13.03.2014

Я давно заметил, что многие представители сильного пола примерно с конца февраля делаются какими-то нерв­ными. Дело, конечно, в грядущем празднике весны и в мучительных раздумьях, с ним связанных: «Что дарить?!!»

У меня в этом году вопрос решился самым неожиданным и приятным образом: «Вот ты у нас рыбак, спортсмен даже, – говорит моя половина примерно за неделю до праздника, – а я уже забыла, какой вкус у настоящей ухи».

Ну явный намек на 8 Марта! И правда: рыба у нас в доме не переводится, но все больше плотва да подлещики – какая из них уха! Одно название.

Рецептов ухи масса, и простых, и по­сложнее, но в любом случае для насто­ящей ухи требуется хороший бульон. В идеале из ершей, но подойдут и окуни. Так что решено: 8 Марта – не шутки, еду ловить окуней!

Сергей, мой товарищ и постоянный напарник по рыбалкам, согласился соста­вить компанию. Прикинули, где можно успешно половить окуня. Сложность бы­ла в том, что Сергей – убежденный сто­ронник ловли на балансиры, а я предпо­читаю мормышку. Чаще всего места, под­ходящие для ловли на эти приманки, не совпадают. Можно было поехать на Мо­жайку – там есть приличные коряжники, где можно рассчитывать на окуня нор­мального размера, но там хорошо рабо­тает или блесна, или балансир. Ловить с прикормкой на мормышку с мотылем в коряжнике далеко не лучший вариант, а неглубокие поливы, самые подходящие для мормышки, там оккупирует плотва. На Истринском я знал точки, где много окуня, но наши неоднократные попытки ловить там на балансир успеха не имели: окунь значительно лучше брал на мор­мышку. В результате пришли к компро­миссу: едем на Пестовское водохранили­ще!

Сюда зимой многие рыбаки приезжа­ют, чтобы погонять судака на русловых бровках, любят этот водоем и лещатники. Окунь в водохранилище тоже есть. Мно­го его в заливе в Тишково. На поливах он хорошо берет на мормышку, у подводных бугров – на балансир.

Мой приятель сразу по приезде взял ящик, бур и отправился на поиски ближе к выходу из залива. Балансир позволяет быстро проверить все горизонты и глуби­ны, и если удастся наткнуться на стаю, то можно очень хорошо отловиться. Ловля же с прикормкой позволяет собрать оку­ней в одном месте, и, если повезет, улов тоже может быть вполне приличным.

     Если нацелился на окуня, то начи­нать имеет смысл поближе к берегу. Тут есть одна интересная закономерность: если лед толстый или покрыт слоем сне­га, то окунь у берега будет держаться, но в небольшом количестве; а вот когда лед прозрачный и не особо толстый, да еще и без снега, то окуня у кромки берега бы­вает много. Видимо, в этих условиях ему удобнее охотиться – возможно, он луч­ше видит малька, которого здесь быва­ет много. Однако такая «ходовая» охота присуща, как можно думать, только са­мому активному на данный момент хищ­нику. Остальные стоят в стороне, но хо­рошо реагируют на прикормку и берут на мормышку с мотылем. Когда я в первый раз обратил на это внимание, мне показа­лось, что на малька охотятся самые круп­ные экземпляры, а на прикормку соби­рается мелочь, но потом неоднократно убеждался, что размер здесь совершенно ни при чем.

     Почти от самого берега я просверлил цепочку лунок и промерил глубину. Она плавно увеличивалась до четырех ме­тров, а после начинался резкий свал на шесть метров. Можно было ожидать, что у основания бровки будет стоять бель, гу­стера и подлещик, но их не было. Здесь бель обычно держится на большей глуби­не.

     Течения в заливе не было, и я закарм­ливал лунки с руки чистым мотылем. На самых мелководных лунках поклевки на­чались почти сразу, но окунь был мелкий, грамм по тридцать. Перешел на более глубокие. Быстро выяснилось, что боль­ше всего окуня на глубине три метра. Здесь он был чуть крупнее, периодиче­ски проскакивали экземпляры и по 100– 150 грамм.

     Ловил я на удочку с леской 0,08 мм и мормышкой 2,5 мм. Поклевки шли доста­точно часто. Пробовал ловить на удочку с леской 0,1 мм – паузы между поклевка­ми заметно увеличивались. Цвет мормы­шек сказывался на клеве меньше, но все же активнее окунь брал на «серебро». На­садка – один крупный мотыль или два- три мелких.

     Утром окунь чаще брал на стоячку, ближе к обеду – на игру. Как правило, в разгар зимы активность окуня напрямую зависит от того, сколько его собралось под лункой. Когда рыбы мало, она ведет себя довольно пассивно и осторожно и ее проще «уговорить» на стоячку. Когда оку­ни собираются в большом количестве, то включается пищевая конкуренция, все стараются первыми оказаться у насадки, и здесь уже игра приносит лучшие резуль­таты. Эта закономерность проявляется практически на всех водоемах.

     Другая закономерность заключается в том, что ча­ще всего окунь активен не с утра, а ближе к середине дня, где-то к полудню. Ви­димо, это связано с увели­чением освещенности подо льдом.

К обеду я уже наловил много окуней – хватило бы на самую наваристую уху. Хотелось найти окуня по­крупнее. Тут мое внима­ние привлек пожилой, яв­но местный рыбак, который обосновался метрах в двад­цати от меня. Я заметил, что он вытащил подряд несколько впол­не приличных окуней, значительно бо­лее крупных, чем у меня. В этом не было ничего удивительного, если бы не снасть: он ловил окуня на поплавочную удочку. Когда клев у меня несколько стих, я по­дошел посмотреть. Удочка у него больше подходила для ловли матерого леща, чем некрупного окуня, но рядом с его лун­кой лежали пять окуней больше двухсот грамм каждый. Как выяснилось, секрет заключался в насадке. Ловил он на чер­нобыльника. Маленькая личинка, наде­тая на большой крючок, выглядела абсо­лютно несуразно, но окуня это, видимо, не смущало.

     До берега было недалеко, и я, оставив вещи на льду, отправился на поиски по­лыни. Найти ее было несложно, т.к. снега на берегу почти не было, но вот самих ли­чинок в стеблях было очень мало. За час удалось найти всего с десяток. Однако эта «тихая охота» себя оправдала: именно на чернобыльник я поймал четырех окуней весом 200–250 грамм и одного за триста. Этих уже вполне можно было и пожарить.

     Сергей вернулся только часам к пя­ти. Стайного окуня он так и не нашел, но удачно обловил пару подводных бугров почти на выходе из залива. По общему ве­су я его явно обловил, но окуни у него в среднем были крупнее моих.

     На следующий день я полдня зани­мался ухой. Жена оценила: сказала, что уха близка к идеалу. Единственное, гово­рит, чего не хватает – дымка от костра. Явно намек, чтобы взял ее на рыбалку.




Мы в Google+