16.05.2014

И сами рыбаки, и совсем далекие от рыбалки, но знающие рыбацкую натуру люди любят пошутить над склонностью рыбаков приукрасить дей­ствительность. Но мы-то с вами знаем, что на рыбалке и впрямь случа­ются такие невероятные вещи, что услышь о таком от кого-нибудь – ни за что не поверишь.

Бывает и такое, что просто хоть стой, хоть падай. Хотите верьте, хотите нет, но все, что вы прочитаете ниже, истинная правда. И все это произошло со мной и с моими товарищами при свидетелях. Оче­видцы подтвердят.

Кто из вас не ловил рыбу на приман­ку, которая в разы больше самой рыбы? Иной раз диву даешься, как пойманная рыба вообще могла позариться на столь огромную приманку, но факт остает­ся фактом. Длина рыбки 7 сантиметров, приманки – 20 сантиметров. Как объяс­нить это, я не знаю, но факт, как говорит­ся, на крючке.

Или когда воблер длиной 110 мм ата­кует красноперка. Остается только рука­ми разводить – ну вот как она собиралась съесть такую добычу?

 

А сколько рыб за раз вам удавалось поймать на одну приманку? Я часто ловил двух окуней на один воблер. Несколько раз мне доводилось ловить на один балан­сир сразу трех окуней. Но однажды зи­мой в дельте Волги я поймал на балан­сир сразу четырех (!) окуней. И это ис­тинная правда! Два висели на боковых крючках, а два на тройнике. Да, они бы­ли небольшие, но их было четыре! Сам бы не поймал, никогда бы не поверил.

     

     Говорят, «поймал – отпустил» не очень гуманный способ. Рыба страда­ет, ей больно, и она потом плохо себя чувствует. Но и здесь бывают необъяс­нимые вещи.

     На одной из сибирских рек я пой­мал щуку, самую обычную щуку. Не­большую, чуть больше килограмма. От­пустил ее и снова сделал заброс. Мо­жете себе представить, как я удивился, когда эта же щука вновь атаковала ту же самую блесну, как только та оказа­лась недалеко от нее. Я про такое слы­шал, но сам никогда с подобным не сталкивался. Хорошо, что рядом был мой друг Сергей, который может все это засвидетельствовать.

     А на следующий год мы рыбачи­ли на другой сибирской реке, и уже с Сергеем случился невероятный случай. Он подсек тайменя, тот рывком снял не­сколько метров плетни и пошел вниз по течению. Сергей пытался сначала его остановить, а когда понял, что это бес­смысленно, какое-то время бежал за ним по берегу. Но таймень, смотав весь шнур, просто оборвал блесну и ушел.

Каково же было наше удивление, ког­да, возвратившись в лагерь, Сергей полу­чил свою блесну назад. Этого тайменя с блесной во рту поймал другой наш това­рищ, рыбачивший ниже по течению.

    

     Совсем невероятным выглядит слу­чай на реке Оленек, что в Якутии. Изда­лека мы увидели с катамарана мощный всплеск. Таймень, решили мы, и пристали в этом месте к берегу. Закидываю мыша, тащу. Из воды выскакивает щука, хвата­ет мою приманку и мигом обрезает пле­тенку. Прощай, моя любимая мышка! Но случилось чудо: через минуту моя мышь всплыла, а легкой волной ее стало сно­сить к берегу. Вдруг из воды вновь выско­чила щука и снова проглотила мою при­манку! Мы просто остолбенели. Вы буде­те смеяться, но через минуту моя мышь вновь оказалась на поверхности, и ветер опять погнал ее к нашему берегу. И когда до него оставалось всего метров пять, из глубины снова выскочила большая щука и снова утащила мою приманку. На этот раз уже окончательно. Кто бы другой рас­сказал, я бы только посмеялся.

    

     Конечно, нет ничего необычного в том, что хищник хватает подсеченную рыбу в тот момент, когда вы ее вытаски­ваете из воды. Но я вряд ли бы поверил в то, что щука не будет выпускать из сво­ей пасти окуня на протяжении минимум сорока метров вываживания и отпустит только тогда, когда окажется у борта лод­ки. Хорошо, что за этим действом наблю­дали пятяро моих товарищей, иначе этот случай можно было бы легко посчитать за рыбацкую байку.

 

     Из того же разряда был случай на Камчатке, когда прямо на глазах у мест­ных рыбаков, уверявших нас, что нерка на блесну не ловится, я поймал эту самую нерку, полную икры, и именно на блесну. Трудно передать их изумление.

     А когда Сергей поймал на блесну кету, которая, по словам тех же рыбаков, про­шла в этой реке на нерест в июле, а в ав­густе ее тут уже практически нет, глаза от удивления у них были еще больше. Ведь это была уже вторая декада сентября.

 

     Сомневаюсь, что кто-нибудь пове­рил бы в мой рассказ о том, как на той же Камчатке в лагерь рыбаков, стоящих на противоположном от нас берегу, при­шел медведь, если бы не десять свидете­лей. Ну пришел медведь и пришел. Ребята спрятались в машине. А медведь, полазив по берегу, нашел их садок с рыбой, достал его из воды и скрылся с уловом в ближай­ших кустах. И на прощание помахал нам, все это наблюдавшим, мохнатой лапой. Хотя в этом в факте я не очень уверен – может, просто показалось.

 

     Но самый необъяснимый случай про­изошел в Астраханской области со мной и моим другом Сергеем. Мы на лодке от­правились охотиться за жерехом. Наш­ли котел и стали ловить. Я ловлю перво­го, второго, третьего. У Сергея ни поклев­ки. Ловлю четвертого, пятого, шестого – у Сергея ноль. Меняемся приманками, спиннингами, местами, я ловлю снова и снова, а у Сергея полная тишина. Та же проводка, та же приманка. Результата нет. Предложил ему сменить место. Он отказался. Когда я поймал пятнадцатого, он сдался, и мы переставились чуть в сто­рону. Я снова ловлю жереха на новом ме­сте – и наконец-то первая за все утро по­клевка у Сергея. Радостный Серега тащит рыбу и вытаскивает… язя.

     Вечером мы вновь отправились за жерехом, и он снова ловился. Только те­перь он ловился и у Сереги тоже.

     Объяснений утреннему случаю мы так и не смогли найти. Сошлись на том, что на рыбалке каких только невероят­ных историй не бывает. И у каждого ры­бака наверняка хоть парочка таких в за­пасе имеется.




Мы в Google+