17.12.2014

Озеро Неро, оно же Ростовское. У этого водоема особая репутация. В озере не просто много, а очень много щуки. Поэтому лед здесь бывает чуть ли не сплошь заставлен флажка­ми. Но когда смотришь на такое небывалое скопление жерлиц, удивляет не оно, а то, что их многочисленные хозяева еще и беспрерывно бегают от одного флажка к другому. А на свой наблюдательный пост возвращаются уже не спеша, держа длиннотелую рыбину одной, а то и двумя руками.


ЗА ЧЕМ ЕДУТ

Да, богато Неро щукой. Од­нако зимой основную массу ры­боловов оно притягивает вовсе не этим. Большинство приезжа­ют половить на мормышку не­крупную рыбу. Плотвичка грамм до семидесяти и таких же разме­ров окунь ловятся здесь всегда. Даже самая плохая погода не по­меха. Такое устойчивое мнение сложилось о Неро.

Поищем крупных окуней, а если не найдем, отведем душу на мелочёвке – так наша посто­янная четверка единогласно по­становила после короткого сове­щания. А предрешила этот выезд на Неро ситуация на Ухре. Не­сколько раз мы посещали эту ре­ку, и каждый раз возвращались с вполне хорошим уловом. Плот­ва брала крупная, от 250 до 400 г. Но сильно привередничала. С большим трудом удавалось пой­мать 15–20 таких рыбинок.

 

НАБРОСИЛИСЬ НА ПРИМАНКИ

На лед Неро мы вышли с на­строем на легкую результатив­ную рыбалку. Еще сумерки. Пер­вые лунки просверлили в камы­шах, далеко влево от устья Сары – места концентрации мелкой рыбы. В это время плотва на Ух­ре, как правило, не интересуется приманками. А окунь вроде как дневная рыба, его поклевок тем более ждать рано. «Матросы» и их «юнги» ломают стереотипы. Тут же набросились на наши при­манки. Пять мелких, один сково­родный – семь мелких и один та­кой, которого можно и не отпу­скать обратно в лунку. Друг от друга засверлились метрах в ста. У всех – одинаковая картина. В предыдущие годы мелочь здесь и днем не попадалась.

Тут вспомнились рассказы местных рыбаков о том, что рус­ло Сары нынче забито торфяны­ми кочками. Получается, ее во­ды теперь текут где попало, аж до самых Угодичей. На свежей струе матросы здесь и скопи­лись. Другого объяснения ситуа­ции у нас пока нет.

 

ЗА КРУПНОЙ БЕЛЬЮ

Метрах в ста от нас прое­хал вроде бы знакомый автомо­биль. Похож на машину наших знакомых коллег из Гаврилова- Яма. Они уже бывали на Неро в этом сезоне. Звоним им на мо­бильный. Точно, они. Едут туда, где два дня назад отлично лови­лась довольно крупная плотва и подлещики впечатляющих раз­меров. Едем за плотвой и подле­щиками. Расположились метрах в двухстах от бывалых гаври­лов-ямцев. Ближе неприлично: на огромных просторах Неро не принято обсверливать кол­лег. Первым зашевелился Быва­лый. Хоть он и великий конспи­ратор, но всем понятно, что че­ловек вываживает достойную рыбу. Энергично трясу мормыш­ку с оранжевым «арбузом», мед­ленно приподнимаю. Касание. Такое вытворяет только круп­ная рыба. Матросики – те за­ставляют кивок то резко взле­тать вверх, то стремительно изо­гнуться вниз до упора. Теперь моя мормышка медленно пока­чивается у дна. Есть! Кивок за­мер. Как и Бывалый, вытаски­ваю хорошего окуня.

     Вместо ожидаемых здесь плотвы и больших подлещиков – горбачи. У меня чуть больше 300 г, у Бывалого еще крупнее. Вир­туоз, расположившийся далеко впереди, тоже вытащил отмен­ного горбача. Ну и хорошо, бу­дем ловить!

 

ЗЕЛЕНАЯ РЕЗИНКА

     В первых же лунках попа­лись. Больше не хотят брать на­ши приманки. Ничего, пусть та­ких крупных даже по одному из лунки будем извлекать, рыбал­ка все равно будет прекрасной. А через полчаса мы и по старым луночкам пройдемся и почти в каждой поймаем еще по окуню.

     Бывалый сделал пять лунок – ни одной поклевки. У меня то­же. Рано обрадовались. И Вирту­оз трясет мормышку в новых лун­ках без поклевок. Значит, точно дело не в игре, что-то другое оку­ню не нравится. А может, больше полосатых здесь просто нет? Ну, это слишком маловероятно. Про­должаем сверлить лунки. Зону поиска расширяем, периодиче­ски возвращаемся на старые ме­ста. Еще по паре вытащили.

     Наконец подошел Бывалый. Рассказал, что на белый арбуз вытащил из одной лунки сразу трех окуней. Правда, подсадил кусочек зеленой резинки. Про­тягивает мне такой же. В старой лунке тут же следует поклевка. Неужели окуни бастовали из-за отсутствия этого дурацкого зеле­ного обрезка? Выходит, что так.

 

ЛЕГЕНДА ИЛИ БЫЛЬ?

     К обеду вялый клев почти полностью прекратился. Кол­леги из Гаврилова-Яма смени­ли место, уехали неизвестно ку­да. Но вскоре вернулись. У них тоже никаких достойных подле­щиков и крупной плотвы, изред­ка только горбачи. В то, что эта белая рыба совсем недавно хоро­шо клевала именно здесь, уже не верилось.

    Подошел поговорить хозя­ин щучьих жерлиц, расставлен­ных недалеко от нас. И у него капитальное затишье. Обсуди­ли наиболее аппетитный нынче размер живца для зубастой. По­том вдруг, без всяких наводящих вопросов, он рассказал, что на этом месте два дня назад все ко­му не лень очень успешно лови­ли огромных подлещиков и за­видную плотву, а сегодня никто не поймал ни одной белой ры­бы. Его рассказ мы вполне обо­снованно восприняли с недове­рием. Щукарь обиделся и ушел к своим уже, казалось, оконча­тельно замолчавшим жерлицам.

     Нашему Правильному надо­ело впустую трясти мормышку. Он перешел на балансир. Выта­щил щучку и небольшого окуня. И все, как обрубило.

     Между тем у окунятников, расположившихся по соседству с нами, на малька начал брать крупный окунь. Таскают одно­го за другим. Но окуни были не крупнее наших мормышечных, это успокаивало. Напрягало лишь то, что у нас сейчас совсем не клюет, а у них ловится.

     Бывалый попробовал мор­мышить рядом со срабатывающи­ми окуневыми жерлицами. Безре­зультатно. Вскоре окунь перестал интересоваться и мальком.

 

ОКУНЬ ВМЕСТО ПЛОТВЫ

     В период такого общего за­тишья я отправился пешком на разведку в место впадения Сары. Здесь хаотично бродили рыболо­вы с понурым видом. Плотвы нет даже мелкой, ловятся лишь от­кровенные матросики. Доверяй, но проверяй. Просверлил пять лунок. Точно. Одна матросня. Пора возвращаться, скоро конец рыбалке. День очень короткий в середине декабря.

     Подхожу к нашим местам. Жерличники решили, что зати­шье слишком затянулось, смо­тали снасти и отправились по домам. А как дела у мормышеч­ников? «У нас начался клев», – тихо, словно кто-то мог нас под­слушать, сообщил мне Бывалый.

     В своей старой рабочей лун­ке сразу поймал хорошего оку­ня. Еще трясу, долго трясу, про­водок пять. Второй. Удивило: большие, а сопротивляются со­всем вяло. Третий очень тем­ный, не похож на предыдущих, жаберные крышки какие-то ори­гинальные, как бы слишком большие, сильно выдаются за га­бариты головы. Две мелких пи­явки отвалились от него на льду.

     Быстро темнеет. Кивка со­всем не видно, а горбачи пусть и вяло, но продолжают изредка хватать наши приманки. Не по­лучилось легкой победоносной рыбалки. Наши окуни оказались в прямом и переносном смысле тяжелыми. Дома взвесили самых крупных. У Виртуоза потянул на 650 г, у Бывалого – 420, у меня – 390, у Правильного пойманный на балансир – 360 г.

     Главный итог рыбалки – тай­ну озера Неро мы так и не раз­гадали. Куда спрятались огром­ные подлещики и крупная плот­ва? Скорее всего, они никуда и не уходили со своих облюбован­ных мест, где их ранее с успехом ловили другие рыболовы, но не мы. Короче говоря, тайну при­дется разгадывать. Скоро опять поедем на Неро.



Мы в Google+