20.03.2010

Сегодня я, откровенно говоря, банально проспал на работу. Не услышал будильника. Не проснулся от «дружеского» лая беспородной соседской собаки, захлебывающейся от ежеутреннего собственного восторга. Не отреагировал на ранний незлобный матерок между дворником и бомжом. Совершенно пропустил мимо ушей вой очередной, замкнувшей от весенней капели автосигнализации… Да, вот она, весна. Истощенный авитаминозом и зимними холодами организм требует внимания и отдыха. Ну и пес с ней, с работой! Все равно уже третий месяц зарплату не платят, а главное – и не предвидится. А завтра суббота. А значит, можно предпринять серьезный рыбацкий выезд, потому что сегодня я свободен. Я совершенно свободен. И пойду на лодочную за живцом.

Как-то слышал несколько раз упреки в свой адрес от знакомых коллег, мол, жерлица – это неспортивно. Ну, где-то, наверное, они правы. Попробуй, поймай жерлицей на искусственную приманку! Но вот аргумент, против которого я бы не взялся придумать возражение. Когда ловишь на водоеме – а в данном случае речь идет о Рыбинском водохранилище, где теоретически может клюнуть щука на пятнадцать, судак на десять, налим на шесть, окунь на два килограмма… А может быть, даже сом и – да-да, не удивляйтесь! – если даже кто из осетровых. И если твоя снасть к этому готова и горит флаг и ты бежишь к жерлице, а катушка крутится без перерыва на обед... Спортсмены не спортсмены, а рыбаки поймут… Выбрал балалайку, на катушке которой когда-то коряво процарапал гвоздиком: «чуткая». Значит, уж очень ювелирная снасть. Та, где мормышка безмотыльная с двадцать вторым крючком. Где кивок из пластиковой бутылки с почти абсолютно нулевым тестом. Где леска 0,08 от германцев. Ставил когда-то с оказией добытую японскую 0,05 – не могу пользоваться, и все тут. Привязать – проблема, оборвать – нет проблем.

А на улице синицы дзинькают, лужи хлюпают, коты помуркивают. Лодочная станция в десяти минутах ходьбы. Снег глубокий, мокрый, рыхлый. На прикормленном месте уже сидит дед Похабыч. Уж не знаю почему, но его так все зовут. Чем промышляет летом, неведомо, зато всю зиму чуть ли не живет на лодочной. Ловит живца на продажу. К обеду, если поклевало с утра, пьяный в стельку. Проспится в клеенчатом мешке-палатке, и опять все по кругу. Бодро приветствую деда. Бурчит что-то недовольное. Понятно: клев плохой и дед не похмелившись. Вокруг его бомжевища все «телевизорами» утыкано. Но плохой из «телевизоров» живец, не живет долго. Лучше уж самому наловить на снасть свою филигранную. Отошел от деда, откопал припорошенную лунку. Два раза мормышкой по дну стукнул и потихоньку вверх, поигрывая бисером, приподнимаю. Едва согнулся кивок – и окунишка с палец трепыхается. Еще раз опустил – и опять то же самое. Нет, надо сменить место. Много раз слышал, что окунь очень хороший живец. Да не подтверждается это собственной практикой.

Плотва! На крайний случай густерка. Даже ерш, по моим наблюдениям, лучше окуня. Отошел к причалу, где поглубже, и с третьего подъема – она! Плотва, тарань, сорожка. И пошло дело. За часик с небольшим три десятка наиграл. А денек разгорается. И ветра почти нет. Что-то завтра будет? На обратном пути забежал в рыболовную лавку несколько тройничков прикупить. Овнеровских. Жалко денег, но на тройниках не экономлю. Лет десять назад получил урок… Выехали с приятелем как-то почти на перволедку. Я взял десяток жерлиц в расчете на двоих. А приятель что-то, как дошли до места, напрочь отказался по льду перемещаться. Лед потрескивает иногда, а он уже тогда под сто двадцать весил. Сел на одной лунке и с нее ни ногой. Сидит, мормышкой окуней вытрясывает. Пришлось одному выставляться да контролировать – на уговоры помочь и аргументы, что лед двенадцать сантиметров и что просто от мороза трещит, друг ну никак не реагирует.

А поклевки в тот раз очень частые были. Тройники на жерлицах еще советские стояли, из проволоки, из которой женские шпильки, что ли, делали. Сходов рыбы ну очень много. И вот в очередной раз подвожу рыбину к лунке. По ощущениям, явно за пятерку. Вот уже и хищный ее оскал показался. Мотнула щука головой и отцепилась прямо в лунке. Охотничий инстинкт древний без моего сознания разобрался: вмиг руку в лунку – и только по спине пальцами проскользил. А щука оторопела, видать, и продолжает стоять возле лунки. Я повторно руку опять туда, совершенно не думая. И прямо в пасть безымянным пальцем. Туда, в уголок рта, как раз где на нижней челюсти два крупных штыка, ну вы в курсе… Сомкнула щука рожицу в улыбчивую позицию и драпать, а палец на штыках застрял. Не хватило у меня силы воли на собственной коже рыбку выволочь. Зачем перчатки перед вываживанием снял, до сих пор себя корю. Слезы из глаз ручьем брызнули, и стряхнул я рыбку опять же инстинктивно, но уже с крикуном-матерком. Окропил вокруг снежок красненьким. Вот когда приятель один раз за рыбалку лунку свою насиженную покинул. Разорвал в прямом, совершенно не фигуральном смысле на себе рубаху байковую, перевязал рану. Шрам рваный до сих пор имеется. А тройник тот с тех времен дома в раме оконной памятником красуется. Памятником собственной глупости. Не тройник, а скорее трезубец какой-то: три полностью распрямленные иглы торчат. Так что теперь лишь Owner или Gamakatsu…

Иду с ведерком в сапогах и потешном рыбацком обмундировании. Улыбаюсь встречным прохожим, жмурюсь от яркого солнечного света. На крышах сосулины радужные соком исходят. Синицы дзинькают, лужи хлюпают, коты помуркивают. Мечтаю о завтрашней весенней рыбалке. Мечтаю, как еще затемно приедем на берег водохранилища. Как неспешно упакуем волокуши. Как пойдем по глубокому рыхлому снегу в сиреневые просторы. Как долго будем гадать, где же нам выставиться в этот раз. Как замрут, сжавшись пружинами, настороженные жерлицы хитрой ломаной линией. Как загорится ярким тюльпаном первый флаг щучьей поклевки. Как будем носиться с приятелем наперегонки и играть в снежки во время перерывов между поклевками. Как будет звенеть тонкая леска под напором зубастой рыбины. Как будем восхищаться абсолютной тишиной окружающей действительности, когда слышен лишь шум собственного артериального давления. Как будем вдыхать аромат горячего чая вперемежку с освежающими запахами островных сосен. Как весна постепенно примет нас в свои теплые ласковые объятия!..
Это будет завтра… Не верите?