13.07.2010

Один день на Рыбинском водохранилище

Летом нужно очень постараться, чтобы попасть к рассвету: полная темнота у нас длится всего часа полтора. Поэтому мы особо не торопились и на воде оказались около семи. Береговой комар, скучавший на берегу, уделил нам должное внимание.

Особо не мудрствуя, пошли на ближайшую прошлогоднюю точку, где на бровке могла таиться щучка. Крутой свал удалось найти быстро. На третьем броске у Вовки на двухдюймовый белый твистер клюнул окунек. По коричневатой окраске мне показалось, что это местный оседлый одиночка. Невесть откуда, метрах в семидесяти от нас в воду плюхнулась крачка. Затем, набрав высоту, она громко покричала, дабы мы обратили на нее более пристальное внимание и, сложив крылья, опять бросилась вниз. Два раза нам повторять не нужно – я схватился за якорь, Вовка – за «заводилку». Окуни клюнули сразу же и у обоих. Коричневые, двести-триста грамм. И у самого дна. Затем еще и еще. Редкий бросок обходился без поклевки. Хотя после двух десятков спешно выловленных нами окушков, клев стал более привередлив и с некоторой хитринкой. Окуни стали чаще просто откусывать у твистеров соблазнительные кончики, не садясь при этом на крючок. Вовка стал экспериментировать с приманками. Я, охладив пыл выловленной рыбой, развалился на носу, щурился и пил чай… Как вдруг вокруг вода забурлила, зачмокала. По поверхности стала метаться многочисленная стайка тюльки, ища убежище под лодкой. Вовка просто опустил твистер под лодку, тут же последовал удар – и солидный окунь грамм под пятьсот уже скакал у его ног.

Затем Вовка прицепил цикаду, а я – кастмастер. У меня клюнул окунь, а у Вовки – берш. Я кинул немного в сторону и поймал килограммовую щучку, а Вовка выловил опять берша. Окуни, что загнали на некоторое время тюльку под лодку, были сизого цвета и более прогонистые. Вот они, волки Рыбинки! Вечно голодные, вечно в поиске. Сизые окуни практически не задерживаются на месте. Как правило, на наличие именно их и указывают орущие чайки. Постепенно клев под самой лодкой прекратился. Но на бровке коричневые окуни продолжали хитрить с твистерами. Иногда удавалось вытащить то полукилограммового бершика, иногда щучку.

Часам к десяти мы решили прерваться и уехали на остров, где великолепно накупались, почистили рыбу и пообедали. К шестнадцати решили опять попробовать половить на прежнем месте. Но на утреннюю точку встать тютелька в тютельку не удалось. Окуни попадались очень редко. Лишь на десятой или даже на пятнадцатой проводке. Решили просто без якоря, в дрейфе, облавливать окрестности. Постепенно удалось найти рельефный бугорок с перепадом глубины где-то в метр. Забросили одновременно почти в одно и тоже место. Когда приманки оказались почти под лодкой, синхронно, с разницей лишь в долю секунды клюнуло у обоих. Что делал с рыбой Вовка или наоборот, она с ним – я не видел. Не видел, так как был занят собственным бурным вываживанием мощной рыбы на чувствительную снасть. Но я слышал Вовкины междометия!

… Моя рыба вышла на поверхность быстрее, и я сам ассистировал себе же подсачеком. В него-то и удалось, нет, не сразу и не скоро, а с рывками, всплесками и постепенно, завести двухкилограммового судака. А Вовкина рыба гнула в параболу удилище, чаще уходила под лодку и все норовила запутать леску за якорь. Наверное, многие такое видели: один пыхтит и материться от того, что рыба никак не сдается, другой – от того, что судак и выплюнутый крючок запутались в сетке подсачека и никак не хотят выпутываться. Ведь подсачек сейчас ой как необходим! Вовкина рыба по изгибам спиннинга и треску фрикциона много крупнее и настырнее моего судака. Наконец, я выпутываю рыбу и режу плетенку. Наплевать уже на приманку. И Вовка подводит рыбину к поверхности… Эх… Щука-то кила на полтора, но за грудной плавник. Отсюда и ее резвость. Мы смеемся, постепенно успокаиваемся и расслабляемся. Где-то вдали слышится крик чаек, слабый ветерок покачивает лодку, белое облачко едва движется высоко-высоко в небе. Я свешиваю ноги за борт, сладко жмурясь и зевая. Вовка вообще плюхается за борт, дабы освежиться. Мы наловились вволю! Хватит на сегодня. Да, наверное, еще надолго хватит. Такой замечательной уловистой рыбалки. Спасибо!