Не так страшен ерш, как его малюют

Чего терпеть не могу, так это когда живое губится зря. Отец так с пеленок приучил. Даром что два класса образования и слова «экология» знать не знал, а вполне доходчиво втемяшил, что без нужды ни ветку в лесу, ни травину в поле губить незачем. Именно поэтому вид брошенных у лунок ершей всегда вызывал и вызывает у меня чувство протеста: и за что ж их так?!

Впрочем, ответ на вопрос «за что?» давно известен. Считается, что ерш мешает лещовой рыбалке, а отпущенный назад в лунку и лещей разгонит, и примется снова прикорм выедать и на мотыля на крючке покушаться. По поводу тех ершей, что на дне копошатся, спорить сильно не буду, хотя и здесь есть кое-какие наблюдения. А вот насчет уже выловленных есть серьезное возражение, опять же на наблюдениях основанное. Мне часто приходилось рыбачить с лодки, причем на достаточно глубоких местах, и отпускать ненужную рыбу, среди которых были и донные – ерши, подлещики, лини, и обитатели верхних и средних слоев воды - окунь, щука и т.п. За сезон отпущенной и сошедшей с крючка рыбы набиралась не одна сотня. Так что наблюдения можно считать достаточно достоверными.

И что же наблюдается? А то, что ни донная, ни другая рыба камнем вниз не падает. От опасного места с той или иной степенью резвости рыба удаляется под углом. Я бы даже выделил некий «угол бегства», примерно, в 90-120 градусов, за пределами которого большинство и спасалось от настигнувшей их напасти. Собственно говоря, если вдуматься, то ничего удивительного в этом нет. Ведь если опускаться отвесно на дно, то сколь бы далеко до него ни было, опасность остается прямо над головой. Поэтому стремление уйти подальше в сторону вполне понятно. Но и удирать под поверхностью воды тоже не с руки: можно и чайкам на обед угодить. Стало быть: не вниз, не вбок, а куда-то посередине Другой момент - физиологический.

Рыба - существо горизонтально ориентированное. Уходить штопором вниз ей просто неудобно. А на большой глубине, с которой леща и берут, к тому же и дискомфортно из-за резкого перепада давления. Это тоже диктует отклонение от вертикали. Можно предположить, что и зимой инстинкт самосохранения диктует рыбе то же самое поведение. Животные, в отличие от людей, вообще не склонны менять то, что проверено и надежно. А это означает, что злосчастный ерш, будь он отпущен, а не брошен издевательски на льду, сиганул бы подальше от опасной лунки. То есть при глубине ловли в 5 метров он окажется в 5-7 метрах от мормышки или крючка, а вовсе не ринется тут же объедать очередного вашего мотыля. Насчет того, что лещей распугает, тоже есть сомнения.

Во-первых, зона бегства располагается выше кормящейся на дне стаи лещей. Во-вторых, как-то с трудом верится, что ерш, каким бы «крутым» он ни был, способен кого бы то ни было разогнать. Что же касается распространяемых рыбами «гормонов страха», «волн опасности» и прочих флюидов, то, насколько мне помнится, наибольший импульс их выбрасывается в первые же секунды после травмы то есть попадания на крючок. Не зря же опытные рыболовы советуют быстренько отвести от стаи попавшую на крючок добычу. Отсюда следует, что распугать лещей ерш должен еще до того, как окажется на льду. Если его полдня вываживать. Поэтому прекращение клева связано именно с этой фазой рыбалки, а не с отпусканием колючего восвояси.

Помню, на заре моей «пингвиньей» практики один заядлый лещатник настоятельно рекомендовал: - Да не цацкайся ты с ним. Подними метра на полтора от дна, да побыстрее. Тогда и клев будет. А будешь миндальничать вся стая уйдет. Исходя из этого, после удачной подсечки он делал широкий, но плавный мах рукой вверх до упора да еще и привставал. Таким манером лещ - или ерш - выводился из зоны кормежки. И ведь действительно, дедок тот мог за полчаса с одной лунки поднять трех-четырех полновесных лещей.

В нынешних условиях такой маневр не пройдет. С одной стороны, на любом водоеме полно «прилипал», которые не столько ловят сами, сколько следят за теми, кто руками «зашил». Поэтому современная ловля предполагает скрытность, и вываживать приходится накоротке. Как следствие, стая пугается. В том числе и когда под носом мельтешит попавшийся на крючок ерш. С другой стороны, на тонкой снасти широким махом хорошего леща не поднимешь - оборвет. А на толстую - не возьмет.

И опять: долгое и «устрашающее» вываживание. Но как бы там ни было, с древнейших времен и по нынешний день крайним оказывается именно ершишка. Хотя может быть, вся его вина в том, что ростом не вышел. Вот и обижают его почем зря взрослые дядьки. А вообще, хотя я и не сторонник применения на рыбалке какой бы то ни было техники, и мне интереснее переиграть рыбу своим уменьем, а не оснащеньем, в данном случае хорошо было бы глянуть на экран эхолота. Отпустить ерша и глянуть. Куда он побежит: снова на крючок или от греха подальше? Если, конечно, сей прибор способен различить в глубинах эту невзрачную, но такую «вредную» рыбешку. Может, обладатели эхолотов снизойдут, поделятся информацией на этот счет? Ведь интересно же.