05.04.2011

26 марта в полутора десятках городов прошли массовые митинги рыболовов. В Казани, Самаре, Астрахани, Москве и многих других городах на улицы вышли тысячи людей, возмущенных введением платы за рыбалку на так называемых рыбопромысловых участках на фоне бездействия государства в деле сохранения водоемов и рыбы. После 26 марта печатные и все прочие СМИ начали наперегонки обсуждать тему любительской рыбалки. Голоса при этом слышатся самые разные – и партийные товарищи радеют за рыбаков (забыв, видимо, кто как голосовал при принятии поправок к закону в Думе), и местные региональные власти за народ переживают (как будто это не они собственноручно включали самые лакомые водоемы в перечни РПУ), ну и начальники из Росрыболовства клянутся в солидарности с рыболовами – мы, дескать, двумя руками за то, чтобы «свободно и бесплатно», а закон о рыболовстве – это не мы, это законодательная власть принимала. За всем этим словесным изобилием трудно углядеть суть дела – чего же в действительности добились рыболовы своими тысячными митингами.

Первое по времени событие в этом ряду – приглашение митингующей общественности для переговоров в Росрыболовство. Встреча состоялась в понедельник, 28 марта, председательствовал на ней Андрей Крайний, участвовали со стороны общественности четыре человека, в том числе и главред «РР». По итогам переговоров решено создать при Росрыболовстве комиссию по разработке нормативной базы любительского рыболовства. Срок – 10 дней для внесения предложений, после чего планируется начать работу. Остаются неясными статус этой комиссии, ее структура и полномочия, а также формат работы – какова будет процедура принятия решений. Не ясной остается и принципиальная позиция Росрыболовства по главным пунктам резолюции митинга в Москве, которую во время встречи А. Цессарский вручил А. Крайнему в виде официального запроса. Туман сгустился еще сильнее, когда во вторник стало известно, что в Госдуме, оказывается, тоже озаботились проблемами рыболовов, причем настолько, что решили начать обсуждение нового отдельного закона – о любительском рыболовстве! Объявил об этом Евгений Туголуков – председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Самое удивительное, что эта инициатива депутатов оказалась полной неожиданностью для профильного ведомства: в Росрыболовстве нам заявили, что ничего не слышали о новом законе. Принцип разделения ветвей власти в действии.

Но главный вопрос, конечно, в том, насколько этот новый закон будет учитывать интересы рыболовов-любителей, выраженные, в частности, в резолюциях, принятых на митингах 26 марта. Судя по всему, в комитете по природным ресурсам эти резолюции не читали, а если и читали, то не придали им значения. По мнению Е.Туголукова, «главная обеспокоенность рыбаков сегодня – это, по сути, обеспечение мест открытого доступа к водным объектам, складывающаяся практика распределения рыбопромысловых участков, порядок эксплуатации этих участков арендаторами».

«Мы считаем, – говорится в пресс-релизе Комитета, – что существующие проблемы наиболее эффективным образом можно решить в рамках специального закона о любительском и спортивном рыболовстве. Именно в рамках отдельного закона надо четко и однозначно определить права и обязанности, как рыболовов-любителей, так и арендаторов рыбопромысловых участков». Похоже, у комитета по природным ресурсам нет серьезных возражений против основных положений действующего закона о рыболовстве, в том числе и против самого понятия «рыбопромысловый участок для любительского рыболовства» – надо просто более четко прописать права и обязанности сторон. Эта позиция еще более отчетливо была высказана членом комитета Асаном Нюдюрбеговым в интервью, которое он дал 30 марта «Рыбацкой газете»: «плата за рыбалку может осуществляться только на рыбопромысловых участках, переданных пользователю для организации любительского и спортивного рыболовства. При этом, предусмотренная ФЗ «О рыболовстве» путевка предусматривает оплату услуг, оказываемых гражданам, осуществляющим любительское и спортивное рыболовство, а не взимание платы за пользование водными биологическими ресурсами. К названным услугам принято относить зарыбление водоемов, проведение мелиоративных работ, предоставление во временное пользование рыболовных принадлежностей, предоставление сервисных услуг: плавсредств, сооружений для рыбной ловли, стоянки автотранспорта, обустройство мест отдыха, ночлега и т.д.» Депутат Нюдюрбегов не пояснил, к сожалению, где и кем принято относить к «услугам» именно то, что он перечислил, а не что-нибудь иное. Но опять-таки главное не это. Главное, что речь идет о неких косметических мерах, а сам принцип взимания денег с рыбаков под видом оказания «услуг» планируется сохранить. Как и в случае с комиссией Росрыболовства, рыболовной общественности и в этом случае предлагается участвовать в обсуждении проекта закона, которое будет проходить 15 апреля. Одни из главных требований, выдвинутых на митингах, заключаются а) в объявлении моратория на проведение конкурсов РПУ и б) в введении запрета на взимание денег за путевки на действующих РПУ.

О моратории на конкурсы было сказано дважды. Во-первых, А. Крайний неоднократно заявлял (в первый раз на митинге в Москве), что в Московской области больше ни одно водохранилище на конкурс выставляться не будет. Но в наиболее категоричной форме о моратории было сказано 3 апреля в программе «Время» по Первому каналу. Правда, сказано это было не представителями власти, а голосом корреспондента за кадром. Так введен мораторий или нет? Скорее все же нет, несмотря на все заявления. По крайней мере об этом говорит приказ Росрыболовства о проведении в апреле конкурса в Кемеровской области, на который выставляются 14 водоемов. Правда, приказ подписан 25 марта, то есть еще до митинга, и у Росрыболовства есть возможность его отменить и выполнить таким образом требование рыболовов. Не лучшим образом обстоит дело и с продажей путевок. Опять же глава Росрыболовства Крайний обещал во всеулышание, что на РПУ, на которых «нет соответствующей инфраструктуры», путевки продаваться не будут. Это не то, чего хотят рыболовы, но даже и это обещание не выполняется. Например, на Озернинском водохранилище путевки по-прежнему продаются, продаются они и на многих других водоемах.

Наконец, еще одна реакция властей на требования митингов – это заявление А. Крайнего, сделанное в Петрозаводске, о том, что готовится законопроект, которым будут введены ограничения на торговлю сетями, подобные тем, которые действуют на рынке огнестрельного оружия. Если такой закон действительно будет принят Думой, это, конечно, будет серьезной победой рыболовов. Но говорить об этом рано. Текста этого законопроекта никто пока не видел, где и кем он готовится, неизвестно, как и то, когда он будет принят, и будет ли принят вообще. Что же в итоге? Прошедшие митинги, несомненно, произвели на чиновников впечатление, и они постарались обозначить свою готовность к диалогу с рыболовной общественностью. Но насколько этот диалог будет конструктивным? Это остается под очень большим вопросом. Есть большая опасность, что посулы и обещания чиновников собьют протестные настроения рыболовов и их требования останутся невыполненными. Поэтому хочется посоветовать рыболовам не успокаиваться, не слишком верить голословным обещаниям и не ослаблять своих позиций – оставаться той консолидированной гражданской силой, которую вся страна могла наблюдать 26 марта этого года.