11.08.2011

Занесло нас в самые верховья Волги, выше города Ржева. Волга здесь неширокая, но расход воды солидный – до 100 кубометров в секунду. Глубокие плесы чередуются с перекатами различной протяженности. Уклон реки на перекатах очень большой, заметный даже на глаз. Вода в таких местах «плотная», быстрая, как на северных реках, и выше колен зайти не удается – течение сбивает с ног. Команда наша с сильным спиннингистским уклоном, и ловить мы собирались, соответственно, хищника.

На выбор

Целенаправленно ловить здесь можно много кого: есть жерех, голавль, щука, окунь. Ловля крупного жереха занятие захватывающее, но на реках такого типа ловля эта носит скорее случайный характер, поскольку успех зависит от того, удастся ли обнаружить места кормежки хищника, которые видны по шумному бою, и угадать с приманкой и траекторией ее проводки. Окуня здесь очень много, но вес его редко превышает 200 граммов. Есть и крупный, но, чтобы вычислить места его стоянок, нужны время и, желательно, лодка. Со щукой проще: она хорошо ловится на плесах со слабым течением, среди зарослей водных растений. Главная здешняя рыба, за которой мы и приехали, – это голавль. Случаи поимки крупных голавлей в верховьях Волги известны достоверно, и нам очень хотелось испытать удачу в ловле именно этой рыбы. Страшный ливень с грозой продолжался всю вторую половину дня. Очень долго ищем место для стоянки, наконец находим, когда уже почти стемнело. Место удачное – лагерь и машину не видно ни с дороги, ни с воды.

Рано утром, наскоро перекусив, влезаем в забродные костюмы и отправляемся сквозь бурелом в верхнюю часть переката. Уровень воды после ливней очень высокий, затоплены даже заросли береговых кустов. Я ловлю на классический чабик, известного истребителя голавлей, а Эдик Климов – на «Чабби-минноу». Получается своеобразный поединок приманок разных классов. Скажу сразу, что «классика» в тот день проиграла, причем по-крупному. Мы начали ловить с самой вершины переката, где протяженный плес переходит в стремнину. Опыт показывает, что именно зоне перед самым сливом следует уделить специальное внимание. Часто здесь стоит рыба, нередко крупная. Так и вышло. Эдик поставил вертушку «Мюран Tони», 5 граммов, провел блесну по дуге на снос, практически не подматывая, и в конце дуги последовал сильный удар. Быстрое течение удесятеряет силы рыбы при вываживании, и здесь торопиться не стоит. Лучше идти к рыбе, а не тащить ее против струи, что чревато сходами и травмированием рыбы. Эдик так и делает – идет к рыбе, спотыкаясь об огромные валуны и толстые топляки под водой. Вот он уже достает первого зачетного голавля. Граммов восемьсот в нем есть точно!

Очень редко на языке переката удается взять нескольких голавлей – это место для одного, но крупного. Поэтому мы сразу смещаемся ниже. Забегая вперед скажу, что за четыре дня ловли на перекатах на самой струе не было поймано ни одной рыбы, даже поклевок не было. Этим нынешняя рыбалка сильно отличалась от прошлогодней, когда именно с середины струи я поймал хороших рыб. А сейчас поклевок нет, несмотря на то что весь довольно протяженный перекат завален огромными валунами и затопленными бревнами – укрытий и мест для стоянок хоть отбавляй! Да и кормовая база очень разнообразная – от огромного количества мальков до снующих прямо у поверхности воды ручейников. Но никто никого не ест, не гоняет, нет ни единого всплеска. И как мы только не подавали глубоководные воблеры и вертушки – против течения, поперек и апстримом! Все было напрасно. Поклевок не было. Только коробочки наши полегчали после глухих зацепов. Но довольно быстро мы выяснили, где на этом участке реки располагается активный голавль. Рыба мало того, что держалась рядом с бровкой с 1,2 на 2 метра, но еще и выбирала совершенно чистые места, без растительности. Именно на таких участках нам удалось поймать около десяти голавлей, в том числе нескольких весом около килограмма. Скорее всего, мы попали на «выход», так как поклевки и поимки у нас происходили почти одновременно в течение двух часов. Попутно мы поймали нескольких некрупных окуней, а рыболовы на другом берегу вытащили небольшую щуку. Запоминаем время начала и продолжительность активизации голавлей – завтра это пригодится.

На следующий день вода заметно упала и просветлела – на Верхней Волге это происходит быстро, – но активность клева несколько снизилась. Мы прошли далеко вниз по течению, обловив протяженный участок реки, но ничего не поймали. В итоге вернулись на вчерашний участок, где удача все-таки улыбнулась Саше Дармограю, который поймал «закилошного» голавля. Следующей точкой нашего маршрута по Волге были знаменитые Бенские пороги. Красивейшее место. Здесь Волга прорезает выходы твердых осадочных пород и на протяжении километра идут подряд несколько перекатов с большим падением в сливах, а вдоль правого берега расположена цепочка небольших островов. Все русло завалено огромными валунами, тысячи лет назад притащенными сюда ледником. Есть и мощные завалы из упавших деревьев. Идем вдоль берега по воде, делая забросы воблеров вверх по течению. Ловля апстримом приносит нам несколько голавлей и окуней, но размер пока не впечатляет.

Принимаем решение ловить прямо под береговой линией островов у противоположного берега. Проблем в этом случае возникает несколько. Во-первых, нужен максимально дальний и точный заброс, чтобы перебросить протоку, и, во-вторых, необходимо как можно дольше задержать приманку на спокойной воде. Поначалу у нас получается плохо. То недолет, то приманка не туда попадает. Проводка воблеров на самой струе сразу показала, что спиннинги у нас слишком слабы для таких условий – струя настолько мощная, что сопротивление воблера сгибает удилище пополам. Попытки зайти подальше в воду приводят к тому, что нас чуть не смывает струей. Плавать в вейдерсах по быстрой каменистой реке да еще со спиннингами в руках очень не хочется. В прошлом году Саша плавал уже – смешная была картина, но могло быть и не до смеха. Но постепенно мы приспособились. Забросы стали получаться более точными, получалось и не допускать провиса шнура, поднимая спиннинг над головой в конце заброса. Иначе течение сразу подхватывало шнур и стаскивало воблер на струю. А так удавалось выгадать несколько секунд на проводку по спокойной воде. Но потом струя подхватывала приманку, и спиннинг тут же сгибался до ручки. А вот и первая рыбка! Я положил приманку впритирку к кусту травы у начала острова, и мгновенно последовал сильнейший удар. Голавль понесся вниз по перекату. Ощущение такое, что рыба далеко за килограмм – так она сильно давит! И все забирает и забирает шнур! Но вот вроде встала под нашим берегом. Начал было голавля подводить, но куда там! Иду к рыбе, держа шнур внатяг. Вытаскиваю... Да в нем не больше 500 граммов! Такие вот бойцы обитают здесь в холодной и быстрой воде.

Пока я возился с рыбой, у Эдика два схода подряд – голавли атаковали приманку в самый последний момент, когда ее уже подхватывало течение. По его словам, поклевки «просто электрические». У следующего острова по отработанной методике ловлю еще трех рыб. Вновь потребовались ювелирные забросы вплотную к кустам на том берегу. Все примерно такие же по размеру, как и первый, и такое же бешеное сопротивление и затяжное вываживание. Начало темнеть, и мы побрели к машине. Саша Дармограй ловил ниже, у него в улове несколько хороших окуней и парочка небольших голавлей. Он встретил на реке нахлыстовика, который подтвердил слышанную нами и раньше информацию о том, что популяция местного хариуса практически вся вымерла во время жары прошлого лета. Многие рыболовы наблюдали тогда плывущих по течению погибших рыб.
Конечно, очень жалко, что хариуса в Волге больше нет. Зато голавли на здешних перекатах теперь хозяева – достойных конкурентов у них здесь больше нет. И кто знает, может быть, через год-другой голавли тут будут попадаться покрупнее.