21.01.2009


Два дня на Вазузском водохранилище

Пока длинные праздники впереди, обычно кажется, что времени хватит и дела переделать, и на рыбалку съездить дней на несколько. Когда праздники приходят, оказывается, что времени, как всегда, на все не хватает. Но не упускать же возможность половить вволю! Бросаешь все и едешь. Во всяком случае, мы с друзьями так и поступили - поехали на Вазузское водохранилище, в район Дубинино.

По пути гадали, что нас ждет -первый лед или глухозимье. Вопрос совсем не праздный. По перволедью на Вазузе отлично ловится окунь, в том числе и крупный но очень плохо берет подлещик, а о леще можно даже не мечтать Но, когда толщина льда приближается к 20 см, все меняется окунь как-то сникает, зато бель становится заметно активнее. Вазуза - водоем не слишком большой по площади, но сильно вытянутый, лед в разный частях встает не одновременно. В районе Дубинино, насколько мы знали, со льда начали ловить только после 25 декабря. Так что в праздники вполне можно было захватить перволедье с окуневой забавой, но, учитывая, что стоял приличный мороз, лед мог успеть нарасти. Особенности водоема мы представляли, поэтому первый наш вопрос, заданный по приезде соседу-рыболову, был очень простой: «Подлещик берет?» Ответ немного озадачил: «И подлещик, и окунь». С таким здесь раньше сталкиваться не приходилось. Впереди два дня рыбалки, и хотелось и окуня поблеснить, и жерлицы поставить, и, конечно, половить подлещика, а если повезет, то и леща. Мой давний напарник Михаил - завзятый блеснильщик, когда берет окунь, пусть даже мелкий, он бросает другую рыбу и ловит полосатого, а если на блесну берет щука или судак… Так что начали мы с ним с блесен. Третий член нашей маленькой компании Кирилл, решил заняться лещом.

Найти окуня на водохранилища сейчас сложнее, чем летом. Уровень воды ниже летнего метра на три, все отмели и камышовые заросли оказались далеко на берегу. Пришлось довериться Михаилу и отправиться на его заветные точки. На первом «секретом» месте, до которого мы шли километра полтора по занесенному снегом льду, окуня не оказалось вовсе: ни одной поклевки ни в одной из 20 просверленных лунок. «Эх, опоздали, лед под двадцать сантиметров, - вздохнул Михаил. - Пора на подлещика садиться. Впрочем, давай дойдем до второй точки, это не так далеко, за поворотом». Половить окуня мне очень хотелось, поэтому я согласился, хотя, возможно, и зря. До второй точки оказалось километра три Когда мы закончили сверлить два ряда лунок, спина была мокрой Это меня совсем не порадовало: промерзнуть на 15-градусном морозе было очень легко. Выручило хорошее термобелье: не дешевое, но со своей задачей справилось - через четверть часа я полностью высох. Вторая точка находилась рядом с довольно большим островом у слияния рек Вазузы и Гжати. Михаил сказал, что с одной стороны острова проходит основное русло с глубинами до 10 м, а с другой - более мелкая протока, где окунь по перволедью собирается в большие стаи. Минут через десять мой напарник радостно вытащил в этой протоке окуня грамм на триста. Это вдохновляло.

Просверлив лунки, начал тщательный облов на легкую блесну. Ни на полутора метрах, ни на 2,5 окуня не оказалось. Поклевки начались только на глубине от 4 м на самой середине протоки. Из-за мороза пришлось играть совсем короткими взмахами, иначе леска касалась края лунки и мгновенно примерзала. Очень неплохо окунь реагировал на ступенчатый подъем блесны. После маха вверх блесна не возвращалась в прежнюю точку, а останавливалась на полпути, и с этого уровня выполнялся следующий мах вверх - и так на высоту до метра от дна. Выше поклевки прекращались. Судя по подбагриваниям, окунь был очень активен и резко атаковал блесну. При этом было много холостых подсечек, словно окунь просто играл с приманкой. Попробовал мормышку с мотылем, но быстро отказался: окунь брал взаглот, а доставать приманку на 15-градусном морозе - дело крайне неприятное. Стал насаживать мотыля на крючок блесны. Поклевки, пожалуй, не участились, но холостых подсечек почти не стало. Вероятно, окунь теперь целил в мотыля и потому легко подсекался. Ловля шла азартная, но каждые минут 10, а то и чаще, леску приходилось очищать от намерзших бусинок льда. К сожалению первый 300-граммовый окунь так и остался самым крупным, а потом ловились в среднем 100-граммовые, так что, хотя мы поймали около полусотни полосатых на двоих, вес улова был невелик. Но это нас не расстроило: удовольствие от ловли было явно больше.

Вернувшись к Дубинино, мы встретились с Кириллом. Его улов нас несколько озадачил один подлещик грамм на пятьсот. Пока мы обсуждали на льду перспективы следующего дня, рядом с нами снялась небольшая компания, сидевшая целый день в палатках. Разговорились. Оказалось, что и у них улов невелик, но мелочи почти не было, подлещик шел от 250 грамм. До темноты оставалось часа полтора, и я решил половить на оставленных лунках. Просверлены они были всего «соткой» и расположены очень близко друг к другу. Первого подлещика поднял легко, а вот второй спутал две удочки. Времени распутывать не было, пришлось доставать запасную. Видимо, к вечеру рыба пошла крупнее: третий подлещик протиснулся в лунку с трудом и его пришлось брать за жабры в воде. Насаживать мотыля в сумерках сложно, и я опустил в лунку остатки кисточки. Четкая поклевка, подсечка, вываживание, попытка завести в лунку. Наконец показалась морда вполне приличного подлещика. В лунку он прошел с трудом, но мормышка выскочила из пасти. На какое-то мгновенье мы оба замерли, потом я скинул рукавицу и успел все-таки схватить рыбу в воде за жабры. Лунка успела обмерзнуть, и подлещик не проходил сквозь сужение. Рука сорвалась с головы, и лещ, не разворачиваясь, ушел. Обидно, конечно, но главное - рыба здесь была, и впереди был почти целый день.

Следующим утром мы все были на этом месте. Погода немного изменилась; холоднее не стало, но поднялся хоть и не сильный, но устойчивый ветер, поэтому пришлось ставить палатки Мы с Кириллом сидели в одной большой, а Михаил чуть в стороне в маленькой. После обильного закорма рыба подошла только через час. Кивок иногда чуть шевелился, иногда вздрагивал, но не разгибался. Потом поклевки все же начались, но подлещик брал только на мормышку и только на тонкой леске. У меня стояла 0,11 мм, у Кирилла -0,14 мм, и у меня клевало заметно чаще, хотя между нашими лунками было не больше метра. Подлещик был явно пассивен. Как это часто бывает, когда займешься одной удочкой, обязательно клюнет на другую. Так и случилось: кивок пошел вверх. После подсечки такое ощущение, что пусто, поэтому опускаю удочку назад. Но леска так и не уходит в лунку. Вынимаю - сидит 200-граммовый подлещик. Видимо, подсеченная и поднятая на полметра от дна рыба даже не пыталась отплыть.

Несмотря на совсем вялый клев, нам удалось на пару поймать за утро десятка полтора подлещиков от 200 до 400 граммов. Михаил отловил немного хуже; вероятно, сказалось то, что его более мощная снасть, рассчитанная на леща, настораживала более мелкую рыбу. И хотя за все длинные праздники на рыбалке удалось побыть совсем недолго, впечатления остались хорошие. Началось ли глухозимье, так и не ясно, но подлещик на Вазузе берет вполне исправно, даже в не самые удачные дни, а главное - пропала совсем мелкая «лаврушка», очень донимавшая в прошлом году.