­ше 10 км. Доехал на такси, как белый человек.

Весь маршрут и различные детали, вплоть до того, где пе­реночевать, выяснил в интерне­те. Правда, выбирая варианты, всегда надо делать «поправку на ветер» – помнить, что най­денная информация может уже устареть, а то и вовсе не соот­ветствовать действительности. Так или иначе, потратив чуть бо­лее тысячи рублей, через 12 ча­сов я был на месте: в доме в 30 метрах от берега.

Для начала поговорил с по­жилым хозяином, сдавшим мне комнату. По его словам, сига в озере не ловили уже лет сорок, да и на крупных лещей рассчи­тывать тоже не стоило. Все уже давно выцедили тралами, точно так же как и легендарных язей, которые здесь вырастали до 7 кг. Впрочем, как он утверждал, без улова здесь остаться было сложно. Основная рыба подле­щик, а из хищников щука. В каж­дую свою рыболовную поездку я обычно беру всего понемногу: удочку, спиннинг и фидер, так что был готов и к этому.

 

   Озеро по форме овальное, один берег у него болотистый, другой, противоположный, – су­хой, песчаный. Еще когда прики­дывал маршрут, я выбрал сухой, не столько опасаясь большо­го количества комаров, сколько рассчитывая, что тростниковых зарослей у этого берега будет меньше, чем у болотистого. Но оказалось, что, как и на Селиге­ре, тростника везде много. При­шлось искать свободные прога­лы. Народу на берегу, надо ска­зать, хватало и здесь.

 

   Наконец нашел свободное местечко и, быстро превративспиннинг в подобие фидера, за­нялся прикормкой. Смешал при­везенную готовую прикормку с заметно подвядшим после мно­гочасовой езды мотылем, наса­дил на крючок навозного червя и закинул этот импровизирован­ный фидер метров на двадцать от берега, за край травы.

 

Когда оснащал уже обыч­ный фидер, набивал кормушку и насаживал червя, на первое уди­лище не смотрел. Забрасывая вторую снасть, заметил, что оно поползло к воде. Первая мысль – схватить, пока не уползло со­всем, но я уже замахнулся, поэ­тому все-таки забросил и только после этого схватился за первое удилище. Подсек – и подумал, что зацеп. Но «зацеп», как водит­ся, тут же ожил. Рыба была круп­ная, а про то, что поводок у меня 0,15, я с дороги да после бессон­ной ночи как-то забыл – тащил напролом. Но вытащил. Оказал­ся окунь граммов на семьсот. Та­кого горбача я не только не ло­вил, но даже вживую никогда и не видел.

 

Несмотря на усталость, про­сидел на этом месте до вечера. Окуней больше не было, а вот приличной плотвы и подлещи­ка наловил неплохо, и все с глу­бины два метра. Правда, боль­шая часть улова годилась только на уху, но с десяток подлещиков можно было и пожарить.

 

Мой хозяин трофейному окуню сильно удивился, сказал, что давно тут таких не ловили.

– Видно, понравился ты озе­ру. Есть такое поверье у нас в Се­лигерском крае: если озеро при­няло человека, то сразу ему об этом сообщит. Каким образом? Хорошим уловом, редким трофе­ем или даже поляной грибов на берегу. Раз так, бери завтра мою лодку и лови сколько хочешь. Это бесплатно, раз такое дело.

Его слова меня обрадова­ли, но слышал я все это уже сквозь сон.

 

Хоть и с трудом, но встал на рассвете. Замесил прикорм­ку, кинул в лодку поплавочную удочку и на всякий случай спин­нинг и отплыл подальше от де­ревни. Лодка шла неплохо, но я все никак не мог выбрать ме­сто для ловли. Наконец мне при­глянулось небольшое окно сре­ди обширной поляны кувшинок. Чистый пятак метров пять на де­сять. Осторожно опустил якорь и закормил самую середину ок­на. Накануне я практически не кормил точку, прикормкой лишь набивал кормушки, так что те­перь надо было израсходовать оставшиеся 2 кг – не везти же об­ратно в Москву. Первый закорм обильный, пять шаров с апель­син. Насадил червя и опустил точно в точку с прикормкой.

 

Поклевки пошли сразу. Вначале, как и положено, плот­ва, за ней подтянулась красно­перка. Она здесь на удивление красивая. Большую часть я сра­зу отпускал, оставлял только самых крупных. Через какое- то время все стихло, но потом начались уверенные подъе­мы поплавка – подошел подле­щик. Быстро выяснилось, что лучшая насадка и для него, и для остальных – 5–6 опарышей на крючке. На червя поклевок больше, но его очень часто сни­мала густера, от которой про­сто не было спасения.

 

   Тем временем солнце нача­ло припекать. Чтобы прикорм­ка не испортилась, опрокинул все, что осталось, в мое окно. На дне началось явное оживление, пошли обильные пузыри. Пока думал, кто это может быть, по­плавок после очередного забро­са так и не встал, а лежа пошел в сторону. Опять густерка? Я под­дернул удилище – не тут-то бы­ло! Рыба не хотела подниматься, но леска у меня стояла 0,18 мм, и я особо не церемонился. Вме­сто густерки на поверхности по­явился линь. Очень достойный, под килограмм! Он легко пошел к лодке, но потом рванулся, при­чем не в сторону, а прямо к лод­ке, ударился о борт – и сошел. Та­кого маневра я раньше ни разу не видел, даже шальная щука так себя не ведет.

 

   Этот сход послужил сигна­лом к отбою. Поклевки подле­щика прекратились, а ловить мелочь уже не хотелось. Пора было сматываться.

Возвращая лодку хозяину, рассказал ему историю про ли­ня. Он рассмеялся:

– Это неслучайно! Хоть Сиг тебя и признал за своего, но на всякий случай он тебе показал… чтобы не загордился. Ну ладно, иди рыбу копти. Не зря же ловил.



Мы в Google+