17.07.2013

Когда кто-то рассказывает, что на таком-то водоеме он обловился судаком, обычно воспринимаешь это скептически: может, и обловился, а может, и нет. Когда то же самое рассказывает еще кто-то, начинаешь уже напрягаться. Но когда слышишь о шикарном клеве снова и снова, возникает желание все бросить и мчаться туда. Вот в этот раз, когда сразу несколько моих знакомых сообщили, что на Вазузе пошел судак, я не выдержал: уж больно это было похоже на правду.

 

  Конечно, Вазузское водохранилище не ближний свет, ехать на один день смысла нет, да и тащить лодку и мотор в одиночку не с руки. Есть у меня приятель, у которого дом в Дубинино. К тому же у него там и казанка с мотором имеется. Пришлось пересказывать ему в красках, как хорошо там сейчас берет судак. В общем, уговорил. Правда, вырваться он мог всего на пару дней.

   Выехать получилось только днем. Езда по ремонтируемой Новой Риге – это отдельная история, но так или иначе добрались. Быстро перекусив, я отправился отвязывать лодку, а Валерий должен был подвезти на тележке мотор. Его казанка почти полностью обсохла – видимо, уровень воды заметно упал. Я снял замок и, взявшись за ручку на носу лодки, потянул. Лодка ни с места. Ухватившись поудобнее, рванул сильнее и тут же почувствовал резкую боль в левом локте. Рука не то чтобы повисла, но при каждом движении простреливало так, что слезы выступали. Появился Валерка. Узнав, что произошло, потащил меня к соседке: «Она врач, правда сельский и на пенсии,но пусть посмотрит».

 

   Диагноз бабы Мани, так звали врача, был таков: сильное растяжение, пройдет не скоро, а сейчас главное не давать локтю двигаться.

   Перспектива удручающая: отпустить приятеля на лодке, а самому сидеть на скамеечке в тенечке? И это когда все говорят, что судак берет как никогда раньше!

   Все-таки решили, что Валера поедет один, а я пока посижу в доме – может, рука пройдет. Посидев в саду, я отправился на веранду. Она вся была завалена рыболовным снаряжением: спиннинги, удочки, куча всевозможных грузил в ведре, несколько садков на стене. В глаза бросился ледобур диаметром под 200 мм. Ладно, до зимы далеко, но лежащая в углу куча кружков меня очень заинтересовала. Спиннингом ловить мне из-за руки слабо, но живца-то насадить я могу, а если что попадется, и рыбу вытащить тоже. Вопрос: с чего ловить?

   Казанка отпала сразу. На ней один раз подойдешь к кружку, и больше на рыбу не рассчитывай – разбежится. Надувнушки, насколько я знал, у Валерки не было. Тут я вспомнил, что у сарая видел весло от байдарки. Пошел проверить. Нашел и весло, и собранную байдарку «Таймень», которую раньше никогда у него не видел. В голове у меня быстро созрел план: если посадить на весла Валерку, то вполне можно будет погонять кружки. Не теряя времени, отправился готовить снасти. К моему удивлению, они были в порядке, надо было только сменить крючки.

Нашел подходящие двойники, заменил.

 

   В это время вернулся приятель.

   – Кто сказал, что берет судак? Там щука озверела, – заявил он. Выяснилось, что в тех местах, где он раньше ловил судака, клевала щука. Одного килограммового судака он все же поймал, но после этого получил три среза. Как «опытный» рыбак, он, отправившись за судаком, не взял с собой ни одного металлического поводка.

   Схватив поводки, Валерка был готов тут же вернуться обратно, но я притормозил его порыв и рассказал о своем плане.

Поначалу он был против:

   – Где ты собираешься ловить? Тут сейчас моторок болтается столько, что от кружков только кусочки останутся.

 

   Об этом я как-то не подумал. Однако вспомнил об одном месте, где мы с ним однажды зимой очень удачно половили щук. На это место мы попали случайно. На вид ничего интересного: ровный крутой берег, без всякой растительности. Однако дно на протяжении метров тридцати уходило широкими ступенями метров на шесть-семь. В тот раз у нас за день было около тридцати загаров на десяток жерлиц.

   Сначала грести туда на байдарке Валерка категорически отказался, но я был неумолим, и дело кончилось тем, что он отправился ловить живца, а я занялся переделкой кружков в поставушки – приятель сказал, что на воде сильно дует и кружки наши просто унесет.

   Ничего хитрого в переделке кружков в поставушки нет. Вся разница в том, что при ловле на поставушки на дно опускается груз, который и держит снасть на месте, а поводок с крючком крепится выше. Привязать поводок можно несколькими способами. Можно на основной леске сделать петельку и на ней закрепить поводок. Просто и надежно, но нельзя в случае необходимости изменить горизонт, в котором будет плавать живец. Если просто надеть на леску вертлюжок, а его перемещение ограничить стопорами, то менять глубину легко, но страдает подсечка. Я остановился еще на одном варианте. Суть его в том, что берется кусочек проволоки длиною 4–5 см и посередине выгибается полупетля, как бы небольшой горбик. Проволока вставляется в колечко вертлюжка, а сама она фиксируется на леске двумя кембриками, надетыми на оба ее конца. Если диаметры проволоки и кембриков подобраны правильно, то сдвинуть конструкцию по леске просто невозможно, для этого придется снимать кембрики.

   Снасти были готовы, благо всяких проволочек, кембриков и всего прочего было навалом. Между тем наступил вечер. Вернулся Валерка, живцов он в частом садке опустил в воду, привязав его к лодке. Утром с грехом пополам довезли байдарку на багажнике соседских «Жигулей» на берег. Привязали ее на длинной веревке к казанке, загрузили все, что нужно, и отправились. Дошли до места за полчаса, перегрузились в байдарку. Поставушек было всего десять, и мы решили расположить их в три ряда: первый вдоль берега на глубине 2,5–3 метра, второй у основания русловой бровки, третий посередине.

   При использовании кружков в качестве поставушек возникает еще одна проблема. Если просто заякорить кружок, то и при отсутствии течения его легко переворачивает даже несильный ветерок, несмотря на то что основную леску пускают не внатяг, а с метровым запасом. Чтобы избежать пустых переверток, приходится или опускать ниже антенну, или, после того как леска легла в прорезь антенны, сделать еще пару оборотов вокруг нее и снова заложить в прорезь на самом кружке.

 

   Не знаю, может быть, эта прорезь была слишком мала, но кружки, поставленные таким образом, легко раскручивались и при легком ветерке переворачивались. Пришлось уменьшать высоту антенны наполовину, стопоря ее в отверстии кружка спичкой. Примерно за час мы снасти все же расставили. Поплыли к нашей казанке, но на полпути повернули обратно: перевертка на кружке, стоящем у берега. Она оказалась пустой, хотя на живца явно кто-то покушался. Поправил, опустил – и снова перевертка, тоже у берега. И снова пустая. За полчаса на всех трех стоящих ближе к берегу снастях были перевертки, и дело было явно не в том, что снасти были слишком неустойчивы. Ветра здесь практически не было, прикрывал берег. Но кто-то дергал за живца. После четвертой пустой перевертки я уже был готов отказаться от всей затеи, но в этот момент перевернулся кружок, стоящий вдали от берега. Было даже видно, что он разматывается. После подсечки показалось, что это судак – он как-то упорно тянул в сторону, но это была щука килограмма на полтора. Значит, не зря мучились. Потом с получасовым интервалом пошли поклевки и на других снастях.

   Выяснять, кто переворачивал кружки у берега, мы не стали. Просто сняли их и поставили вдоль русловой бровки, где поклевок было больше. Моя рука продолжала ныть, и греб все время Валерка. А солнце палило нещадно. Где-то к обеду мы уже изнемогали, но у нас уже было четыре щуки весом от килограмма до двух. Решили, что пора сматываться, а на это место вернуться ближе к вечеру.

 

   Но вечером выехать на рыбалку мы так и не смогли. Рука у меня просто отключалась, а Валерка после нескольких часов непрерывной гребли лежал пластом. Улов? Это как посмотреть. Для двух дней рыбалки четыре щуки и судак – это немного, а для нескольких часов ловли в три руки – очень неплохо. Но дело даже не в этом, а в том, что рыбаки и из самой сложной ситуации всегда найдут выход и рыбу все равно половят!

 

 



Мы в Google+