29.01.2013

Освоить ловлю на чертика мне хотелось давно, но все как- то не складывалось. Имея за плечами годы зимних рыба­лок с традиционными, «насадочными», снастями, я уже не представлял себе ловлю без мотыля или другой живой на­садки. В общем, надо было перенимать чужой опыт, искать напарника-безмотыльщика.

зимняя рыбалка,Рыбак-РыбакаКак говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Прошлой зимой, уже в конце се­зона, у меня на ледобуре стали самопроизвольно отворачивать­ся болты, крепящие ножи. Под рукой ничего подходящего не было, я взял да и смазал болты суперклеем. Получилось очень прочно, настолько, что когда но­жи окончательно затупились и я собрался их заточить, откру­тить болты крепления просто не смог. Ситуация вообще-то коми­ческая, но вечером накануне ры­балки почти трагическая и, глав­ное, безвыходная. Пришлось об­званивать друзей. Помочь вы­звался Андрей, и я понял, что это судьба: он уже больше года как полностью перешел на ловлю безмотылкой и, судя по его вос­торженным рассказам, к моты­лю возвращаться не собирается.

Таким образом, наставник по безмотыльной ловле у меня нашелся, и мы, несмотря на креп­кий мороз, отправились на Пах­ру, в район станции «Ленинская». Погода самая подходящая: не­бо голубое, солнышко светит, ес­ли бы не сильный мороз, просто идиллия. На реке почти никого, за день видели всего трех рыбо­лов, и то вдалеке. Прошли вверх по течению метров сто и засвер­лили сразу по пять лунок вдоль поваленных в воду деревьев.

Пока рыба успокаивалась, Андрей прочитал мне краткий курс теории по безмотыльной снасти. Выслушав его, я пришел к выводу, что от обычной мор­мышки с мотылем ловля на без­мотылку, в общем, отличается только тем, что происходит она без какой-либо насадки, а все остальное от лукавого, как ры­бацкое чутье подскажет.

Из купленных мною в про­шлом году, но так и не опробо­ванных чертей подходящими, по мнению Андрея, оказались лишь несколько самых «стройных» и с мелкими крючками.

Что же касается удочки, то мне по душе удочки фирмы «Вят­ские мормышки». Привык я к ним, они миниатюрные и удоб­ны в работе. Главное, что на этих удочках практически не бывает бороды. Кивки я всегда предпо­читаю короткие, не больше семи сантиметров. Собственно, ка­кими всегда пользовался, такие и поставил, так же как и леску – 0,08 миллиметров.

   Собрав снасть, начинаю ло­вить. Черпаком начисто убираю шугу из лунки, опускаю черта на дно. По привычке начал с про­водки, которую использую при спортивной ловле окуня на ми­ниатюрную мормышку с моты­лем: очень частые колебания, можно сказать – «с дребезжани­ем», и медленный подъем. Но та­кая проводка никаких результа­тов не принесла.

   Андрей, увидев, что я де­лаю, провел небольшой практи­ческий мастер-класс. Я попробо­вал повторить его проводку… И не поверил своим глазам, ког­да на льду оказался первый пой­манный мною на безмотылку окунек. Каким образом полоса­тый мог повестись на такую «не­окуневую» проводку?

   Придя в себя, опускаю при­манку и снова выполняю про­водку с плавным, но неразма­шистым покачиванием кивка и медленным подъемом все вы­ше и выше – поклевки нет. Сно­ва опускаю черта на дно, выпол­няю то же самое, но в более бы­стром темпе – удар! И вот уже второй окунек на льду.

   Пройдясь вдоль берега воз­ле коряжек и затопленных дере­вьев, я выловил с десяток окуней до 150 грамм, но моей радости не было предела. Вернувшись к Андрею, обнаружил пару десят­ков таких же, как у меня, оку­ней, которые лежали на льду за­мороженной стайкой.

   Решив повнимательнее рас­смотреть, как играет чертиком Андрей, просверливаю пару лу­нок недалеко от него рядом с торчащей из льда коряжкой. Опускаю чертика на дно, начи­наю плавно поднимать его с по­качиванием кивка. Примерно в десяти сантиметрах от дна сле­дует резкий удар. Чувствую, что попалось что-то более-менее се­рьезное. Вот уже вижу этого оку­ня в лунке, но он каким-то неве­роятным кульбитом обрывает леску. Я в полном ступоре, а вот приятель мой реагирует мгно­венно: не растерявшись, це­пляет окунька багориком. Оку­нек для Пахры серьезный – 450 грамм! Как Андрей успел среаги­ровать – уму непостижимо.

   Достал свой багорик и я. Привязываю нового чертика, опускаю его в ту же лунку на дно. Выполняю проводку: медленно, с легким покачиванием, плавно поднимаю кивок все выше и вы­ше – безрезультатно. На второй проводке выполняю то же самое, но уже в более быстром темпе – удар! Клюнул окунек лишь не­многим меньше предыдущего. К этому я уже был готов и встре­чал полосатого со своим багори­ком в руке.

   Отловились мы в тот день хорошо и только с наступлением темноты отправились по домам.

Все-таки есть что-то нео­бычное в этой, на первый взгляд, невзрачной и в общем-то несу­разной приманке. Что-то прямо- таки бесовское. Недаром же ее прозвали чертом!



Мы в Google+