14.01.2014

До рассвета остается чуть больше часа. Подъезжаем на внедорожнике к Ка­сти. Да, сегодня на этой реке будет тесно. Водители автомобилей, не желая двигаться одной колонной, разъехались врассыпную, торят себе новые до­роги по целине. Время хотят сэкономить, все мечтают первыми занять са­мые уловистые места.

ИДЕМ НА ОБГОН

Впереди нашей сплоченной четвер­ки рассекает «Дастер». Со знанием дела ориентируется его водитель на развил­ках. Чувствуется, эта компания совсем недавно уже здесь побывала, скорее все­го, даже вчера. Несмотря на это, «Дастер» слишком осторожно проходит кочки, ак­куратно ползет рядом с глубокой коле­ей, явно боится надолго застрять здесь. Видать, вчера и приобрел он плачевный опыт. А для нашей бывалой «Нивы» здесь вообще хорошая дорога. Теряем время из-за этого «Дастера». Идем на обгон.

Светает. В сумерках едем по Касти. Еще минут двадцать рыба не будет кле­вать вовсе. А народу на реке уже тьма. Большинство десятками расставляют удочки-капканчики, на крючки цепляют извивающихся огромных «дрессирован­ных» червей. Гораздо меньше тех, кто со­бирается ловить на неподвижные мор­мышки с мотылем. Они тоже громоздят внушительные батареи вдоль обрыви­стых берегов. Совсем немного любителей ловить на играющую мормышку. Это по­том, если вдруг рыба не станет клевать, будет казаться, что этих, с играющими, очень много. Потому что начнут они ходить стройными рядами по реке навстре­чу друг другу в поисках мест, где рыба клюет. Мужики, ловящие на стоячку, бу­дут привязаны к тому месту, где разло­жили свои удочки. Конечно, запаришься скручивать пару десятков самоловов, тем более что потом это все богатство придет­ся опять расставлять на новых позициях.

 

В ОКРУЖЕНИИ «БАТАРЕЙЩИКОВ»

Вот здесь, у этой огромной ивы, мы прекрасно ловили плотву в прошлом го­ду. Место примечательно тем, что на се­редине реки тут гораздо мельче, чем на прибрежных участках. Сегодня здесь многолюдно. С трудом нашли незанятое местечко среди множества «батарейщи­ков». Трое из нашей четверки, вытащив по десятку совсем мелких матросиков, отпустили их в свои же лунки и побрели в разные стороны на поиски удачи. Бли­же к середине реки мою мормышку тоже активно атаковали матросики, однако, просверлив с десяток лунок, нашел очень перспективную точку. Резкий перепад глубин с 2,5 до 1,5 м. Задержался здесь. Как оказалось, не зря.

Начинался хмурый день. Плотные об­лака скрыли солнце. Темно, почти как ве­чером. По этой причине привязал к леске блестящую серебристую мормышку с па­рой бусинок. Ее и атаковала моя первая плотвица. Неплохая, но хотелось бы пой­мать более крупную рыбу.

Мои конкуренты впереди тоже пой­мали по рыбке. Почти такие же, как моя, может, даже немного меньше. И все.

     В моей лунке начали клевать окунь­ки. Сверлю следующую в метре от нее. Глубина уменьшилась на 30 см. Тишина. Сверлю другую с противоположной сто­роны. Почти метр разница. Хорошая глу­бина. Есть плотвица, вторая. И все, клева больше нет. Что по одной рыбине из лун­ки ловить? У «батарейщиков» впереди, видимо, такая же картина складывается. Они начали двигаться в мою сторону, пе­реместив свою легкую артиллерию. У тех, что позади меня, совсем плотва не клю­ет, они весело таскают окуньков. Похо­же, очень довольны рыбалкой. Им боль­ше ничего не надо.

     Тем временем у меня обозначились три уловистых лунки. Серебристую мор­мышку сменил на зеленого плавающего чертика. Его плотвички хватали немно­го охотнее.

 

НА КАКУЮ МОРМЫШКУ ЛОВИШЬ, КОЛЛЕГА?

     В Ярославле есть известный изготови­тель-изобретатель мормышек Александр Новоселов. Сегодня он в нашей дружной четверке. Сейчас он не рядом со мной, но уверен, где-то ищет крупную плотву и обя­зательно найдет. Очень сильно Новоселов любит плотву. Готов ее ловить и в стужу, и в зной по 24 часа в сутки. Не знаю, чем объяснить такую сумасшедшую привязан­ность к этой рыбе. Ему зачастую удается раздразнить даже предельно вялую плот­ву. Есть мнение, что Новоселову особенно нравится, когда у него эти рыбины клюют одна за одной, а других рыболовов откро­венно игнорируют.

     Недавно был эпизод из этой серии. Какой-то заезжий рыболов просверлил лунку рядом с его, достал свой огромный арсенал мормышек. Все перепробовал, а плотва ими не заинтересовалась.      Новосе­лов таскает плотву за плотвой. Что делать заезжему рыболову с огромным арсена­лом мормышек? Подходит он к нашему ярославскому доморощенному мастеру и спрашивает:

– На какую мормышку ловишь, кол­лега?

– На одноногий плавающий арбуз, – отвечает Новоселов.

– Эх, все мормышки у меня есть, а та­кой не имею, – с досадой признался заез­жий рыболов, – надо в интернете выло­жить, что на такое чудо плотва здорово клюет в Ярославской области.

 

     На самом деле, эта мормышка во­все не чудо, а обыкновенный плавающий чертик с одним удлиненным крючком, на который насажена большая бусина со специфической, «арбузной», раскраской. Она-то и дала название в свое время по­пулярной мормышке – арбуз.

 

ПОМОЩЬ ДРУГА

     Новоселов несколько моих плаваю­щих чертей, покалеченных в боях с круп­ной плотвой, переделал в плавающих од­ноногих «арбузов». Достаю одного такого и бросаю в лунку. Есть плотвица, вторая, третья. А потом – пара пустых поклевок. И все. Затихарилась плотва. Ей на смену пришли окуньки.

     Одну из моих рабочих лунок я долго не тревожил. Не люблю я ловить рыбу с насадкой, но опарышей на этот раз с со­бой прихватил. Вспомнил секрет Новосе­лова. Надо на плавающий одноногий ар­буз не просто насадить опарыша, а еще его и раздавить. Получается, на крючке теперь у меня висит шкурка, а рядом с бу­синой – жидкая пахучая масса.

     Опускаю это секретное оружие в лун­ку. Есть плотвица! Десяток подряд пой­мал. Затишье. Только собрался перейти на другую лунку, вновь поклевки пошли.

     Тем временем батарейщики стали меня все плотнее теснить к моим трем ос­новным рабочим лункам. Стал подумы­вать о передислокации. Мои ребята не возвращаются – значит, у них тоже клюет. Может, даже лучше, чем у меня. Только подумал об этом, один напарник сверху бредет вниз. Обменялись впечатлениями. Говорю, что догоню его. Сам задержива­юсь. Еще десяток рыбин вытащил. Надое­ло в одиночестве держать оборону от ба­тарейщиков, собрался, пошел к своим.

 

БЕЗ МОТЫЛЯ КЛЮЕТ ДОЛЬШЕ

     Сидят ловят все трое. Нашел местеч­ко рядом – его, похоже, только что бро­сили батарейщики. Темнеет уже. Колле­ги сообщили, что на мотыля плотва пере­стала брать. А у меня опять пошел клев. Таскаю из лунки плотвицу за плотвицей. Смотрю, все трое из нашей четверки де­лают то же самое. Громко спрашиваю:«На что ловите, коллеги?» Они хором от­вечают:«На плавающий одноногий ар­буз». Смеемся. Не поленился, сходил у всех проверил мормышки. Точно, так и есть, и у всех на крючках раздавленные опарыши.

     Клев прекратился, лишь когда почти совсем уже стемнело. Видимо, плотва мо­тылем перестала интересоваться гораздо раньше. Конкуренты уже уехали домой. Наша «Нива» последней выбралась на бе­рег Касти.


Плавающий черт, он же медуза, он же ведьма. На­звания разные, суть одна: свободно болтающиеся крюч­ки, закрепленные на теле приманки. Благодаря шар­нирному креплению крючки при игре привлекательно качаются. Будто какое-то насекомое или рачок перебира­ет в воде своими ножками.

Крючков может быть любое количество, чаще всего три. Но если в процессе ловли пару крючков рыбы у вас все-таки откусят, не расстраивайтесь: плавающий черт будет работать и с одной «ногой». Черти, они такие.



Мы в Google+