24.09.2014

Это лето для любителей ловли леща на фидер оказалось неудачным. Рыба клевала не лучшим образом – можно сказать, лишь поклевывала. Ловился подлещик грамм по 200–250, что-то более крупное попадалось редко. Вся надежда была на осень. Обычно в начале осени лещ клевал очень активно, но в некоторые годы интенсивность клева не увеличивалась, зато начинали попадаться крупные экземпляры. Так или иначе, но лещ всегда реагировал на первое существенное похолодание.


Среди подмосковных рек Пахра зани­мает особое место. Река более или менее рыбная, с извилистым руслом, и, самое главное, до нее можно быстро добраться на электричке и тем более на машине. Здесь всегда много рыболовов, в особенности любителей ловли леща на фидер или обыч­ные донки. И это вполне закономерно, по­скольку река довольно глубокая (в ямах до 9 метров), с несильным течением. И лещи до 1,5 кг попадаются не так уж редко.

Большинство рыболовов от ж.-д. станции Ленинская отправляются вниз по течению и стараются занять удобные места на ямах. Самая большая – возле ав­томобильного моста на трассе «Дон». Бе­рег там крутой, и сразу понятно, где на­ходится яма. Место очень популярное, о чем свидетельствуют кучи мусора и, в частности, брошенные на берегу пакеты из-под прикормки.

В отличие от многих рыболов, я счи­таю, что летом и в начале осени ямы с большой глубиной далеко не лучшее ме­сто для ловли леща. Значительно пер­спективнее ловить на входах или выходах из них на глубинах не более пяти метров. Дело в том, что лещ выходит кормиться туда, куда течение несет корм, а в самих ямах течение очень слабое. Эта законо­мерность проявляется и на других реках. Так, на Москве-реке лещ до октября даже на перекатах нередко багрится на джиг.

Отправляясь с моим приятелем Сер­геем на очередную рыбалку, мы рассчи­тывали выбрать подходящее место на вы­ходе из какой-нибудь ямы и основательно его обловить. Многие рыболовы стремят­ся приехать пораньше, мы же приезжаем к обеду, находим самое, на наш взгляд, ле­щовое место и закармливаем точки. Лещ может выйти на кормежку и под вечер, и ночью, и утром, и, чтобы он задержался, в точке ловли его должно ждать обильное пятно прикормки.

К нашему удивлению, народу на реке было немного. Возможно, потому, что бы­ло довольно холодно. Устроились почти сразу за поворотом реки. Как я знал по лет­ним рыбалкам, чуть выше находится яма с глубиной семь метров. Как всегда, перед началом ловли промерил дно, привязав к леске грузик. Лучшая точка располагалась немного ближе середины реки: здесь гру­зик упирался в основание бровки. Дно на этом участке илистое, но начало подъема четко прослеживалось. С глубины 3,5 ме­тра дно плавно поднималось к берегу.

Как правило, фидерная рыбалка на­чинается с обильного закармливания точки с помощью специальных корму­шек большого объема. В этот раз мы ре­шили изменить схему и начали ловить с большими пластиковыми кормушка­ми малого веса, перезабрасывая каждые пять минут. Плюс этого способа в том, что «пристреливаешься» к точке. Кроме того, закормочная кормушка тяжелая, и иногда леска при забросе срывается из- под пальца, и кормушка уходит немного в сторону, что приводит к размыванию закормочного пятна.

     Поскольку ловить мы собирались не более суток, прикормки взяли немно­го и решили, против всех правил, обой­тись без базы. На двоих у нас было шесть пакетов «FishBait лещ», 1,5 литра мелас­сы и жидкие ароматизаторы. Конечно, в такую прикормку нужно было добавить крупные компоненты. Их роль хорошо играет перловая каша или пшено, одна­ко готовить их перед отъездом было не­когда, а запаривать на костре слишком хлопотно. Сделали просто: купили па­ру пакетов геркулеса и на несколько ча­сов замочили в мелассе. Геркулес делает прикормку более липкой, и это надо учи­тывать. Хорошей добавкой к прикормке может служить кукурузная мука крупно­го помола после замачивания в воде, но нужной крупы в магазине не оказалось. Добавили несколько банок опарыша и, конечно, грунт – по берегу Пахры мно­го участков с суглинком, который вполне подходит. Ловить на течении без грунта просто бесполезно, прикормку будет бы­стро сносить течением.

     Наша прикормка была бисквитная, поэтому решили добавить шоколадный ароматизатор. Такой вариант может по­казаться несколько странным, поскольку считается, что сладкая прикормка хоро­шо работает летом в жару, а уже настоя­щая осень. Но одно дело температура воз­духа, а другое – воды. Несмотря на похо­лодание, вода была еше довольно теплой.

     Несколько слов об оснастке. У меня в качестве основной стояла монолеска 0,25 мм, кормушка 21 г. Начал ловить с повод­ком 0,1 мм, но быстро оборвал и поста­вил 0,14 мм. Напарник продолжал ловить на 0,1 мм, однако разницы в количестве поклевок не было. Длина поводка 60 см, больше в этих условиях было не нужно. После перевязывания крючков поводок укорачивался до 50 см, но количество по­клевок не уменьшалось. Крючок № 18 – оптимальный размер для ловли на одно­го опарыша с мотылем. Это сочетание хо­рошо работало в первый день, во второй подлещик брал только на мотыля, и толь­ко если на крючке была одна, максимум две личинки.

     Такая снасть достаточно обычна при ловле на небольших реках. Но в отли­чие от «стандарта», хлыстики у нас бы­ли спортивные полуунцовые. Полови­на унции – 14 г, кормушка же весила 21 грамм, что для многих может показаться более чем странным, а может быть, даже глупостью. Однако надо иметь в виду, что маркировка хлыстика отражает не столь­ко его прочность, сколько чувствитель­ность. При наличии опыта и аккуратном обращении хлыстики держивают зна­чительный перегруз, но все надо делать осторожно и плавно. В использовании подобных хлыстиков есть определенный смысл: пассивная рыба нередко берет на­столько осторожно, что унцовый хлыстик их просто не фиксирует. Особенно часто это бывает при боковом ветре, когда по воде идет крупная рябь.

     Хотя прикормка у нас была очень не­плохая, клев начался много позже, чем мы ожидали. Под вечер были отдельные поклевки густерки, попадалась уклейка – видимо, опустилась на глубину вслед за прикормкой. Даже пескарики пару раз клюнули. Но не было ни одного подлещи­ка. Мы уже начали думать, что ошиблись с местом, однако искать другое не было смысла, так как на второй основательный закорм просто не осталось прикормки.

     Первые нормальные поклевки нача­лись только в два часа ночи, когда мы уже собрались отправиться в палатку спать. Рыбу словно «включили», и поклевки на­чались сразу у обоих. Брал, и жадно, все тот же стандартный подлещик весом 200– 250 грамм. Пустые поклевки тоже были, но редко. Подошла стая, это чувствова­лось, но крупной рыбы в ней не было. Ча­са в четыре все закончилось.

     Спать уже не хотелось, и мы продол­жили ловить в надежде на подход другой стаи. Вновь клев начался около шести ча­сов. В этот раз рыба брала реже, но подле­щик был несколько крупнее, до 350 грамм.

     После 8 утра клев ослаб, и поклев­ки шли уже с интервалом минут в де­сять. Около полудня была еще одна ко­роткая вспышка клева – подряд попалось несколько экземпляров по 300 г. И все, больше подлещик не брал. Клевала толь­ко совсем мелкая густерка, которая днем ловится почти повсеместно.

     На двоих мы поймали килограммов шесть – немного, но это без учета мелочи, которую мы сразу же отпускали. Тем не менее рыбалка оказалась поучительной. Лещ отреагировал на похолодание и, судя по всему, начал сбиваться в стаи и больше перемещаться. Причем на подход стаи ко­личество прикормки почти не влияло. Ры­ба подходила и уходила, руководствуясь какими-то своими мотивами. Наш рас­чет на то, что похолодание активизирует крупного леща, не оправдался. Но надеж­ды остаются. И в прошлые годы пик актив­ности леща приходился не на начало осе­ни, а на бабье лето, а оно еще впереди.



Мы в Google+