25.02.2014

Не знаю почему, но многие рыболовы считают, что судак лучше всего ловится в сильный мороз. Возможно, на каких-то водоемах это действительно так, но на Оке самые удачные рыбалки у меня бывали именно в оттепель. Правда, в оттепель на реке с сильным течением никогда заранее не знаешь, что тебя там ждет, так как течение промывает лед очень быстро. Но и ждать, пока вновь ударят морозы, смысла нет. На стремнине течение «съедает» лед очень быстро, но ближе к берегу, тем более в заливах, достаточно прочный лед стоит даже тогда, когда на струе его уже нет вообще. Поэтому в оттепель мы с напарником стараемся выезжать на знакомые участки Оки, обычно в район Пущино.

Эти места хорошо известны многим рыболовам и, если судить по количеству старых лунок, все еще очень популярны. Впрочем, как я давно убедился, если со­брался ловить леща или другую белую ры­бу, то старые лунки, конечно, интересны, но если хищника, в особенности судака, то на них не стоит обращать внимания. Дру­гое дело береговой рельеф, он может мно­гое подсказать.

Хотя и считается, что судак зимой дер­жится на русловых свалах и склонах глу­боких ям и ловить его надо именно там, все не так однозначно. Судак, как и другая рыба, во всяком случае в реках, все же до­вольно много перемещается даже в сере­дине зимы. На течении рыба всегда тратит больше энергии, а значит, и питаться ей необходимо чаще. Но пища сама в рот не приплывет, так что хочешь не хочешь, а приходится двигаться. Стоя на одном ме­сте, до весны не дотянешь.

Конечно, судак чаще держится на глу­боких свалах, но кормиться регулярно подходит ближе к берегу. Где лучше его ло­вить, сразу сказать трудно. Это хищник, и даже сытый, он все равно схватит приман­ку, которая окажется перед его пастью. По­этому ловить на бровках вроде более пра­вильно. Но опять же, здесь не все так про­сто. На водохранилищах ловить его там, где он проводит большую часть времени, имеет смысл всегда, и я так и делаю. Но на Оке в оттепель выходить на русло часто бывает просто опасно, поскольку течение делает свое дело. Поэтому, если тепло дер­жится долго, я предпочитаю искать судака в других местах, не менее перспективных.

В середине зимы таковыми становятся предустьевые участки и сами устья ручьев и речушек. Не знаю, действительно ли они приносят дополнительный кислород, но то, что сюда подтягивается малек, это точно.

В этот раз по дороге к заветным ме­стам нам пришлось пару раз выталкивать нашу «девятку» из размокшей грязи, так что на лед попали только к обеду. Картина нас не порадовала. Мало того что погода была противная, пасмурная и с какой-то изморосью, так еще и клева не было – не­которые рыбаки уже потянулись к берегу.

Нас это, впрочем, не особо расстро­ило. В ловле судака есть два определяю­щих момента: «правильное» место и уда­ча. Место мы знали, а что касается удачи – тут уж как карта ляжет.

Место, где мы собирались ловить, я облюбовал еще несколько лет назад, об­лавливая окские берега спиннингом. Го­ворят, что судак летом берет в одних ме­стах, а зимой в других. Возможно, но ведь бывают и исключения. Здесь безымянный ручей промыл в береговом поливе поч­ти прямую канаву, которая идет до пер­вой бровки. Глубина в этой канаве около 3,5–4 метров, а у основания первой окской бровки уже около шести. Сюда, к устью, и выходит судак на кормежку.

Лунки, по десятку на каждого, мы рас­положили вдоль бровки: я вниз по тече­нию, Сергей, мой напарник, вверх. На от­носительно небольшой глубине лучше всего ловить пятеркой, но течение застав­ляет сразу ставить балансир длиной 7 см.

     По поводу выбора приманки среди блеснильщиков идут многолетние спо­ры. Одни считают, что при ловле судака самое главное – попасть в цвет, другие – что важнее размер приманки. Когда-то я пытался следовать чужим советам, но бы­стро понял, что условия ловли и игра при­манкой у всех свои, поэтому единствен­ный надежный критерий выбора – это ин­туиция, и чем больше человек ловит, тем лучше она работает.

     Конечно, и у меня есть свои любимые модели судачьих приманок, и основная из них – Rapala классической расцветки: с голубой спинкой и серебристыми бока­ми. По-моему, это наиболее удачная при­манка, она мне стабильно приносила су­даков и на подмосковных водохранили­щах, и на просторах Рыбинки.

Однако и лучшие приманки срабаты­вают не всегда. Вот и в этот раз в течение первого часа я не дождался ни одной по­клевки. Сделал несколько лунок ближе к руслу Оки, – и там почти сразу на при­манке повис судачок грамм на двести. Осторожно снял его и отпустил. Считает­ся, что чем крупнее приманка, тем круп­нее и рыба, но при ловле на балансиры это правило совершенно не действует.

     Тем временем Серега вытащил судачка покрупнее и с довольным видом отправил его в сумку. Минут через десять еще одного. У меня же поклевок больше не было.

     Решив, что если рыбы нет на бровке, то ее стоит поискать в самом ручье, про­сверлил пять лунок приблизительно по его руслу. Течение здесь было очень слабым, и я сменил семерку на пятерку ядовито-ли­монного цвета. Это сработало, и вскоре я почувствовал очень резкий удар. Я даже не успел среагировать и подсечь, но крючки были суперострые, и рыба сама засеклась. Я не спеша вывел судака. В лунку 135 мм он прошел без особых проблем.

     Меж тем часы показывали уже полчет­вертого, так что времени оставалось не­много. Прошелся по лункам, расположен­ным на русле ручья. Поклевок больше не было. Решил, что подниматься выше бес­полезно: слишком мелко. Сергей же пой­мал еще одного судака, но тоже некрупно­го, грамм на шестьсот. Можно было при­соседиться к нему, но мне было интересно проверить участок вдоль бровки. Я пошел вниз по течению, делая лунки метров че­рез десять. Конечно, одно дело облавливать бровку джигом, и совсем другое – старать­ся найти свал почти вслепую. Из десятка лунок четыре оказались на поливе, где глу­бина была около четырех метров, две, судя по глубине, на свале, остальные над осно­ванием свала, где и стоило ожидать судака. Именно здесь и начались тычки.

     Когда понимаешь, что рыба интересу­ется приманкой, то стараешься играть ею более тщательно. Вообще вариантов игры балансиром много. Классическим считает­ся плавный взмах удилищем амплитудой 15–20 см, затем сброс и пауза. Это самый распространенный вид игры, но далеко не лучший, если речь о судаке. Он больше подходит для ловли окуня, который часто берет на подъеме или на паузе. Судак же предпочитает атаковать балансир при дви­жении вниз, на сбросе. Причем лучше все­го сбросы делать короткие, по 5–7 см, и по­сле каждого выдерживать паузу.

     На одной из лунок судак словно предупредил меня, что он рядом. На двух проводках в метре от дна были корот­кие тычки. В таких случаях все зависит от действий рыболова: или они соблаз­нят хищника, или отпугнут. Но судаку может просто надоесть тыкаться, и он уйдет. Две проводки ничего не дали, и я рискнул: на следующей, когда приманка была в метре выше дна, я остановил ее и начал короткими рывочками подбра­сывать. Это сработало: удочка плавно, но мощно пошла вниз. Рука дернулась вверх, но приманка словно врезалась в корягу. Первая мысль: багорик-то в ящи­ке! Рядом, но не дотянуться. Пришлось звать напарника.

     Пока Сергей рысцой бежал ко мне от своей лунки, судак все норовил выдернуть удочку у меня из руки. А говорят, что зи­мой он сильно не сопротивляется. В сто­ячей воде – возможно, но на Оке все ина­че. Вдвоем, даже с помощью багорика, мы с трудом протащили рыбину в лунку. Я в очередной раз решил для себя, что перед поездкой за судаком буду ставить на мо­ей 135-й Rapala голову 155 мм. Но все за­кончилось благополучно. Судак был явно больше полторашки.

     Каждый раз, после того как пойма­ешь достойную рыбу, хочется скорее пой­мать еще такую же, и спешно опускаешь балансир в лунку. Но хорошего, как гово­рится, понемножку: ни одной поклевки я больше не видел. А Сергей выловил еще одного килограммового судака.



Мы в Google+