17.11.2009

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Уважаемая редакция, здравствуйте!
Прочитал статью Павла Кобзаря «Практика - критерий истины» в «РР» № 43/2009, и захотелось по его соображениям поделиться своими. В описанном эпизоде с плотвой, выловленной на воблер, меня удивили два момента. Во-первых, сам плотвиный «котел». За многие годы рыбалки многократно наблюдал большие скопления плотвы, но чтобы поведение этой рыбы проявлялось именно в виде «котла», такого созерцать не приходилось. Во-вторых, удивило то, что плотва не боялась и реагировала на достаточно крупную для нее приманку. Размышляя по этому поводу, склонен согласиться с доводами автора о пищевой конкуренции, ибо сам не раз на практике сталкивался с необычными проявлениями в поведении сугубо мирных рыб.

В конце 50-х - начале 60-х годов среди наших курских рыболовов очень популярным осенним способом ловли была «дергалка», или ловля на зимнюю блесну с использованием летнего удилища. Ловили как с берега, так и с лодок. Главным объектом ловли был окунь. Увлекался этой рыбалкой и я. Вспоминая различные эпизоды той ловли, невольно нахожу аналогичные моменты в поведении плотвы, схожие с описанными П. Кобзарем. Почему я и склонен согласиться с ним насчет пищевой конкуренции. При ловле на дергалку мы обычно использовали зимние блесны длиной 4-5 см с одинарным крючком - более мелкие просто не вытягивали леску. На крючок, как правило, насаживался окуневый глаз. На одной из рыбалок в самый разгар клева щуренок оттяпал у меня очень уловистую серебряную блесну. Пришлось привязать другую, такого же размера, но медную, на крючке которой был сделан бандажик из красных ниток. Вот после этого и начались поклевки плотвы, красноперки и даже густеры. Причем на пяток окуней приходились одна-две штуки белой рыбы. Видя мои результаты, напарник тоже перевязал блесну. Ловили мы в устье небольшой речки Полной среди зарослей камыша и кувшинок, поэтому зацепы были неизбежны. В итоге я вскоре вновь остался без блесны. Перебираю свой блесенный арсенал и слышу крик товарища о помощи. Подбегаю к нему: он пытается вывести крупную рыбу, что в условиях зарослей без подхвати (мы их не брали ввиду ходовой ловли) было довольно проблематично. Но в итоге все прошло благополучно. Каково же было наше удивление, когда рыба была вытащена на берег...

Трофеем оказался килограммовый линь! Середина октября - и вдруг линь, да еще с блесной во рту! Видимо, под впечатлением такого события, я привязал блесну с пустым крючком, не обратив на это внимание. Продолжаю ловить, но поклевок нет. Наконец подцепил маленького окунька и только тут заметил отсутствие нитяной подвязки. Пришлось снова открывать коробку и менять блесну, после чего плотва и густера вновь стали проявлять свой интерес.

В последующие выезды на ту речку мы уже специально готовили блесны «под плотву». Потом мне неоднократно попадалась плотва при ловле на блесну со льда, когда на крючок был подсажен мотыль. Так что в случае, описанном Павлом, главным «виновником», по-моему, была опушка тройника, на которую плотва, находясь в большом скоплении, активно и реагировала как на кормовой объект. В моей практике при ловле на зимнюю блесну с подвязкой бандажа из черных ниток были неоднократные случаи поимки со льда карасей. Не багрение, а именно поимка блесной с поклевкой в рот.

С уважением, давнишний читатель и почитатель «РР»