02.07.2011

В этом году открытие спиннингового сезона на Рыбинском водохранилище я ждал с особым нетерпением. И вовсе не потому, что давненько не держал в руках спиннинг. С этим у меня как раз было все в порядке: весной чуть ли не каждую неделю выбирался на подмосковные платники, где вдоволь практиковался в ловле форели на всевозможные приманки. На Рыбинке же меня интересовал в первую очередь судак, которого минувшей зимой поблеснить не удалось. Почувствовать мощный удар, резко подсечь и выкачать с большой глубины завидный кулинарный трофей – это ли не главная цель истинного поклонника джиговой ловли?

Хотя, если говорить откровенно, на Рыбинку меня каждый раз манит вовсе не рыба. Есть в этом водоеме какая-то притягательная сила, которая заставляет его поклонников бросать все дела и мчаться за тридевять земель, чтобы поплавать по волнам рукотворного моря с очень переменчивым характером. В течение одного дня погода здесь может меняться кардинальным образом – от полного штиля до грозовых туч, проливного дождя и штормового ветра… а затем опять штиль, солнце, крик чаек над водной гладью и шум лодочных моторов где-то за горизонтом. Ну, шторма, конечно же, нам не надо. При сильном ветре не то что ловить рыбу на чувствительную джиговую снасть, но просто выходить в море опасно.

С погодой мне, впрочем, повезло. Несмотря на то, что практически ежедневно лил дождь, море дарило и часы затишья, в основном на утренних и вечерних зорях. Не повезло в другом. По правилам ловли открытие летнего сезона на тверском участке водохранилища (а именно о нем идет речь) должно было состояться 16 июня, и к этой дате я приурочил свой кратковременный отпуск. Каково же было мое удивление, смешанное с возмущением, когда по прибытии я узнал, что летний сезон «по просьбам трудящихся» начался аж 11 июня! За неделю лучшие судаковые точки были основательно обловлены, стаи клыкастых прорежены, крупные экземпляры выловлены, а остальные наколоты и напуганы. Впрочем, долго возмущаться, а тем более завидовать лучше информированным коллегам времени у меня не было – надо было ловить рыбу. А ее, судя по всему, в море оставалось много. Иногда эхолот показывал многочисленные стаи, стеной стоявшие под лодкой, но чаще – двух-трех судаков, а то и одиночек, прячущихся в корягах или под крутыми свалами. Вот их-то я и пытался поймать. И они клевали! Но не ловились…

Те, кто хорошо знаком с джиговой ловлей, знают, что поклевки судака бывают самые разные: от сильных и резких ударов и мощных потяжек «отдай спиннинг» до слабеньких тычков или подвисаний при очередной подмотке приманки. С этими поклевками я был хорошо знаком, и проблем они у меня никогда не вызывали. В этот же раз поклевки были совсем другими. Их даже поклевками назвать трудно, до того они были слабыми. Не знаю, по какой причине, но судак лишь слегка прикасался к приманке и только заворачивал хвостик поролоновой рыбке. Причем это повторялось многократно. Как будто судаки, издеваясь или насмехаясь, передавали мне такие вот «воздушные» поцелуи. Иногда после подсечки все-таки удавалось их протащить пару-тройку метров. Две довольно крупные рыбины (не менее 2 кг) даже позволили довести их до поверхности воды, но уже у самой лодки отвалились – непередаваемое по своей омерзительности чувство, когда рыба сбрасывает приманку! Те немногочисленные килограммовые судаки, которых все-таки удалось завести в подсачек, умудрялись сразу же выплюнуть поролонку, поэтому общей картины странного клева клыкастых в начале сезона они не изменили.

Ловил я на спиннинг «Фенвик Блек Найт Хок», оснащенный катушкой «Риоби Ексия 3000» со шнуром РР в 10 либров, в качестве приманок использовал исключительно поролоновых рыбок-незацепляек длиной 7 см с грузами в пол-унции. Вполне возможно, что замена типа приманки или же просто уменьшение груза до 10– 12 грамм привело бы и к другим результатам, но именно на вышеобозначенную приманку я начинаю ловлю на Рыбинке уже многие годы, и она меня никогда не подводила. Забросы различных силиконовых приманок с открытыми крючками очень часто вместо рыбы приносят грозди ракушек или же, что еще хуже, приводят к мертвым зацепам в коряжниках. Очень хотелось бы поэкспериментировать с приманками на офсетных крючках, но почему-то всегда не хватает времени. И, конечно же, надо пробовать воблеры и пытаться половить в средних слоях воды. Не сомневаюсь, что судак, преследуя тюльку, иногда поднимается даже к самой поверхности, и его бой мало чем отличается от окуневого, хотя и не такой шумный. Но сезон только начался, и для экспериментов впереди еще все лето и осень.

Несколько слов о точках ловли. За судаком в июне я обычно охочусь или на русловых бровках, или на локальных подводных буграх с очень неровной поверхностью, покрытых колониями дрейссены и сильно закоряженных. Перепад глубины между вершиной свала и его основанием составляет около двух метров. Другими словами, если фоновая глубина, например, 9 метров, то надо искать возвышенность в 7 метров и облавливать ее скаты. К сожалению, в последние годы русловые бровки основательно процеживают любители троллинга, а подходящих для джиговой ловли подводных пупков не так-то много, и они хорошо известны завсегдатаям Рыбинки. Очень часто наблюдаешь картину, когда та или иная судаковая точка густо обставлена лодками, и приходится выбирать, присоединяться к «толпе» или же отправляться на другую точку, иногда очень неблизкую. Впрочем, все вышесказанное довольно условно. Иногда судака успешно ловят и по самому руслу на глубинах 10–14 метров, и на поливах в 2–3 метра, и даже около травы, где глубина не превышает полутора метров. В прошлом году несколько хороших судаков удалось взять из-под боя чайки, в окуневых котлах. В любом случае, судаковая рыбалка на море – очень трудовая и непредсказуемая, в чем я в очередной раз убедился на прошлой неделе. От голодной смерти меня спасли крупные берши, которые жадно заглатывали приманку, злобные щуки и, конечно же, знаменитые рыбинские окуни. Но это уже другая история.