16.10.2014

ДЕСЯТЬ ДНЕЙ НА НИЖНЕМ ДОНУ

Часто бывает, что тот или иной водоем ассо­циируется с какой-нибудь одной рыбой. На­пример, для нашей компании весенняя Ахтуба – это вобла, Азовские лиманы – щука, а вот Дон – это судак. А судак – это осень. Конечно, его можно ловить и в другое время, но осенний судак – это отдельная тема. Именно поэтому наша маленькая компания и отправилась на Дон, в нижнее течение этой реки.

Донские степи встрети­ли нас теплой и сухой погодой. Последнее в этих местах имеет принципиальное значение, по­скольку пару десятков киломе­тров нам надо было проехать по грунтовой дороге, которую после дождей назвать дорогой уже трудно. Но нам повезло, и мы без всяких приключений до­брались до места. Нашей целью был участок реки выше Цимлян­ского водохранилища. Дон здесь все еще подпружен, что позволя­ет ловить и на самом русле, и на поливах.

Конечно, мы ожидали, что после жаркого и сухого лета уро­вень реки будет низким, но не ожидали, что настолько низким! Урез воды сместился метров на семьдесят, практически до пер­вой бровки. Все бы ничего, но обнажившееся дно было покры­то толстым слоем ила, в который ноги уходили по колено.

Второй момент, который нас очень огорчил, – это обилие все­возможного мусора на берегу, в частности рваных сетей. До по­следнего времени эти места бы­ли не слишком популярны у ры­баков, но в этом году, похоже, все изменилось.

Падение уровня изменило весь береговой рельеф, и пря­мо перед нами образовалась ши­рокая протока, отделенная от остальной реки узким и длин­ным островом. Быстро поставив палатки и собрав лодки, отпра­вились на разведку. На русле глу­бина уменьшилась и составляла 10–11 метров. Ловить на судо­вом ходу запрещено, да и актив­ное движение крупных судов в любом случае делало это невоз­можным, так что приходилось вставать или вплотную к сва­лу, или даже на верхней бровке и делать проводку снизу вверх. Впрочем, затопленное русло здесь идет не по прямой, так что можно было найти места, в кото­рых лодку можно заякорить на глубине, оставаясь при этом вне судового хода.

Обычно старались поставить лодку так, чтобы можно было под углом обловить свал. Забросы де­лали за верхнюю бровку, глубина на ней была около 3 метров. На прилегающем поливе и на самой бровке господствовал окунь. Ес­ли при стягивании приманки по склону поклевки шли на глуби­не до 5 метров, то это наверня­ка был он, если ниже – то судак. Когда судак брал только у основа­ния свала, забросы делали непо­средственно вдоль него. И сами склоны, и прилегающие участки русла были достаточно твердые и покрыты ракушками и изредка камнями, так что груз четко от­рабатывал дно.

В первый же день выясни­лось, что судак активен и хоро­шо берет на джиг. Судак шел не­крупный, от 800 г до 1,2 кг, из­редка проскакивали экземпляры по 2 кг. В этот раз он явное пред­почтение отдавал резине тем­ных тонов. Это было несколь­ко неожиданно, так как раньше в этих местах темные приманки вообще не работали. Кроме су­дака, нередко попадался окунь вполне достойного размера, по 400–600 г. Мелкого не было со­всем, что нас тоже удивило и по­радовало.

С рассвета по­клевок судака не было, он начинал брать не ранее 10 часов. Первые дни судак брал исклю­чительно на клас­сику, а к концу на­чал работать от­водной поводок. Поклевок было очень много, но далеко не все уда­валось реализо­вать. У меня воз­никло ощущение, что на приманку одновременно бросалось сразу несколько судаков, которые ты­кались в нее и не давали друг другу ее схватить.

     Здесь надо заметить, что монтажи с отводным повод­ком для ловли с лодки и с бере­га должны быть разными. При ловле с лодки лучше распола­гать грузило на самом корот­ком поводке или вообще кре­пить к тройному вертлюжку че­рез застежку. Причина в том, что основная леска в этом слу­чае идет под относительно боль­шим углом, поэтому при про­водке приманка на длинном поводке поднимается над дном на 10–15 см. А вот при ловле с бере­га поводок, идущий к грузу, дол­жен быть длиной 25–30 см. Угол основной лески по отношению к дну значительно меньше, и при­манка при проводке будет идти на высоте 5–7 см над дном. Ес­ли же грузило будет прикрепле­но без поводка, то приманка бу­дет просто пахать дно.

     Зацепов на русле было не­много, но иногда попадались об­рывки сетей. К сожалению, сете­вой лов в этих местах процвета­ет, и это относится не только к браконьерам. Как нам говорили, здесь идет официальный про­млов, в том числе и траловый.

     Как у нас заведено, когда все отправляются на рыбалку, кто- нибудь один остается в лагере. На второй день настала моя оче­редь дежурить. Сидеть без дела было скучно, и я взялся за спин­нинг. Однако быстро понял, что он здесь бесполезен: вся при­брежная полоса дна была ровной и чистой, а все отмели, заросшие травой, на которых я прежде удачно ловил щуку, теперь бы­ли на суше. Пришлось сменить спиннинг на фидер. В прошлые годы напротив нашего лагеря на фидер можно было поймать лю­бую рыбу от плотвы и леща до са­зана, сейчас же по какой-то при­чине из всех рыб осталось толь­ко две – карась и сазан. Карась клевал очень активно, а глав­ное, радовал его размер: в сред­нем по килограмму! Что касает­ся активности клева, то я как-то посчитал, что за час я поймал 18 карасей весом около килограм­ма. Впрочем, почти вся рыба от­правилась обратно в реку, но не­скольких карасей мы закоптили. Сказать, что эта рыба в копче­ном виде не вкусная, ни у кого из нас не повернулся язык.

     При ловле на фидер, поми­мо карасей, попадались и сазан­чики, но некрупные, по 3–3,5 кг. Видимо, подходили и более со­лидные. У меня было два обры­ва, причем вытащить рыбу было просто невозможно. Несмотря на определенный опыт и уме­ние, их было не остановить.

     Такая ловля продолжалась пару дней. Потом неожиданно с низовьев Цимлянского водохра­нилища задул сильный ветер. Когда лодки, стоявшие на бере­гу, начали взлетать в воздух, мы встревожились. С таким мы еще не сталкивались. А когда за лод­ками, как подраненные воро­ны, начали скакать якоря, тут уже стало не до шу­ток. Лодки пришлось в прямом смысле ло­вить. Вдоль берега шла полоса сухостоя, и если бы лодки за­несло на сухие дере­вья с торчащими су­чьями, они бы враз превратились в лох­мотья. Слава богу, успели их перехва­тить и перетащить подальше в лес. Па­латки и шатер-кухня выдержали шторм, так что большого урона ветер нам не нанес. Буквально за час вода поднялась на метр.

     На следующий день ветер прекра­тился, но ловить су­дака джигом на рус­ле было невозмож­но. Вода, которую нагнал вчерашний ветер, пошла обрат­но, и течение стало таким, что 50-грам­мовое грузило про­сто не ложилось на дно, и это там, где мы обычно ловили с гру­зом 18 г. Чтобы не те­рять время зря, сме­нили спиннинги на фидеры. Течение в нашей протоке хотя и усилилось, но кор­мушки не сносило, а карась, не­смотря на мутную воду, продол­жал активно клевать.

После штормового ветра по­года наладилась.

     Назад доехали без приклю­чений. По дороге прямо на бахче купили арбузы и дыни, так что привезли домой кусочек дон­ских степей.



Мы в Google+