09.08.2008


За хищником на Пестовское водохранилище

Этим летом так часто меняется погода, что сразу даже и не скажешь, какое оно, жаркое или дождливое. Так что, собираясь на рыбалку, очень трудно предвидеть, в каких условиях окажешься. Еще труднее заранее сказать, что будет с рыбой и где ее придется искать. Но, несмотря на это, оставаться в середине лета в Москве просто невозможно, душа рвется на рыбалку. У нас с друзьями в запасе оказалось сразу несколько дней, а значит, можно было уехать на какое-нибудь водохранилище. Но есть одна жесткая закономерность: чем дальше едешь, тем меньше времени остается на рыбалку. Поэтому мы выбрали недалеко расположенное Пестовское водохранилище, район Тишково.

Район знакомый: можно и на большой воде половить, можно и в «трубах» - каналах, соединяющих Пестовское и Икшинское водохранилища. В этих местах мы бывали довольно часто, так что рассчитывали, не тратя время на поиск рыбы, пройтись по знакомым точкам. Главной нашей целью был судак и крупный жерех, которого, как мы уже не раз убеждались, здесь поймать шансов много больше, чем на других водоемах. Как оказалось, наши расчеты не оправдались. Сразу по приезде из разговоров с местными рыбаками выяснилось, что «рыбы нет». Лещ не берет, сома нет, жерех ушел, судак то появляется, то исчезает. Ко всему прочему погода испортилась и пошел дождь. Но делать нечего: раз приехали, рыбу надо ловить. Начали с заветных точек. На водохранилище есть несколько мест с резким перепадом глубин. На одном из них бровка искусственного происхождения подходит близко к берегу, а перепад идет с 4 до 12 метров. Причем ступенек нет, а просто очень крутой склон. Второе уловистое место - затопленный коряжник. Когда-то, при подготовке к заполнению водохранилища, прибрежный лес валили, но по какой-то причине пни не только не корчевали, но и оставляли их высотой до метра. Ловить в таком месте, конечно, не очень удобно, но судак и щука в коряжнике держатся всегда. Однако, как известно, из любого правила есть исключения. И нам с ними повезло: в коряжнике рыбы не было. Не было ее и на других привычных точках, забитых в память навигатора. Чтобы окончательно убедиться в этом, нам пришлось потратить все утро.

Уже на обратной дороге к базе решили проверить последнюю, самую глубокую, бровку. Особых надежд не было: эхолот почти везде показывал термоклин на глубине 4,5 метра, а тут все 12. Надо отметить, что на больших водоемах, имеющих даже слабое течение, термоклин редко бывает повсеместным. Там, где есть приток воды, а значит, и течение, термоклина нет, а где течение практически отсутствует, он заметен очень четко. Уже на подходе к «обрыву», как мы называли эту точку между собой, эхолот показал, что термоклина нет. Видимо, сказывалась близость канала: вода из него билась о склон и перемешивалась. Более того, над свалом на экране эхлолота появились крупные символы у самого дна. Рыба - а это мог быть только судак - стояла вдоль всего склона. Встали на глубину и начали ловить. Но тут возникла другая проблема: якорные веревки у нас оказались длиной всего метров 15 и при 12-метровой глубине их еле хватало. Поклевки пошли сразу, хотя был уже седьмой час. Взяли по три судачка от 0,9 до 1,5 кг, одного на 2 кг. Но в это время поднялся ветер, волна, и нас стало тащить на коротких веревках -пришлось сниматься. К вечеру погода совсем испортилась, снова пошел проливной дождь, и рыбалка окончательно сорвалась.

На следующий день мы уже в три часа утра были на месте. Как мы знали, на выход судака можно было рассчитывать только до восхода солнца, потом клев обычно быстро затухал. Но на этот раз и самым ранним утром клева не было. За час сменили кучу приманок, меняли цвет и размер - результата не добились. Стали менять способы проводки и на волочении, потеряв с десяток приманок, все же взяли пару килограммовых судаков. После этого решили сменить обычный монтаж на отводной поводок. Мой напарник, поставив грузило в 28 г, взял подряд двух судаков, потом дело пошло и у меня. Из всех приманок на отводном поводке работали только две: «пиво в точку» и «машинное масло». Мы уже порадовались, что нашли уловистые цвета, но на следующий день, судак их полностью игнорировал, а работали только перламутровые. Судак и дальше преподносил нам сюрпризы. Если мы утром находили точку, где он более или менее клевал, то на вечерней зорьке его там уже не было. Смещался он достаточно далеко, до километра, и его перемещения были совершенно непредсказуемы и необъяснимы. Приходилось переключаться на обычный поиск рыбы. Конечно, этим мы не раз занимались и раньше, но обычно на незнакомых водоемах. Здесь же мы вынуждены были откладывать в сторону навигатор с забитыми точками, включать эхолот и все начинать заново.

Чаще всего эхолот показывал леща, стоящего в нескольких метрах от дна. Лещ только-только начал сбиваться в стаи и по какой-то причине совершенно не брал. Трех лещей весом 2-3 килограмма мы все же поймали, и два из них оказались с икрой. Видимо, весной лещ по каким-то причинам не смог отнереститься и сейчас продолжал болеть, чем и объяснялся его плохой клев. В промежутках между поисками судака мы пробовали ловить на кружки. Гонять их при сильном порывистом ветре практически невозможно, приходилось ждать затишья. Особых трофеев они нам не принесли, правда самого крупного судака на 5 килограмм поймали именно на живца. Попалась парочка сомят совсем детского размера, где-то по килограмму; их, конечно, сразу же отпустили. Побывал на крючке и их папа, а возможно, и дедушка, но взять его мы не смогли. После перевертки он быстро смотал весь запас лески и начал топить кружок. Когда же подплыли и попробовали вытащить, он без особых усилий порвал основную леску диаметром 0,45 мм. В том, что это был именно сом, сомнений не было, так как оборванный конец лески был весь покрыт сомовьей слизью.

С жерехом нам совсем не повезло: мы ни разу не видели его боя, да и всплесков, которые удавалось засечь, было раз-два и обчелся. Так что пришлось сосредоточиться на судаке. Ловили с полтретьего до полседьмого. Потом поднимался сильный ветер и высокая волна. С этим можно было мириться, но часов с семи утра на водохранилище начиналась активная навигация, шли теплоходы баржи, различные катера. Ловили мы, конечно, не на фарватере, но достаточно близко, что создавало нам большие проблемы. Ладно еще государственные суда - они хотя бы идут по всем правилам, но вот катера «новых русских», часто морского класса, соблюдают правила далеко не всегда. К тому же, при своих размерах и мощности, они поднимали волны в полтора метра высотой, так что ловить после 7 утра было некомфортно, а зачастую и просто опасно.

Единственным, кто не обращал внимания на погодные катаклизмы, был окунь. Он стоял на первой бровке на глубине 1,5-3 метра и активно клевал практически на любые приманки, но только на самой медленной проводке. Наиболее эффективной оснасткой, как и всегда по окуню, был отводной поводок. Когда грузило переваливало через бровку, а приманка еще болталась под обрывом, шли очень резкие поклевки. Окунь был некрупный, до 200 и только изредка до 300 граммов. Поймать его можно было очень много, но такая ловля для нас интереса не представляла, так что окуня мы брали только на уху. Уже по дороге назад мы с друзьями постарались осмыслить прошедшую рыбалку. Вывод был общим: рыбалка всегда непредсказуема, так что, собираясь даже на хорошо знакомый водоем, надо быть готовым к постоянному поиску рыбы и подбору подходящей по цвету и размеру приманки. Тем более что на изломе погоды вкусы рыбы, особенно судака, меняются буквально в течение одного дня.