10.09.2008


Нахлыст в Подмосковье - это доступно

«Кто обнаружил в своем водоеме голавля, тот в течение всего года будет иметь возможность ловить нахлыстом первоклассную рыбу». Так писал известный немецкий специалист по ловле рыбы нахлыстом Ханс Штайнфорт в своей книге «Нахлыст: от простого к сложному». Прочитав эти строки, наши рыболовы могли бы раньше только повздыхать: мол, везет же людям там, в Европах, и рыбы много, и зимы теплые - рыбачь в свое удовольствие круглый год. Когда восемь лет назад я приобрел нахлыстовые удилище, катушку и шнур, то даже не мог предположить, что и мой сезон в Подмосковье будет начинаться с первыми февральскими оттепелями и заканчиваться в двадцатых числах ноября. И все благодаря голавлю.

Введение в специальность

ловля голавля нахлыстомСвой первый нахлыстовый набор общей стоимостью менее 100 долларов я приобрел в октябре 2000 года. Покупка свершилась по настоятельной рекомендации товарища, который успел подсесть на этот кайф. Три последовавших за этим событием года обильный снег выпадал не раньше 25 ноября, но только с середины декабря и до февральских оттепелей наши подмосковные речки покрывались узором лунок рыболовов-зимников. Все в природе течет, все изменяется, и не всегда в лучшую сторону. Такое потепление, с одной стороны, наверняка в чем-то вредит, но, с другой стороны, оно дарит московским рыболовам возможность наслаждаться ловлей по открытой воде почти круглогодично. Так вот, став обладателем нахлыстовой снасти, я с небывалым упорством приступил к тренировкам. Однако самообучение, а точнее самомучение, ни к чему хорошему не привело. Стало ясно, что надо искать человека, который может научить. Всего одно занятие с инструктором позволило добиться такого прогресса, что было обидно за впустую потраченное время. Тренировался я на Москве-реке, имея желание и шнур научиться «разыгрывать», и что-нибудь при этом поймать. В этом и заключалось непреодолимое противоречие. Холодный осенний воздух здорово студил руки, но остававшаяся тепленькой вода приятно грела ноги через вейдерсы, почти как на незамерзающей речке Пехорке. Рыбы было много, очень много! Уклейка, первая радость нахлыстовика, проявляла себя бурными выходами при каждом падении сухой мушки на воду. Но что удивительно, она почти никогда не засекалась! Не один час и не один день продолжалось это загадочное явление. Пойманных рыбок можно было пересчитать по пальцам одной руки, правда, некоторые были длиннее ладони что для нашей уклейки размер неплохой.

Холода - к улову

ловля голавля нахлыстомОднажды я перестал замечать издевательство уклеек и дал мухе спокойно плыть по течению, подвергаясь атакам подводных обитателей И здесь выяснилось следующее: как только мушка падала на воду, рыба активно проявляла к ней интерес, совершая вокруг «жертвы» ритуальный «танец атаки», состоящий из прыжков и разворотов. Но, как ни странно, после такого «радушного» приема мушка продолжала спокойно сплавляться по течению. Рыба не брала мушку в рот! Почему? Возможно, приманка не подобрана, не верна подача мушки. В том, что в действительности дело и не в мушке, и не в подаче приманки, пришлось убедиться очень скоро. Державшие аквариум знают: если бросить щепотку мотыля, то рыба его непременно подберет, какой бы сытой она ни была, хотя потом может сразу выплюнуть. Видно срабатывает пищевой рефлекс. В моем случае происходило примерно то же самое: уклейка щипала перья мушки или просто рассматривала новый объект. Вопрос, как же все-таки поймать уклейку, оставался открытым.

В самом конце октября, когда ночная температура устойчиво держится около нуля, но дневная нередко поднимается выше +10 градусов, состоялась первая моя встреча с голавлем. Случилось это на подмосковной речке Десне с леденющей прозрачной водой. Никакого особого подхода к рыбе подбирать не пришлось. Сухая мушка падала на воду, следовала поклевка - и маленький голавлик или уклеечка надежно засекались. Здесь, возможно, последует замечание: какая может быть сухая плавающая мушка, когда над рекой ничего не летает! Но суть не в том, летает или не летает, а в том, что рыбу в принципе привлекает все, что падает на или в воду. А вот верная хватка следует не всегда. И в день поимки первого голавлика залог успеха был не в нашем рыболовном мастерстве, а, скорее всего, в том, что в холодной воде было слишком мало корма и все то, что падало в воду, было жадно востребовано. В тепленькой же москворецкой водичке верховой рыбе хватает различного планктона. На речке Пехорке из года в год наблюдается такое явление. По осени ни на сухую, ни на мокрую мушку уверенной поклевки в теплой парящей воде не добиться, а вот в феврале - марте клев становится просто отменным. Видимо, в начале преднерестового периода рыба ищет корм более существенный чем «сладкая» взвесь из теплых сточных вод городских коллекторов. Выходит, что по осени более добычлива нахлыстовая рыбалка на «диких» речках с холодной водой.

Голавлевые ямки

Кто не ездил по малым подмосковным речкам поздней осенью, тот многого не видел. Не видел вьющихся в воздухе комаров-толкунцов и травы, зеленеющей по причине очередной оттепели. Не говорил своему напарнику: «На дворе ноябрь, а такое впечатление, что ранняя весна!» Воздух чист, напоен холодной свежестью, дышится легко и свободно. Но бывают и такие дни, когда руки леденеют на ветру, а забродный комбинезон покрывается корочкой ломкого льда. Крутых нахлыстовиков такая погода только подстегивает. Вот это экстрим! А что же наш голавль? А он и не думает униматься. Водная растительность окончательно отмирает, маленькая речка становится шире, прозрачнее, и разворачивать нахлыстовый шнур над поверхностью воды становится истиным удовольствием. Теперь голавлик держится не только на быстрых прибрежных струях под навесом поредевшей травы, но и начинает собираться большими стайками в укромных ямках с плавным течением. На малой речке понижение дна на 15-20 см - это настоящая яма. Ее можно определить по цвету дна - поискать на желтом песке темные пятна. Темнота эта не от большой глубины, а от отмирающей травы, которая лежит, как правило, в понижениях дна. Голавль любит стоять именно над этими темными пятнами отмирающей травы. В такой «яме» голавль стоит очень крепко, как сказал бы охотник по водоплавающей дичи, и по повадкам напоминает хариуса. Если к стоящему голавлю подойти аккуратно, то он берет, пока всего не выбьешь. Лично мне нравится ловить в таких ямках на утяжеленные нимфы. Это вовсе не означает, что на сухую мушку поклевок не будет, просто ловля на нимфу более разнообразна, хотя у новичка может вызвать много проблем.

Сухая мушка или нимфа?

Прежде всего, сухую мушку легче контролировать - ее видно. Нимфа же невидима, и наиболее часто задаваемый вопрос: «Как отследить поклевку?» Ответ, что поклевка очень четко передается через шнур в руку, мало кого убеждает. Но если новичок начинает свой путь в нахлысте не традиционно, не с сухой мушки, а с нимфы, то про сухую мушку он скажет примерно так: «Как на это вообще можно ловить? Пять секунд - и муху снесло, а нимфу можно держать на струе как угодно долго и вызывать рыбу на поклевку». И здесь, пожалуй, необходимы некоторые комментарии. В отличие от поплавочной удочки, где горизонт ловли строго зафиксирован спуском, и в отличие от спиннинга, где горизонт можно изменить скоростью проводки, нахлыстовая нимфа дрейфует в водном потоке самым естественным образом, повторяя все его завихрения. Такой свободный дрейф приманки и является отличительной особенностью нахлыстовой снасти. Однако, совсем отпускать нимфу на волю течения все же не стоит. Самый традиционный способ подать нимфу - это выложить шнур под 90 градусов от себя, дать нимфе затонуть и вести ее, как говорят нахлыстовики, на снос вниз по течению. Большинство поклевок происходит в конце проводки под острым углом к течению. Здесь шнур натягивается и поток начинает поднимать нимфу от дна, провоцируя рыбу на поклевку. То есть сначала нимфу ведут свободным проплывом, а в конце - с игрой на подъем. В конце проводки нимфу можно подержать в потоке, то отпуская, то подтягивая шнур, что дает дополнительные шансы на поклевку.

Главная беда новичка в том, что при забросе он не может полностью развернуть шнур и тот падает на воду кучкой. При такой подаче чувствительность снасти нулевая - отследить поклевку просто невозможно. Только если в конечной стадии заброса шнур, подлесок и мушка лягут строго в одну линию, тогда и можно говорить о совместимости несовместимого - свободного проплыва приманки, с одной стороны, и четкого отслеживания поклевки, с другой. В свою первую осень я начинал с сухой мушки, и мои трофеи были длиной не более 10-12 сантиметров. Не умея разыгрывать и выкладывать шнур, я научился ловко его перебрасывать, то есть выполнять особый нахлыстовый прием - переброс, и этого оказалось достаточно, чтобы вылавливать за рыбалку пару десятков голавликов, не считая уклеек. Мои продвинутые друзья ловили исключительно на нимфу, и голавль у них был покрупнее, сантиметров до 25, а это было уже что-то… В звонкой тишине поздней осени частенько слышалось: «Во шнур сдернул… Во пошел… Красота, ну чем не хариус!» И здесь надо отметить одну общую черту, если хотите, болезнь очень многих нахлыстовиков - удивительную способность найти на речке самую мелкую струйку и ловить на ней самую мелкую рыбку! Оправдание этому только одно: если все складывается удачно, то очень трудно отказать себе в большом количестве поклевок. Чем спортивнее снасть, тем мельче рыбу она ловит. Мелкую, но много. Это касается и штекера, и спиннинга. Рыбалка в новом «формате», если под этим понимать саму нахлыстовую мушку, может приятно удивить не только обилием поклевок, но и принести совершенно неожиданный трофей на любимом вдоль и поперек знакомом водоеме. Неожиданным трофеем может стать, например, елец, которого в реке бывает в достатке, но удается поймать только на сухую мушку.

Мой первый нахлыстовый комплект состоял из удилища 6-8 класса с тяжелой металлической катушкой и плавающим шнуром 6 класса. Это была снасть универсальная, но тяжеловатая. На следующий год ее заменило удилище 4-5 класса с легонькой катушкой Loop Graphite. Однако не так важен класс снасти да и самого удильщика тоже, как осознание того, что теперь на тебя работает новый «формат», то есть невесомая мушка. Используя терминологиию спиннингистов - приманка со многими нулями после запятой. Малый размер приманки и естественность ее проводки даже новичку-неумехе дают неплохие шансы на успех. Впрочем, это мое личное мнение, сложившееся за последние годы.

Дневниковые заметки

ловля голавляНа моем столе лежат рыболовные дневники с коротенькими рассказами о поездках. Про осеннюю ловлю на нимфы разговор шел, поэтому из всего множества впечатлений выбираю те, что касаются ловли голавлика на классическую сухую мушку. Одна примечательная запись связана даже не столько с удачной рыбалкой, сколько с удивительным состоянием природы в тот день на подмосковной речке Десне близ станции Подольск: «Июнь, 25 число. Сегодня «красный» день календаря – обловился. Рыбалку начал около 8 часов утра; вода мутная, высокая и теплая. Поет соловей, по берегам трава по пояс, не пройти, в воде очень много нитчатки и желтых лилий. Утром было солнце, а к 9 часам утра небо затянуло тучами, и здесь случился следующий факт - вся рыба вышла из-под берега (где мы ее обычно и ловим) на открытую воду. Началось бурное плескание по всей реке, а низкое небо создавало какую-то неестественную предгрозовую «фантазийную» атмосферу. К 11 часам утра у меня сложилось такое чувство, что я только и делал, что снимал рыбу с крючка! Как бы муха ни падала на воду и куда бы она ни падала, под берег или на середину реки, где воды было меньше чем по колено, очень быстро следовала уверенная поклевка. Причем брал исключительно голавлик в ладонь и чуть больше; уклейку отсек крупной сухой мушкой, связанной на крючке № 11. Уклейка хватала мушку мощным всплеском, голавль аккуратно «слизывал» приманку с поверхности воды, а наколовшись, выделывал такое, что дух захватывало. Тут были и прыжки, и бурные «мельницы», и метания из стороны в сторону на последних стадиях вываживания. В который раз для себя отметил сколь много общего в манере поведения у голавля и хариуса.

После 11 часов вышло солнце - и все прекратилось. Гроза так и не собралась. Оглядел я реку, а река тиха и пустынна, как будто ничего и не было! С трудом вымучив последнего голавлика, на мажорной ноте отправился домой. Уже дома, по отрывочным воспоминаниям, стал прикидывать количество пойманной рыбы. Выходило так, что на коротком отрезке реки, буквально несколько десятков метров, было поймано около 30 штук голавликов, пяток уклеек и один крупный елец. Сходов было всего ничего, а вся пойманная рыба была аккуратно выпущена обратно». Прочитав эту запись, многие подумают, что и на спиннинг улов был бы не меньше. Мы это проверяли, и поверьте, что в подобных условиях спиннингист взял бы трех-четырех голавликов, не больше. Но пишу я это не для того, чтобы показать преимущество одной снасти над другой, а чтобы показать читателю, насколько доступна и реальна нахлыстовая рыбалка в Подмосковье. Так что осваивать азы владения нахлыстовым шнуром московским рыболовам, как говорится, сам бог велел.

В заключение замечу, что у нас достаточно сильно развит спиннинговый ультралайт, и я уверен, что в скором времени появится и какой-нибудь «суперультралайт». И, коли сверхлегкие снасти и способы ловли спиннингистами востребованы неплохо бы в личный арсенал ультралайтовика включить и нахлыст!