15.03.2006


По предсказаниям синоптиков нас ждет поздняя затяжная весна. Однако рыба, видимо, этого не знает, поэтому ее подвижка началась значительно раньше, чем это обычно бывает. Словно все кругом тает и тысячи ручейков несутся к берегам больших рек.


С каждым днем все лучше хватает живца щука. Это происходит совсем по-весеннему, возле самого берега, на глубине всего сантиметров двадцать. Вторую неделю подряд на входе в Рыбинское море, у деревни Глебово, неистово клюет козырная морская плотва. Это место вроде бы уже и не Волга, но и водохранилищем его назвать язык не поворачивается: на фарватере здесь почти всегда сильное течение. И каждый год повторяется одно и то же: перед приходом настоящей весны начинает азартно клевать крупная плотва. Позднее то же происходит ниже по течению. Но это случится потом, а пока настоящий клев - только здесь, возле Глебово.
Весть о начале крупномасштабной активизации плотвы распространяется мгновенно. Прибыть сюда с первым эшелоном первопроходцев мне никогда не удавалось. Нынче сделать это было вообще практически невозможно, поскольку действие начало разыгрываться раньше установленного срока. Машин у берега полно - свой транспорт приткнуть негде. Но это - ерунда по сравнению с основной глебовской проблемой: почти каждую весну здесь тонут люди. Причем история повторяется из года в год. Дело в том, что плотва с небольшим окуневым приловом всегда клюет у одного берега. Поэтому те, кто прибыл со стороны другого берега, чтобы добраться до уловистых мест, вынуждены переходить фарватер. Как правило, по утреннему морозу сделать это нетрудно, а вот вернуться обратно гораздо сложнее. За пару часов сильное волжское течение снизу и яркое весеннее солнце сверху превращают в кашу даже очень толстый лед. В такую ловушку рыболовы часто попадают целыми толпами. Справиться с мощным течением очень сложно. И утонувшим здесь рыбакам пора ставить братский памятник.

Но пока лед на фарватере не вызывает особых опасений. Тем не менее, мы с друзьями все равно завидуем тем, кто прибыл на рыбалку с противоположной стороны. Для ярославцев попасть туда практически нереально. Для этого надо сделать очень большой крюк в сторону Мышкина. Никто на это не идет-люди предпочитают рисковать. Москвичам же подъехать с противоположного берега не составляет особого труда. Однако многие столичные рыболовы почему-то идут вместе с нами через коварный фарватер. Идти тяжело. Ноги проваливаются в липкий снег, под ним стоит вода. В это время она здесь стоит почти всегда.
Рыбу найти несложно: клюет по всей акватории, где нет сильного фарватерного течения. Поэтому никто никого не обсверливает - в этом просто нет необходимости. Бывают, правда, случаи, когда новички не могут поймать достойную плотву. Подходят они к бывалым, получают консультацию и добиваются успеха. Сложного ничего нет. Плотва охотно идет на неподвижно лежащую на дне мощную мормышку, сдобренную мотылем. Теченьице треплет мотыля, плотва замечает это дело, подходит, засасывает насадку, и кивок там, наверху, поднимается. Как он красиво вздыбливается! Ни одна другая рыба не может это повторить!
Бывалым все кажется очень просто. По пляске кивка они точно знают, когда пора рыбу подсекать, а когда надо подождать. Несколько раз сталкивался с тем, что у новичков это получается не сразу. То они хватают удочку раньше времени, именно в тот момент, когда там, внизу, огромная плотвица только причмокивает мотыля. Отругают бывалые новичков за то, что те торопятся с подсечкой, и все происходит наоборот. Вот кивок поднялся в самое верхнее положение и замер - пора! - а новички останавливают себя: рано. А огромная умная плотвица чувствует что-то твердое и, почуяв неладное, тут же все выплевывает далеко-далеко. Кивок еще сильнее взлетает, а потом идет вниз. Все, поздно. Леска свободно идет из воды. Нет приятной желанной тяжести в руке. А ведь ради этого ощущения все сюда и пришли через опасный фарватер.

Немного половил я, как все, на мотыля, вытянул несколько хороших плотвиц, и душа успокоилась. Больше так не хочется: интереснее поймать плотвицу на безнасадку. Достал удочку с плавающим чертиком. Нет поклевок. Леска тонкая, течение слишком сильное: приманку поднимает вверх на полметра. А плотва рыщет по самому дну. Попробовал перейти ближе к берегу. Здесь немного спокойнее, но все равно течение не дает чертику полностью проявить свои удивительные способности - не интересуется им плотва. Честно говоря, все это я предвидел, а попробовал лишь для того, чтобы лишний раз подтвердить теорию на практике. На такие случаи у меня есть огромный «арбуз». Он выручал и на гораздо более сильном течении, чем это. Леска 0,14. Тоньше нельзя могут влететь такие монстры, что мало не покажется. Надо быть к этому готовым. Так и есть. Жадно схватила. На игру ловить гораздо интереснее!

У новичков «арбуз» долгое время остается необловленным. Причина - в их заблуждении: им кажется, что плотвица схватит огромную бусину лишь в том случае, если она будет мелко вибрировать. Поэтому удочку часто трясут, кивок ходит ходуном и, соответственно, все эти колебания передаются вниз. На самом же деле «арбуз» должен качаться медленно и плавно, постепенно поднимаясь все выше и выше. Соблазняются на него, как правило, плотвицы, в среднем более крупные, чем те, которые идут на мотыля. Почему так происходит, объяснить затрудняюсь, но это наблюдение многократно подтверждено практикой.

То, что рыба клюет широким фронтом, хорошо видно по тому, как рассредоточены рыбаки. Отрываюсь от плотвиц и наблюдаю за народом. Просто радостно за него становится - все то и дело перебирают руками. Делают это не таясь, не пытаясь скрыть свой успех от других. Глухозимье мы пережили. Судя по всему, плотве оно тоже надоело. Клюет везде и у всех. Солнце припекает все сильнее. Но сегодня на обратном пути западни еще не будет, а вот на следующей неделе кто его знает - надо быть готовым ко всему.