04.04.2016

Не меньше чем перволедья рыболовы ждут последнего льда. Эта пора наступает, когда под лед начинает поступать богатая кислородом талая вода, вызывая резкую активизацию всей подледной жизни. Од­нако ловить рыбу в это время бывает со­всем не просто. Причина в постоянном перемещении рыбы по водоему. Неред­ко рыболов приходит на хорошо знако­мое надежное место и обнаруживает, что рыба исчезла. Попробуем разобраться в причинах.


МАРТОВСКИЕ МАНЕВРЫ

Согласно расхожим представлениям, зимой на водохранилищах большая часть рыбы стоит на самых глубоких местах, а с началом весны собирается в стаи и подни­мается во впадающие реки на нерест, по ходу активно питаясь. На самом деле рыба часто идет в реки с начала–середины фев­раля, и с нерестом этот ход никак не свя­зан. Дело в том, что в середине зимы во многих, даже больших, водоемах, прежде всего в водохранилищах, заметно ухудша­ется кислородный режим. Хотя о заморах речь и не идет, но нехватку кислорода ры­ба все-таки испытывает. Это, видимо, и вы­нуждает ее подниматься с глубин и уходить во впадающие реки.

Это перемещение достаточно четко прослеживается почти у всей белой рыбы, особенно у подлещика и плотвы. При этом рыба начинает активно питаться: надо и затраченные в пути силы восстановить, да и нерест близок.

Но, поднявшись в реки, где с кислоро­дом все в порядке, с началом активного сне­готаяния большая часть рыбы скатывается назад, в водохранилища. И дело во все той же талой воде: она не только насыщена кис­лородом, но также и слишком холодная и мутная. Скатившиеся вниз стаи плотвы и подлещика не уходят на глубину, а держатся на прибрежных поливах. К этому времени здесь устанавливается вполне подходящий кислородный режим, при этом температу­ра воды выше, чем в ямах, а мути меньше, чем в речках и ручьях. Основная часть рыбы остается на поливах, пока не придет время снова идти в реки – нереститься.

Это самая общая картина поведения рыбы на водохранилищах в период от глу­хозимья до нерестового хода. Однако в по­ведении разных видов рыб есть заметные отличия, на которых мы и остановимся.

 

ЩУКА

Практически на всех водохранилищах она вполне успешно ловится на жерлицы в течение всей зимы. Конечно, после ледо­става клев наилучший, потом он ослабе­вает, но отдельные всплески случаются и позже. Если не считать налима, щука нере­стится первой среди всех наших рыб, отсю­да и особенности ее «графика клева». Она часто нерестится подо льдом или по закра­инам, поэтому считается, что с их появле­нием о жерлицах можно забыть: в лучшем случае попадаются неполовозрелые шнур­ки. Но в конце февраля–начале марта у щу­ки начинается преднерестовый жор. По­скольку практически вся рыба в это время с икрой или молоками, крупный живец ее не привлекает – ставить надо самого мелкого. Причем уклейка или верхоплавка может заинтересовать самых крупных «мамок». Однажды в первых числах марта я поймал на жерлицу 7-килограммовую щуку, желу­док которой был набит совсем мелкой, не­понятно как добытой, уклейкой. Пример­но ко второй половине марта щука готова к нересту и перестает питаться.

 

ПЛОТВА

     Плотва – пожалуй, самая интерес­ная «весенняя» рыба. Она хорошо ловится практически на всех водохранилищах ев­ропейской части, начиная от подмосков­ных и кончая Рыбинским. Первый ход плот­вы в реки проходит до начала активного снеготаянья. Она явно очень чувствитель­на к недостатку кислорода и всегда держит­ся там, где его больше. Как правило, плотва в реках не поднимается высоко, а остается в приустьевой зоне, где активно кормится. В это время она хорошо берет на мормыш­ку с мотылем, главное – найти место сто­янки. При определенном опыте это можно сделать по береговому рельефу. Поскольку кислорода больше в основной струе, стаи плотвы часто встают вдоль нее. Но не всег­да именно здесь находятся и самые хоро­шие места для ее ловли. Чаще лучше ловить вдоль границы течения и стоячей воды и на участках с обратным течением, то есть там, где намывает корм. Кормится плотва имен­но здесь, хотя стоять может на самой струе, более богатой кислородом.

     Хотя рыба активно питается, прикарм­ливать все же стоит. На сильном течении лучше использовать стационарные кор­мушки, на слабом можно и обычные. Ес­ли течение не ощущается, можно кормить с руки. Состав прикормки зависит от осо­бенностей водоема. Это может быть и чи­стый мотыль, и с добавками сухих смесей, а где-то сухая прикормка собирает плотву лучше, чем мотыль.

     Плотву ловят как со дна, так и вполво­ды в зависимости от насыщенности кисло­родом разных горизонтов. Определить это со льда сложно, поэтому приходится прове­рять все слои. Искать плотву лучше с безмо­тылкой на игру с остановками. Размер при­манки определяется активностью рыбы: по сравнению с глухозимьем, когда лучше ра­ботали самые мелкие мормышки, теперь их размер может быть значительно больше.

     Найдя плотву, можно решить: стоит ли опускать ее прикормкой на дно или под­нять под лед. Ловля вполводы происходит без прикормки. Плотва – рыба активная, и в отличие от окуня обычно легко подни­мается к самому льду, где ловить ее значи­тельно удобнее. При слабом течении или его отсутствии сухую прикормку подсыпа­ют прямо в лунку. Если используют пани­ровочные сухари, то, засыпав в лунку, с во­дой их не перемешивают. Намокая, сухари постепенно опускаются и образуют столб, привлекающий рыбу.

     Совсем не обязательно постоянно под­брасывать новые порции сухой прикорм­ки. Можно делать это, например, раз в час, перемешав прикормку с шугой. Насытить­ся такой прикормкой рыба не может, но уходить от аппетитного облака тоже не за­хочет. Можно смешать с шугой в лунке и мотыля: личинки будут постепенно и мед­ленно опускаться.

     Если удобнее ловить со дна, прикарм­ливают с помощью кормушки. Плотва опу­стится на корм, но чтобы ускорить этот процесс, лучше подбросить в лунку горсть сухарей. Этот способ работает до глубины в 4–5 м.

     Скатившись снова в водохранилища, плотва держится на мелководных поливах и вдоль берегов. Часто она собирается на мелководьях с глубинами до 1,5 м.

 

ПОДЛЕЩИК И ЛЕЩ

     Подлещик, как и плотва, часто совер­шает подледные путешествия в реки, а с началом снеготаяния скатывается назад. В поведении этих рыб по последнему льду много общего. В частности, подлещик тоже часто стоит в толще воды, но практически всегда несколько глубже, чем плотва. Под­лещик вообще больше тяготеет к глуби­не. В полводы его можно ловить на черти­ка или мормышку на игру, но этим обычно мало кто занимается: искать в толще воды надо по разным горизонтам, а после по­имки одного–двух экземпляров стая часто уходит и снова приходится начинать поиск.

     Значительно проще ловить подлещика на закормленной лунке, собрав его в одном месте. Правда, сделать это по последнему льду несколько сложнее, чем в середине зи­мы. Дело в том, что к этому времени под­лещик перемещается с русловых участков на поливы с глубиной 3–4 м, где найти его сложнее, чем на бровках. Приходится изна­чально закармливать больше лунок, что­бы определить, где он находится. Если из десяти закормленных лунок хотя бы двумя удастся «попасть в леща», успех обеспечен.

По последнему льду рыба активно пи­ тается, поэтому приходится увеличивать коли­чество и частоту подачи прикормки. Закормив лунки, надо проверить их через полчаса, и те, в которых начались поклевки, необходимо ре­гулярно докармливать, иначе подлещика удер­жать не удастся.

Что касается матерого леща, то последний лед – это все-таки не его время: лучше всего он ловится в глухозимье. Но и весной на прикорм­ленные лунки иногда подходят солидные лещи, хотя специально его ловить сложно. Однако бы­вают исключения. Так, на Вазузском водохра­нилище у крупного леща тоже есть зимний ход, когда он поднимается в реки за кислородом. Поднявшиеся в реки стаи, как правило, обрат­но не возвращаются и перемещаются по реке. Лучшая приманка для его ловли в это время – крупный чертик. Ловля ходовая, поскольку даже обильной прикормкой задержать леща на месте не удается.

Другая особенность состоит в том, что и крупные лещи могут держаться не у дна, а в тол­ще воды, но под лед никогда не поднимаются. Подобное бывает на Озерне по самому послед­нем льду, когда выходить на него уже становит­ся опасно: крупный лещ начинает путь в реки и встает на глубине 0,5–1 м. Это сильно осложняет вываживание, ведь даже на толстой леске заве­сти в лунку хорошего леща на такой маленькой глубине очень сложно, поэтому обрывов бывает больше, чем пойманных рыб.

 

Роман БУТУЗОВ



Мы в Google+