14.01.2012


Эволюция безмотыльщика

На последней рыбалке со льда со мной случилось нечто, о чем мне очень захотелось рассказать. Думаю, рыболовам, которые только начинают ловить на безмотылку, мой пример эволюции безмотыльщика будет интересен.

Задачи первого уровня


В ноябре 2007 года волею случая я оказался участником рыболовного праздника на одном подмосковном водохранилище. Главной моей задачей было посмотреть, как ловят рыбу со льда на безмотылку. Для меня как начинающего в этом виде ловли был интересен сам факт уверенности безмотыльщика в своих действиях, в своих снастях, в своей тактике. При этом я прекрасно понимал, что рыбы в подмосковных водоемах, прямо скажем, очень немного и она капризная. Как ее тут ловить без прикормки и без насадки? В тот день я наблюдал за Александром Неймарком, которого считаю несомненным авторитетом в безмотыльной ловле. Именно на его «чертиков» ручной работы я начинал ловить и ловлю до сих пор. Именно его рекомендации считаю для себя наиболее ценными. Так вот, Александр утверждал, что поиск рыбы на безмотылку - это в первую очередь бурение лунок, исследование рельефа дна. Чем большую площадь удается «покрыть», тем больше шансов найти рыбу. Однако есть некоторая дилемма в таком подходе. Быстро обловить лунку - это как? Уходить с лунки уже после пятой проводки без единой поклевки? После третьей? Может быть, после первой? А как же тогда быть с утверждением безмотыльщиков, что сила безмотыльной ловли именно в вариации темпов, частоты и амплитуды проводок! Раз так, где уверенность, что мы при поиске предлагаем рыбе правильную проводку? Где уверенность, что при поиске мы предлагаем правильный размер и тип приманки?

Сейчас-то я уже могу сказать, что на самом деле нет никаких правил. Никогда даже самый искусный в слове рыболов не сможет описать формулу своего рыбацкого чутья. Почему он начал бурить в том или ином направлении, почему он первой предлагает рыбе именно вот такую проводку? Как быть? А очень просто, нужно идти на водоем, внимательно смотреть за рыболовом и на каком-то наитончайшем интуитивном уже уровне пытаться понять ход его мыслей.

Уроки Неймарка

В тот день Александр методично бурил одну лунку за другой и в каждой лунке делал ровно три проводки, после чего шел бурить другую. Для меня было удивительным, что он не бурил сразу три или пять лунок. Я всегда считал (да и сейчас считаю), что лучше пробурить 3–5 лунок загодя, чтобы рыба под ними успокоилась. Саша же сматывал леску на ладонь, переходил вместе с ледобуром на новое место, бурил одну лунку и садился ее облавливать. Он убеждал меня, что, по его мнению, если главной задачей стоит наибольшее покрытие территории, то бурение лишних лунок отнимает время. Ведь мы не знаем, как изменится глубина между первой лункой и второй, а уже сделали в каком-то направлении еще три лунки, которые захочется все же обловить, ибо жалко свой труд и потраченное время. Он говорил, что в его практике уже было достаточно вот таких бесполезных лунок. Этот метод запомнился, правда я до сих пор им в полной мере не пользуюсь по одной причине: такой прием хорош для исследования незнакомого водоема, как правило, водохранилища, а на своих водохранилищах я достаточно хорошо ориентируюсь и искомый рельеф нахожу без особого труда. Относительно количества проводок в каждой лунке при поиске рыбы Саша убеждал меня, что ему достаточно и двух, чтобы понять, есть под ним рыба или нет. По его мнению, первый подъем приманки от дна призван только собрать рыбу – она должна заинтересоваться приманкой и приблизиться. На второй проводке уже надо ждать если не поклевку, то какое-то проявление присутствия рыбы, невнятные, едва заметные сбои в работе кивка, например. Если глаз уловил что-то нестандартное в поведении кивка, можно задержаться на этой лунке и предложить еще парочку проводок, меняя их темп или вид. Если же кивок ничего не показал, третий раз проводим приманку для тех рыб, которые не успели подплыть вовремя. Нет поклевок – смело уходим на другую лунку. Если честно, я не очень-то верил в справедливость подобных утверждений, однако ходил хвостиком за Сашей и убедился в том, что он не изменяет своей тактике поиска. А значит, он вполне уверен в правильности своих действий. Вот бы мне такую уверенность!

Первая ступень

Только через четыре года я оказался в той ситуации, когда мне самому довелось проверить этот способ поиска рыбы при ловле на безмотылку. Мы приехали на Карповское водохранилище, где накануне наши знакомые неплохо ловили плотву на мотыля и опарыша. Я, как обычно, вышел по навигатору на прошлогоднюю точку, где ловилась плотва по последнему льду, проверил с десяток лунок, однако не увидел ни поклевки (окуньки с палец не в счет). Следующим шагом была проверка старого русла Карповки, которое проходит к ближе к камышам. Обловил 8, 9 метров, обловил крутой свал в непосредственной близости от камышей – нет ни плотвы, ни окуня. У товарища на балансир клевали только окуньки с мизинец. Он смиренно наблюдал за моими метаниями и, видимо, не веря в свои способности в безмотыльной ловле, убеждал себя, что если уж я не могу ничего поймать, то он тем более не поймает.

А я никак понять не мог, почему уже на протяжении трех часов я так и не видел ни одной поклевки? Если я думаю об этом, значит я безоговорочно верю и в «правильного» чертика, и тому, что рыба по любому должна положительно отреагировать на предлагаемые мною соблазны. А раз так, значит именно сегодня тот случай, когда надо более широко «покрывать» площадь исследования водоема. Я еще метнулся в сторону вчерашних кем-то прикормленных лунок, убедился, что и на них рыбы не было, затем вернулся на утреннее место и принципиально стал искать рыбу, как когда-то учил Александр Неймарк. Нет, я не бурил по одной лунке, так как глубина была примерно одинаковой, 4 метра. А еще я выбирал более мутный лед, предполагая, что под ним темные пятна на дне как-то должны привлекать рыбу, коль рельеф дна однообразен. Конечной моей целью была полоса белесого льда. Я бурил по 4–5 лунок в одном направлении и в каждой лунке делал ровно три проводки. Когда я дошел до «белого языка» и сделал пять лунок в сторону берега, во второй лунке при первом же подъеме чертика я почувствовал присутствие рыбы. На второй проводке увидел явный прижим, а на третьей соблазнил красавицу плотву! В голове сразу зашевелились разные мысли. Это случайность или, может, я до этого что-то делал не так? Может быть, просто время клева пришло, и плотва начала клевать повсеместно? Выловив третью плотву и поняв, что каждая проводка приносит поклевку, я написал товарищу SMS, мол, нашел плотву.

А что дальше?

Когда Игорь пришел, около моей лунки уже лежало с десяток плотвиц. Мне не терпелось выяснить, только в этой лунке ловится или плотва плотно стоит именно под этим «белым языком». Однако в полной мере проверить это не удалось. Солнце неумолимо садилось за горизонт, и хотелось хоть чуть-чуть наловить рыбки. У Игоря в соседних лунках поклевок не было. Первую плотву он поймал, только когда поменял чертика на сходного с моим: сильно удлиненная капелька, больше похожая на столбик. Именно Игорь в тот день мне сказал, что был поражен моей уверенностью в правильности своих действий, в выборе метода поиска рыбы, в выборе «правильного» чертика и нужной проводки. А я вспомнил тот памятный день, когда сам находился в полном недоумении, наблюдая за действиями Александра Неймарка. Прошло ровно четыре года с тех пор, когда я только начал пробовать безмотылку, до первой рыбалки, когда ловил, веря в себя, веря в снасть, веря своим предчувствиям. Я осознал, что уже могу не считать себя начинающим безмотыльщиком. Я перешел на следующий качественный уровень в освоении безмотыльной ловли, более сложный и интересный.