22.05.2014

Кирилла Гущина вряд ли знают рядовые рыболо­вы, но тем, кто профес­сионально занимается спиннингом, это имя го­ворит многое. Достаточно сказать, что это человек, который был дизайнером и главным разработчиком практически всей линейки хорошо известных россий­ским рыболовам спиннин­гов Norstream. Но это уже в прошлом. Сегодня Кирилл работает над собственной торговой маркой Nordic Stage. В беседе с экспер­том «РР» Алексеем Ветро­вым он поделился своими мыслями о том, что вол­нует практически каждого спиннингиста.

РОЖДЕНИЕ СПИННИНГА

РРКирилл, как вообще происходит рождение нового спиннинга? Что это, какое-то сиюминутное озарение или дол­гие расчеты, планирование и т.д.?

 

КГ – Здесь все очень просто. Основ­ная масса рыболовов приходит на водое­мы и просто ловит своими спиннингами рыбу, получая от этого удовольствие. У ме­ня же кроме этого постоянно присутствует и другой процесс – когда я думаю и анали­зирую работу спиннинга, пытаясь понять, что можно сделать, чтобы он был опти­мальным для того или иного вида рыбал­ки. Так рождается идея создания новой се­рии. Понятно, что эта идея появляется не сразу, она формируется постепенно, по итогам не одной рыбалки, и в результа­те получается определенное представле­ние о том, что надо сделать и какой хочет­ся видеть результат. На самом деле, сей­час довольно много ниш, практически не закрытых производителями спиннингов – просто потому, что этим никто не замо­рачивался. В первую очередь это касается производителей, выпускающих удилища не для российского рынка.

После того как общий замысел серии сформировался у меня в голове, начи­нается самое интересное: процесс изго­товления образцов. Задача эта не всегда простая. С одной стороны, есть техниче­ские возможности и невозможности, с другой – желание добиться максималь­ной прочности при минимальном весе и оптимального строя. Совместить все это очень сложно. Во-первых, нужно при­знать одну вещь, о которой мало кто зна­ет. Разработка любого спиннингового удилища – это чисто эмпирический про­цесс, невозможный без экспериментов с образцами. Какой-то универсальной фор­мулы создания спиннинга просто не су­ществует. Нельзя сказать, что здесь на­до использовать такой препрег*, там дру­гой, а для вершинки – третий, и все будет хорошо. Так не бывает. Оговорюсь: речь идет о приличных удилищах. С дешевым «китаем» все гораздо проще, там обычно работает принцип «взяли дорн**, накру­тили несколько раз недорогой препрег – и нормально». При производстве же высо­коклассных бланков применяется от двух до четырех-пяти типов препрега на каж­дую модель. Ну а так как единой формулы у нас нет, то сперва, играя с различными материалами и геометрией бланка, мы получаем нужный нам строй, потом об­разцы испытываются на специальном ап­парате для изучения поведения удилищ под нагрузкой (breakage machine). В 90% случаев эти образцы ломаются, после че­го мы увеличиваем мощность, сохраняя при этом строй, и постепенно получается приблизительный вариант того, что нам хотелось бы видеть.

Следующий шаг – испытания полу­чившихся спиннингов на воде. Образцы обычно либо присылают с завода в Рос­сию, либо, что гораздо чаще, я приво­жу их оттуда сам. Чтобы корейцы сдела­ли все быстро и качественно, необходимо самому сидеть на заводе, что занимает не один день. Зато в итоге получается обра­зец, который меня действительно устра­ивает. Я привожу его сюда и тестирую по тем видам ловли и тем приманкам, для которых он и разрабатывался. В 90% слу­чаев выявляются те или иные недоработ­ки, потому что, по моему мнению, понять «палку», просто тряся ее или нагружая на breakage machine, невозможно. Здесь обя­зательно нужны испытания реальной ры­балкой. Более того, чтобы удилище «рас­крылось», просто сделать 5–10 забросов недостаточно. Чтобы понять все достоин­ства или слабые места какой-то модели, ею надо половить хотя бы три-четыре ры­балки.

     После тестирования на воде я выпи­сываю для себя найденные недостатки (скажем, по строю) и делаю следующий образец уже с их учетом. Опять начина­ется та же игра с соотношением строя, толщины стенки и прочности, и в итоге, после 5–7 неудачных образцов, мы уже получаем то, что нужно. Финальный об­разец, конечно же, тоже тестируется на воде, и его, если все устраивает, можно запускать в серийное производство.

 

     РРИ сколько времени обычно зани­мает этот процесс?

     КГ – Мой рекорд, если очень сильно упираться, порядка восьми месяцев. Ес­ли же особо не спешить, то год-полтора. Максимум же у меня – 2,5 года. Но это максимум, и, скорее всего, этот рекорд будет побит. Сейчас я работаю над тре­мя новыми сериями Nordic Stage, и если с двумя из них все более-менее понятно, то сколько займет работа над топовой се­рией, я не знаю. Это, я боюсь, будет очень длительный процесс. Пока того, что я хо­тел бы видеть, получить не удается.

 

     РРА в чем состоит специфика спин­нингов для российского рынка? Чем эти удилища принципиально отличаются от остальных?

 

     КГ – Возьмем простой пример. Лов­ля лосося в США не подразумевает чет­кого понимания того, что твоя приман­ка (джиг-головка) упала на дно. Вообще джигом в мире, конечно, ловят, это от­нюдь не наше изобретение, но делают это немного по-другому. Поэтому и при­ходится приспосабливать удилища под наши условия ловли. Американцы обыч­но ловят джигом с лодки, поэтому редко пользуются удилищами длиной больше 6’,6’’ (198 см). У нас же даже с лодки лю­ди обычно не хотят ловить чем-то короче 7’,6’’ (229 см). Это исключительно вопрос привычки, не имеющий отношения к по­ведению рыбы. И за рубежом, и у нас есть хищники с очень похожим поведением, но ловят их совершенно по-разному про­сто в силу разной культуры и т р а ­диций рыбалки.

Второй вариант – палки для ловли басса. Басс – это вообще рыба более силь­ная, чем наши окуни, щуки и судаки, к то­му же его очень тяжело просечь из-за кост­лявой пасти. Задача при ловле очень про­стая: пробить его челюсть при подсечке, быстро-быстро вывести на поверхность и затащить в лодку или вытащить на берег. Где здесь наш стиль рыбалки? Именно по­этому бассовые спиннинги обладают ко­лоссальным запасом прочности, и некото­рыми палками с тестом до 7 грамм мож­но смело забрасывать 20–25 грамм. Тест в данном случае пишется именно с учетом указанной специфики ловли. Для бассо­вой рыбалки такие спиннинги подходят отлично, а вот для наших условий – дале­ко не всегда. И дело даже не в занижен­ном тесте. Строй у бассовых удилищ оп­тимизирован под мощную подсечку и си­ловое вываживание (выдирание) рыбы. Нам же очень часто нужны и чувствитель­ность, и посылистость, что в принципе от бассовых палок не требуется. Вот в этом и состоит разница.

 

В ПОИСКАХ ИДЕАЛА

 

РР Ты, насколько мне известно, сторонник специализированных спин­нингов, «заточенных» под определенные способы ловли. Какими, на твой взгляд, должны быть идеальные удилища для джига и твитчинга?

 

КГ – На самом деле, идеала здесь нет и быть не может, как и каких-то строгих ориентиров, к достижению которых надо стремиться. Возьмем, например, мои по­следние разработки для Nordic Stage. Твит­чинговая серия там одна, но все палки в ней разные. В целом я старался сделать эту серию достаточно универсальной, что воз­можно при жесткой верхней части и ином строе по сравнению с каноническими твитчинговыми «колами». Вся нагрузка здесь равномерно распределяется по блан­ку, нет ярко выраженного Г-образного из­гиба, как это обычно бывает. Со спиннин­гами такого строя гораздо удобнее аними­ровать любые рывковые приманки – мы можем задать строго дозированную на­грузку, к тому же здесь нет ненужной во многих случаях доводки. Как обычно про­исходит проводка? Мы делаем рывок, вер­шинка изгибается, а после остановки спиннинга выпрямляется, протягивая во­блер на какое-то расстояние. Это и назы­вается доводкой. Грамотно играть при­манкой почти на одном месте спиннингом с Г-образным строем очень тяжело. Если же будет чисто колообразная палка, то бу­дут проблемы и с вываживанием, и с ани­мацией – некоторые приманки вы будете при рывках просто выдергивать из воды. Поэтому выход из этой ситуации я вижу в том, что идет достаточно равномерное распределение нагрузки, а если вдруг нуж­но сделать доводку (а иногда это бывает действительно необходимо), это делает­ся движением удилища. Да, добиться это­го сложнее, зато в итоге спиннинг получа­ется более универсальным.

С джиговыми удилищами все слож­нее. По сути, в конструировании джиго­вых спиннингов есть два направления. Одно – когда акцент идет на визуализа­цию, то есть рыболов смотрит на кончик и по его отыгрыванию контролирует па­дение приманки на дно. Именно паде­ние приманки – поклевки и задевы лю­бые приличные палки передают в руку. Есть у этого метода и недостатки. Напри­мер, в сильный ветер контролировать проводку очень трудно, мешает порой ло­вить и течение. Второй вариант – когда кончик практически не работает, и кон­такты с дном передаются в руку. Но такие спиннинги бесполезны при ловле на заи­ленном или другом мягком дне. В Nordic Stage я реализовал два варианта. В самой дорогой топовой серии Invader чувстви­тельность распределена примерно в про­порции 50 на 50 (половина по вершинке, половина в руку), в результате чего полу­чились достаточно универсальные палки, работающие в широком диапазоне весов. Грубо говоря, если на удилище указан тест 8–21 г, то оно будет показывать паде­ние на дно восьмиграммовой приманки и в то же время совершенно спокойно ра­ботать с 21-граммовыми грузами. Боль­ше всего в этой серии я возился именно с чувствительностью. Просто сделать мяг­кий и гибкий кончик несложно, но нужно было добиться того, чтобы он передавал в руку падение грузика на дно. Вроде бы у меня это получилось. Второй вариант – эт о Scout, который я делал в основном под ловлю на течении. Эта серия отлича­ется достаточно жесткой вершинкой, и в первую очередь здесь можно говорить не о визуализации, а об ощущении контак­та приманки с дном в руку. Спиннинги сделаны в целом довольно мощными, и приманка практически не будет изгибать вершинку (хотя как-то гнуться она будет в любом случае), и уж тем более не будет «заваливания» вершинки при ловле на те­чении. Фактически одним удилищем мы можем ловить и легкими приманками, и крупной объемной «резиной», для кото­рой раньше нам требовалось брать спин­нинг помощнее.

 

Продолжение интервью

с Кириллом Гущиным читайте в следующем номере «РР»

* Препрег – листовой материал, из которого де­лается бланк удилища

** Дорн – металлический стержень определен­ной формы, который служит моделью бланка и на который наматывается препрег.

*** Высокомодульный графит – углепластик с модулем упругости в пределах 36-40 тонн.



Мы в Google+