20.05.2009


Куда ихней дендрабене против нашего ручейника!

На реке Торопе цвели по берегам калужницы, бобры подновляли свои хатки, гудела в тростниках выпь, прозванная в народе птицей-быком, блеял по вечерам бекас - и только плотва никак не желала себя обнаруживать, как любят выражаться некоторые рыболовы-беллетристы. Уклейка - та себя обнаруживала в любых количествах и повсюду, мелкая плотвичка - тоже, а вот более-менее приличная плотва, на которую мы больше всего и рассчитывали, отправляясь за пятьсот верст по Новорижскому шоссе, - не желала и все тут.



Для среднестатистического рыболова река Торопа в своем верхнем течении то есть выше озера Яссы, особого интереса не представляет. Если не считать короткого отрезка между озером Неврожским и деревней Шатино, это мелкая, довольно быстрая и каменистая речушка. Ловится в ней лишь некрупный голавль щучка до 2 кг да всевозможная мелочевка в виде уклейки, пескаря, плотвички, густерки и даже краснокнижной быстрянки. Последнюю естественно, лучше не ловить, а если все же попадется то тут же выпускать «с наименьшими повреждениями» обратно.
По причине сугубой своей неинтересности речка не привлекает к себе внимание серьезных рыбаков. Не встретишь на ее берегах человека в дорогих вейдерсах, в жилете на полсотни карманов и с каким-нибудь «СиДи-Родсом» в руках. А если кто и встретится, то будет это человек тихий, незлобивый, со снастью немудреной и без нездорового блеска в глазах. Сидит себе такой рыбачок на прикормленном месте и потягивает впроводку одну за другой мерных плотвиц, нисколько не нарушая своим присутствием окружающей природной гармонии. Вот за этой гармонией за тишиной, за полнейшим уединением мы и приехали 11 мая на реку Торопу.

Посидеть у костра, послушать, как замолкают к ночи птицы, как шумят в темноте речные перекаты, ну и рыбу половить, конечно, тоже. Как только обосновались, разобрались с палатками, дровами и всем прочим лагерным хозяйством, тут же отправились на реку. Место - омут на повороте русла ниже каменистого мелкого переката. Широкая плавная обратка, глубина 2-2,5 м, дно в меру вязкое, по весеннему времени малозаросшее. Вода прозрачная, торфяного оттенка. Давление медленно падало, теплый и солнечный поначалу день к вечеру начал хмуриться, то и дело налетали ощутимые порывы северо-западного ветра. Насадки - опарыш, перловка, червь навозный отечественный плюс заморская «Дендрабена». Прикормка - «Уникорм -Плотва» с местным грунтом. Клевала уклейка вперемежку с мелкой плотвичкой. Ни смена насадок, ни поиски горизонта ловли на результат не влияли - везде одно и то же: уклейка и такого же калибра плотвичка.

Так прошел первый день - в некотором разочаровании. Тишина тишиной, гармония гармонией, но и подержать на леске что-нибудь тяжелее 200 граммов тоже хочется. На другой день все были заняты анализом ситуации и размышлениями о способах ее решения. В связи с этим утреннее чаепитие у костра сильно затянулось и грозило плавно перейти в обед. Причины отсутствия «нормальной» плотвы выдвигались самые разные, но постепенно все сходились к одному: давление падает, погода ломается, а потому кроме как на всякую мелочевку надеяться не приходится. И только один член коллектива - из природной скромности он просил не называть его фамилию - ничего не выдвигал, а натянул болотники и зачем-то отправился бродить по мелководным протокам. Вернулся он с целой банкой крупных ручейников и предложил провести эксперимент. Каждый ловит попеременно на все имеющиеся насадки, в том числе и на ручейника, и фиксирует любые различия в клеве, если таковые будут иметь место. Естественно, прикормка у всех тоже одинаковая.

После обеда все заняли свои места на омуте и приступили к экспериментальной ловле. И эксперимент прошел с полным успехом. Он показал, во-первых, нормальная» плотва в Торопе есть, а во-вторых, что «ключиком» к ней как раз и жил ручейник. Если на опарыша, перловку и червей - обычного и дендрабену – по-прежнему клевала исключительно мелочь, то на ручейника доля мелочевки составляла от силы 20-30%. Все остальное было за вполне приличной, граммов 200, а иногда и побольше, плотвой. "Ближе к природе надо быть!"- прокомментировал свой успех пожелавший остаться неизвестным скромный почитатель ручейника. И это все несмотря на то, что погода продолжала портиться. То и дело принимался накрапывать дождь, порывы ветоа временами случались такие, что сдували удилище с подставки, давление по-прежнему падало. Но рыба ловилась.

А в сумерках, когда клев плотвы начал спадать самые нестойкие потянулись к костру и всему тому, чем он обычно сопровождается, на прикормку подошла густерка. Тоже не бог весть какая, но разнообразие в ловлю своими замысловатыми поклевками она привнесла. Вот такая вышла история про плотву и природную насадку - ручейника. Осталось только добавить, что изредка среди уклеек нам попадалась рыбка быстрянка, которую мы старались отпускать, потому что рыбка эта редкая и занесена в Красную книгу России.