13.02.2013

НА УХРУ ЗА РЫБИНСКИМИ ГОРБАЧАМИ

Поздно вечером затрезвонил мобильник. На связи добрый знакомый с Ухры. Рассказал, что к их деревне, расположенной в верховьях реки, подо­шел окунь. Еще вчера ловились лишь матросики, а сегодня откуда ни возь­мись появились косяки неплохого окуня. Целый день ловился на мормышку, клевал на каждой проводке. Короче говоря, мой деревенский приятель при­глашал на рыбалку.

ловля окуняПромедление в таком деле смерти по­добно. Стая в любое мгновение может так же неожиданно исчезнуть, как и появи­лась, растворившись на просторах боль­шой реки. Если даже и задержится надол­го, то с каждым днем число осведомленных рыбаков в этом месте будет расти в геоме­трической прогрессии. Через пару дней только к шапочному разбору и поспеешь, ловить будет уже нечего. Это уже проходи­ли много раз. Решили ехать на следующее же утро компанией на трех машинах.

Добрый человек встречает в деревне. Показал место, где вчера клевал окунь, а сам не пошел: говорит, наловился полоса­того вчера на целую неделю вперед.

Спустились к реке и разошлись по ак­ватории. С расчетом, что, обловив сра­зу большую площадь, быстрее найдем окуня. Эти места неплохо знаем, бывали здесь много раз. Есть предположения, у каких конкретно камней и коряг он мог задержаться. Вовсе не факт, что колючие хищники будут ловиться и сегодня там, где их находили вчера. К тому же очевид­но, что не все местные рыбаки успокои­лись. Четверо усердствовали как раз в тех местах, где накануне были основные ба­талии. И, судя по всему, дела у этой чет­верки шли не очень. Изредка поочередно извлекали из лунок совсем мелких оку­нишек. Понятно, что не ради такой рыбы мы спешили. Спустя какое-то время двое из этой компании резко встали со своих банок и уверенно пошли вниз по реке.

Еще по дороге к местам, где вчера не­истово клевал окунь, решил проверить участок на середине реки. Это не фарва­тер, глубина здесь меньше, чем у берега, метра два всего. Бывало, именно здесь держалась крупная морская плотва. На этот раз уютно себя чувствовал ерш. Па­ры сопливых рыбешек мне хватило, что­бы стремительно ретироваться с этого некогда уловистого места.

Времени уже пол-одиннадцатого, а обещанным окунем пока и не пахнет. Смотрю в бинокль на местных рыболо­вов. Двое оставшихся на лунках так и продолжают вымучивать матросиков. А их компаньоны ушли метров на пятьсот вперед, пропустив большой участок. Му­жики растерянно передвигаются по льду, долго раздумывают перед тем, как проде­лать очередную лунку. Рыбы у них нет.

Основная часть нашей компании осталась за поворотом реки. Двое шли по моим следам, но когда в очередной раз обернулся, увидел уже их спины: они бы­стрым шагом шли назад. Видимо, отреа­гировали на сигнал по мобильнику. Судя по их энергичным движениям, они зна­ли, за чем идут – кто-то из наших уже на­шел окуня. Уточнять по телефону, что там происходит, не стал, решил продолжить поиски «своего» колючего.

Почему-то местные пропустили боль­шой участок и не сделали там ни одной лунки. А место очень перспективное: огромные камни. Скорее всего, просто боятся зацепов. Мне все равно, лишь бы найти окуня.

   Глубоко, до дна, мормышку все же не опускаю. Кто-то лениво щипнул мою мор­мышку. Затем кого-то «ударил по губам». Проводок через десять выдразнил окуня средних размеров. Неплохой, но не гор­бач. Второй схватил мормышку уже уве­ренно. Третий – с капризами. И все – лун­ка «уснула».

   Тем временем ко мне подошли мужи­ки, проскочившие камни. «Не горбачи», – говорю им, заметив, что они рассматри­вают моих окуней. «Вчера таких и лови­ли, крупнее редко попадались», – оживив­шись, подхватили они разговор. И тут же стали сверлить лунки рядом с моими.

   До полдвенадцатого окунь клевал на мормышку плохо, балансирами вовсе не интересовался. Из одной лунки уда­валось поймать две-три рыбины. В ста­рых лунках поклевки редко возобновля­лись. Местные сместились от берега бли­же к фарватеру. Там окунь клевать начал поактивнее. Заметив это, я решил проде­лать лунку прямо на середине реки. Тут же последовали поклевки. Окунь брал у дна, через минуту под самой лункой, по­том снова у дна.

   Сзади затрещал лед. Обернулся – это подошедший приятель метрах в двух про­делывал лунку. И больше уже новых лу­нок он не сверлил, как, впрочем, и я. Мы сидели на этих лунках до сумерек и та­скали окуней. Временами они начинали привередничать и мормышки лишь по­щипывали, но вскоре снова жадно хвата­ли, проглатывая аж до хвоста. У этой лун­ки я его и сфотографировал с окунями, которых на этот раз он не спешил убирать в свою банку.

   Двое из наших ребят, перебазировав­шихся к нам, стали ловить на балансиры то с одной стороны от нас, то с другой. Они тоже отмечали, что настроение у окуней часто менялось. Одно время они с ходу хватали приманки за боковые крюч­ки, потом вдруг начинали капризничать и цеплялись лишь на нижний крючок ба­лансира в тот момент, когда он подолгу неподвижно замирал в водной толще. Но через какое-то время былая суперактив­ность окуней восстанавливалась.

   Ясно, что пойманный нами окунь не местного «разлива», а пришел сюда с Ры­бинского водохранилища. Что ему там не понравилось? Возможно, он просто ушел от конкуренции с более крупными собра­тьями, найдя более легкое пропитание себе в этих местах. Об этом можно только гадать. Но я надеюсь, что мы разведали путь для горбачей, и теперь со дня на день можно ждать их появления в этих местах



Мы в Google+