24.02.2012

18 февраля ездили с приятелем на Оку, под Пущино. Вот уже какой год ледостав на этом участке реки напоминает арктический пейзаж. От берега до берега сплошные торосы, иные до метра в высоту. Многие береговые заводи-затишки полностью или частично забиты шугой и льдинами. А ведь это самые добычливые места для тех, кто ловит не на тяге, а охотится за плотвой и окунем под берегом.

Любителей половить на течении река выдавила под самый город: торосов там поменьше и они намерзли в основном над бровками. Но главная напасть заключается в том, что этот ломаный лед на 30% состоит из песка, древесного и бытового мусора. Чтобы здесь нормально половить, нужно иметь с собой как минимум три пары ножей. А если вы нацелились провести день «творчески» (поиск, блеснение, установка самоловов и т. д.), то потребуются и все пять пар.

Мы вот с приятелем как раз происходим из «творческих» рыболовов, так что у нас с собой всегда полная комплектация по ножам. А еще в этой ситуации помогает знание реки и мест постоянной стоянки рыб. Вот эти знания и выручили нас в субботу.

Из трех намеченных окуневых точек сработала только одна. Первая точка представляла из себя уютную заводинку, которая полностью была забита шугой. Со второй точкой тоже беда. Это не заводь, а небольшое плато после берегового мыса, с глубиной два метра. Так туда вообще не шугу, а лед битком натолкало.

Пробовали ловить и вне стандартных местах, по границам течения над бровками, но результат не радовал. Попадался только ерш, причем очень мелкий.

К следующему месту мы подошли уже к полудню. Не самое лучшее время для ловли окуня на Оке. И ножей у нас осталось только четыре пары на двоих. Остальные шесть уже напоминали ножовочные полотна по металлу.

Местечко   это   представляло собой береговую заводь длиною метров сорок, с небольшим подкрутом по центру. Две трети заводи было забито «салом» и льдом, но в самом начале мы обнаружили два канала среди шуги, каждый по полтора метра шириной. Эти «протоки» заходили в заводь и через шесть метров плавно поворачивали к центру реки. Вот в этих каналах мы и нашли рыбу, прямо на входе в заводь. Окунь клевал только по центру протоки, с глубины 2,5 м. На двоих у нас получилось по три рабочих лунки в двух протоках. Течение там было слабое и позволяло поэкспериментировать с безмотылками. У Гены неплохо получалась ловить граммовым чертом с крупной черной бусиной, а я традиционно отдал предпочтение нимфе, напоминающей бокоплава. Окунь ловился разный, но откровенной мелочи не было, в среднем по 150–200 г. Попадались рыбки и по 300 г, а уже в сумерках у приятеля клюнул окунь, которого он еле-еле завел в «стаканчик».

Окунь был чуть больше 500 г, но мы приехали с поисковыми коловоротами 90 мм и ловили с лесками 0,07 мм. Ну не рассчитывали ловить окуней по полкило!

А я все гадал: кто же у меня днем снес две нимфы? Все грешил на голавлей, а это, по всей видимости, подходил крупный окунь.

Кстати, днем пробовали ловить на мотыля, для чистоты эксперимента. Поймали по одному окуньку и плюнули на это дело. На игру с мотылем он не реагировал, срабатывала только одна тактика. Примерно десять секунд постукиваешь мормышкой о дно, затем делаешь пяток полноценных проводок. Потом опять постукиваешь, выдерживая паузы, и устанавливаешь удочку в положение «сторож». Если ты сделал все правильно и угодил окуню, то через 20–40 секунд следовала череда еле заметных задеваний по леске. После этого можно было ожидать мощную поклевку в виде лещового «выстрела» кивка. А дальше как повезет – подсек, не подсек…

К вечеру у нас на двоих было около шести кило ладненьких окуней. Из десяти пар ножей в живых осталось только две. Вот такая цена за пойманных окуней, но никакого сожаления – один позитив!

На следующий день почистил рыбу и по привычке осмотрел содержимое желудков. Ни у одного окуня не оказалось малька в пищеводе. Они все были набиты разными личинками стрекоз, в основном казарой. Делайте выводы, господа рыболовы! Удачи и успехов!