30.08.2013

Сюрпризы Коньи и Печи

Выхожу из дома, за спиной рюкзак, в руках тубус. «Куда собрался?» – спрашивают соседи во дворе. Загадочная вещь: когда говоришь, что в Астрахань на Волгу, это особого впечат­ления не производит, а вот Кольский полуостров – совсем другое дело. Кольский – это где-то очень далеко, на краю света. Хотя из Москвы в Мурманск самолет летит всего на 20 минут дольше, чем в Астрахань.


Но в одном соседи правы: Кольский полуостров – это дей­ствительно край света. Очень красивый, ни с чем не срав­нимый. Дельта Волги тоже за­служивает всяческого восхи­щения, но почему-то север­ные реки мне ближе, а таежные пейзажи намного роднее камы­шово-степных.

Поход по одной из рек Коль­ского полуострова мы продумы­вали недолго, но тщательно. Мы – это Сергей, известный в опре­деленных кругах как Термина­тор, Андрей, полковник запа­са, ранее командовавший ми­ротворческим контингентом ООН в Югославии, и я, автор этих строк. Так как времени у нас было немного, а выбранная река небольшой, то решили не брать байдарки или катамаран, а пройти весь маршрут пешком, на своих двоих.

Река Печа впадает в реку Ту­лому в районе поселка Верхнету­ломский. Но стартовать мы ре­шили с притока Печи реки Конья. По прямой получалось немного – 45 км. Сколько получится в ре­альности, точно посчитать бы­ло невозможно, но легкой жизни никто из нас не ждал.

Маршрут простой: самоле­том в Мурманск, потом на ма­шине до Верхнетуломска и даль­ше по старой лесовозной дороге до намеченной точки на Конье. Оттуда нам предстояло за девять дней дойти вдоль Коньи и Печи назад в Верхнетуломск.

   Конья – река семужья, и на ней есть РПУ – куда ж без него. Владельца этого участка, некое ООО «Кольские путешествия», мне отыскать не удалось, как я ни старался. Наплевав на воз­можные неприятности, мы ре­шили идти по реке без лицен­зий. Пускай штрафуют.

 

   До Верхнетуломска домча­лись пулей, дорога – асфальт. Потом началась старая лесовоз­ная дорога. Создавалось впечат­ление, что по ней активно ра­ботали из минометов, и пере­двигались мы по ней медленно. Несмотря на мои опасения, что «жигуль» не выдержит троих и встанет где-нибудь на полпути, мы успешно десантировались всего в десяти километрах от на­меченной стартовой точки.

   Попрощались с героическим водилой Вадимом и, не переоде­ваясь в походную одежду, отмо­тали свои первые три километра до Курбышозера. Еще днем мы были в Москве, а закатом любо­вались уже на таежном озере.

   Птицы почему-то не пе­ли, окружающая тишина оглушала. Даже комаров, и тех не было слышно. Природа будто замерла в ожидании чего-то. Опья­ненные таежным возду­хом и свободой, мы не за­метили, как наступило утро.

   Полезная все-таки штука «Карты Google». Ставишь точку на спутни­ковом снимке, забиваешь ее в навигатор, и дело сде­лано: знаешь, куда идти и что там тебя может ожи­дать. Первая контрольная точка – сожженный мост на реке Конья. Кстати, со­жженных мостов через речки там много, и версий о причинах пожаров я ус­лышал не меньше, чем ви­дел самих погоревших мо­стов. До этой точки семь к и ­ломе­тров. Да­лись они нам нелегко, несмотря на то что шли мы по дороге. Ви­дать, вчерашняя тишина на озе­ре – ведь мы с ней активно боролись – была тому причи­ной.

 

   Конья нам сразу понравилась. Неширо­кая, с довольно быстрым течением и каменистым дном. Тент, палатка, дро­ва, костер – стандартная процедура, которую нам придется проделывать бли­жайшие восемь дней. Обед, чай – и можно на рыбалку. Я пошел вниз по реке, Сергей вверх, а Андрей остался иссле­довать окрестности лагеря.

   Ура! Есть первая рыба похо­да! Красивая форель позарилась на вертушку. Быстрое фото на па­мять – и рыбку на свободу. Пой­мал еще несколько форелек, но все они не дотягивали до товар­ных размеров. Но вот и первая за­четная рыбка. Хариус! Так и под­мывало меня тут же его присо­лить и съесть, но все-таки решил поделиться с товарищами.

   Но оказалось, что это то­варищи будут со мной делить­ся. Сергей на муху с бомбардой поймал несколько хороших ха­риусов, так что и на уху хватит, и на малосол останется. К тому же набрали грибов, и я на ужин приготовил жульен.


А идти-то, оказывается, не так и тяжело, хотя рюкзаки у каж­дого под 30 кг. Первый же пере­кат подарил несколько шикарных хариусов. Они были значительно крупнее тех, что ловились на пер­вой стоянке. Я и не думал, что тут такие водятся. Но когда велико­лепная кумжа разогнула крючок на моей мухе, я понял, что надо готовиться к сюрпризам.

Первый не заставил себя ждать. Сергей решил разведать, что за рыбы разгибают у ме­ня крючки, и пока я перевязы­вал муху, пробрался на мое ме­сто. Но не удержался на крутом берегу и свалился в реку, чем доставил нам много радости. Очень скоро я за свой смех был наказан: зацепил блесну за куст при забросе и сломал спиннинг. Придется доставать запасной.

Пять километров отшага­ли и нашли хорошее место воз­ле впадения в Конью большо­го притока. Я прогулялся вверх по течению и поймал несколько форелей.

А у Сереги тем временем но­вый сюрприз. Его муху схватила семга. Она целиком выпрыгнула из воды, показалась во всей своей красе, а потом легко и непринуж­денно оборвала лесочный пово­док. По заверениям Сергея, было в ней не меньше пяти килограмм.

Ну и бог с ней, решили мы, на­слаждаясь ухой из хариуса и кар­тошкой-пюре с чуть подсоленной и подкопченной на дыму форелью. На этой же точке мы поймали и на­шу первую северную щуку.

А спиннинг я починил. При­шлось перемотать все кольца на верхнем колене. Спиннинг стал короче и с другим тестом, но мест­ным условиям и моим потребно­стям вполне соответствовал.

Идем дальше. Пробираем­ся то по болоту, то по зарослям ивняка. Река на этом участке бы­ла почти прямой, и намеченные пять километров до очередной контрольной точки на карте уд­линились всего до семи. Да еще и сама точка оказалась шикар­ной: высокий берег на повороте реки, сосновый бор и отличное место для стоянки. К тому же в прозрачной воде мелькали силу­эты каких-то больших рыб.

Очередной сюрприз – хариу­са завидного размера – река по­дарила Сергею. На вид он был не меньше чем на кило двести, но безжалостность электронных весов давно известна: «всего» 950 грамм.

Я экспериментирую с вобле­ром. Вижу, как большая рыба со­бирается его атаковать, но в по­следний момент передумывает. То же самое с колебалкой. Ставлю Mepps-двойку цвета «микижа» – и тут же поклевка. Подсекаю – есть! Рыба делает свечку, и блесна выле­тает из ее пасти прямо мне в грудь. Снова заброс. Вижу, как в сторо­ну моей блесны метнулась рыба, и еще не ощутив удара, подсекаю. Не промазал! Рыбина сильно со­противляется, выпрыгивает из во­ды, и я успеваю заметить, что это семга. Потянула на два с полови­ной килограмма. Не прошло и ча­са, как мне удалось вытащить еще одну семгу, и на этом я рыбалку в тот день закончил. Впрочем, как и мои товарищи. Рыбы для еды нам было вполне достаточно.

Утром ловить рыбу у меня не было никакого желания, но, глядя на тщетные попытки моих спутников, я решил тоже сделать пару забросов… и снова зацепил семгу! Перебор, решил я, и сем­га поплыла по своим делам. Ну а мы пошли дальше.

В этот день река с лихвой спросила с нас за все подарен­ные нам сюрпризы и радости. Она петляла, как змея, а мы, пы­таясь срезать углы, оказывались или в болоте, или в непролаз­ной таежной чаще. Отмеренные мной по карте пять километров превратились во все тринад­цать. Заросли ивняка, болота, ручьи, впадающие в реку – одна сплошная полоса препятствий.

Наконец дошли. Шикарный порог, красивое место, но это со­всем не означает, что и рыбалка здесь будет хо­рошей. То ли изменивша­яся погода и пошедший дождь так повлияли на рыбу, то ли ее здесь было просто мало, но нам уда­лось поймать лишь одно­го окуня и одного хари­уса. А может, мы просто выдохлись. Прошедший день показал нам наши почти предельные ходо­вые возможности. Оси­лить оставшиеся пятнад­цать километров по такой местности нам будет не­легко.

Как лучше обой­ти примыкающее к ре­ке большое озеро Лош­тен, мы решили с помо­щью монеты. Вариантов было два: идти вдоль ре­ки и форсировать прото­ку, которая соединяла озеро с ре­кой, или идти вокруг озера, что удлиняло маршрут на три кило­метра. Выпал орел: идем в обход.

Вдоль озера тянулась чуть заметная тропка, и мы доволь­но быстро вышли на очередную контрольную точку.

   Щука на стыке озера с рекой бросалась на все подряд, но луч­ше всего реагировала на поппер, да и трава мешала ловить на другие приманки. Щуки неболь­шие, но очень красивые. Впро­чем, одна откусила у меня поп­пер вместе с 15-сантиметровой струной. Тут же ловился окунь, а очередным сюрпризом оказался пойманный Сергеем сиг.

   Пора было искать место для ночевки. Карта в навигаторе со­ветовала уходить влево от реки. Впереди Конья впадала в Печозе­ро, и нам нужно было его обойти слева. Но мы только что пообеда­ли, как следует отдохнули и, не вняв голосу разума, все шагали вперед вдоль реки, пока не оказа­лись перед впадающей в нее про­токой. И именно в этот момент впервые за шесть дней похода мы увидели людей. Костромские ре­бята на катамаране, конечно, со­гласились переправить нас на ту сторону протоки.

 

   Радовались такой удаче мы недолго. Ребята на катамаране уплыли, а нам вскоре стало яс­но, что мы со всех сторон отре­заны водой: справа река, позади протока, а впереди и слева Печо­зеро. Надо было не форсировать протоку, а уходить резко влево, в обход болот, примыкающих к Печозеру. «Утро вечера мудре­нее» – вспомнили мы поговорку и поставили лагерь.

Перед сном решил немного порыбачить. Хариус великолепно ловился в пяти метрах от нашей палатки, особенно на мух Red Tag и Black Zulu. Из-за высокой при­брежной растительности ловить нахлыстом было трудно, поэтому я перешел на бомбарду. Хариус шел как на подбор, 300–400 граммов. Для пропитания рыба сегодня нам уже была не нужна, и пришлось прибегнуть к «поймал – отпустил». Наловился за полчаса и, уставший с дороги, завалился спать.

 

   «Костя, давай плот сделаем», – слышу сквозь сон голос Сергея. Для плота у нас нет ни инстру­ментов, ни подходящего леса, но сон пропал, и мы пошли делать вместо плота мост, чтобы пере­браться обратно через прото­ку. Пока искали подходящее ме­сто для устройства моста, обна­ружили брод. Решение найдено. Спалось после этого отлично.

 

   Лето в этом году на Кольском выдалось жаркое и сухое. Уро­вень воды в реках и озерах значи­тельно меньше ординара, и боло­та чуть подсохли. С трудом пред­ставляю себе, каких трудов нам стоил бы путь, который мы про­делали в тот день, когда обхо­дили Печозеро, если бы год был дождливый. До очередной кон­трольной точки оказалось не больше пяти километров, но они показались нам пятнадцатью.

 

   А Печозеро преподнесло нам еще один сюрприз. По наше­му, левому, берегу оно мелковод­ное и сильно заросшее. Мы наш­ли хорошую стоянку, но это бы­ла единственная наша стоянка, где мы вообще не смогли пой­мать рыбу. Пришлось доволь­ствоваться жульеном и остатка­ми малосольной семги.

 

   Печозеро мы миновали и вышли на лесную дорогу, кото­рая вела к очередному сгоревше­му мосту. Вот и мост. Ба! Старые знакомые, костромичи! Закон­чили маршрут и собираются до­мой. Нашлись даже общие зна­комые. Ну где еще, как не в тай­ге, убедиться в очередной раз в том, как тесен этот мир!

 

   К очередной контрольной точке можно было идти 4 км вдоль реки, но через болота, или 15 км, но по дороге. Даже моне­ту не бросали и единогласно со­шлись на втором варианте.

Как же приятно идти с 25-килограммовым рюкзаком по дороге, а не по болоту. К кон­трольной точке от дороги вела набитая тропинка. Местный лес­хоз валил тут лес, и теперь этот самый лес гниет на сопках по бе­регам реки Печи.

 

   Выходим на речку и оста­навливаемся, пораженные кра­сотой пейзажа. Каскад порогов с резкими поворотами реки. В по­рогах прыгает семга.

Тент, палатка, дрова, костер.

 

   Андрюха на муху цепляет свою первую семгу, и я бегу за фо­тоаппаратом. Больно уж бесцере­монно тащит он ее к берегу. Пусть небольшая, но это же семга! Я да­же не успел достать фотоаппа­рат, как рыба оборвала поводок и оставила Андрея без фотографии.

   И снова сюрприз. Забрасы­ваю колебалку и тоже цепляю семгу. Не спеша вытаскиваю ее и вижу у нее в пасти... Андрюхи­ну муху. Все-таки будет у Андрея фотография с семгой.

За ужином решили сделать тут дневку и потом марш-броском в 20 километров выйти в конеч­ную точку нашего маршрута.

 

   А на следующий день мы сно­ва увидели людей. На этот раз это были местные мужики. Они не­спешно расставляли на реке се­ти. Познакомились, поговорили, и ребята предложили вывезти нас на своих «жигулях» 83-го года вы­пуска. Мало того, поделились с нами хлебом и пригласили на уху. Мы, конечно, приглашение с бла­годарностью приняли, принесли колбасы, а спирт к этому времени у нас уже закончился.

 

   В последний вечер на реке меня ожидали сразу два сюрпри­за. Сначала я поймал на «чабик» щучку прямо в пороге, а потом, продравшись через кусты ивня­ка на перспективную точку, на­шел на берегу пятьдесят рублей.

 

   На следующий день в обед мы были уже в гостинице, на­слаждались комфортом, вспо­минали наш поход и благодари­ли Конью и Печу за их сюрпри­зы, за хорошую рыбалку, за все трудности и приключения, кото­рые они нам подарили.




Мы в Google+