21.02.2012

Получив очередной, пятый, номер «Рыбак Рыбака» , как всегда, начал с колонки главного редактора. Интересную, а главное, злободневную тему А. Цессарский в ней затрагивает. А после прочтения статьи Владимира Баловнева «О последних событиях» однозначно решил высказаться. Честно говоря, меня как человека, много лет отдавшего Обществу охотников и рыболовов, пережившего с ним взлеты и падения, крепко задело беспардонное, необоснованное высказывание В. Баловнева в адрес обществ охотников и рыболовов, входящих в структуру РОРС. Конечно, В. Баловнев вправе иметь и высказывать свое мнение, спору нет. Но складывается впечатление, что он, кроме того, что РОРС был создан в советские времена, больше о нем и тем более о региональных обществах ничегошеньки не знает. Интересно, как бы В. Баловнев отреагировал, если бы человек, ничего не знающий о созданном им клубе «Налим», объявил, что в этом клубе одни браконьеры, а журнал «Рыбалка на Руси», в котором он работает редактором, только и знает, что перепечатывать чужие статьи? Наверное, в лучшем случае обиделся бы… Чтобы постараться как-то убедить редактора уважаемого мною журнала, придется привести немного статистики. Хотя, как я полагаю, рыболов с 40-летним стажем может сравнить, как было с рыбалкой и как стало. Если, конечно, он не из категории отрицающих «все советское». Тогда мои любые доводы бесполезны. Но все же попытаюсь. Сегодня «бумажный бюрократический советский мастодонт РОРС» насчитывает в своих рядах без малого два миллиона человек. Не могу сказать, сколько в их числе «чистых» рыболовов, ибо абсолютное большинство охотников тоже увлекаются рыбалкой. Но суть не в этом, а в том, что любая общественная организация, если она не работает в интересах своих членов, не пользуется у них авторитетом и поддержкой, неминуемо и немедленно рухнет. А структура Обществ охотников и рыболовов, невзирая на всяческие козни со стороны государства и властей предержащих за последние 20 лет (а их, можете мне поверить, было предостаточно на всех уровнях), ну никак не хочет рушиться!

Более того, РОРС – крупнейшая в Европе организация такого рода, представляющая Россию и заслужившая авторитет в целом ряде международных органов. Я не собираюсь выступать в роли ад- воката РОРС, но мне до чертиков обидно за всех работников региональных организаций, особенно за егерей охотничьерыболовных хозяйств, в жару и стужу мотающихся по угодьям, включая и водоемы, с целью максимально сохранить ту живность, которая еще пока есть. Вот несколько примеров из жизни нашего «бумажного» Курского областного общества охотников и рыболовов. Все пять последних лет численность нашей организации составляет более 14 тысяч членов. Главные направления нашей ра- боты – ведение охотничьего хозяйства, любительское и спортивное рыболовство, охотничье собаководство. Ну хоть лопни, только на бумаге этот объем работы никак не сделать! Общество располагает хозяйствами в десяти районах обла- сти, является крупнейшим охотпользователем. Еще пять лет назад у нас был один маленький прудик в 3 га, построенный своими силами на «умершей» старице ре- ки. Теперь это любимое место многих наших рыболовов. Сегодня мы располагаем пятнадцатью прудами общей площадью около 400 га в разных районах области и предоставляем возможность рыболовам спокойно предаваться своему любимому занятию. Вкладывая средства членов Общества в эти рыболовные хозяйства (охрану, зарыбление, благоустройство и проч.), мы, естественно, выставляем рыболовам и определенные условия, на- пример обязательное приобретение путевки, стоимость которой для члена Общества на день ловли составляет 70 рублей и 100 рублей на сутки. У рыболовов, впервые попавших на любой наш водоем, удивление возникало не по поводу стои- мости путевки, удивляла чистота по берегам. А ряд категорий членов Общества, в том числе дети до 14 лет, женщины, активисты, участвующие в охране и работах на прудах, ловят рыбу вообще бесплатно. О другой глобальной проблеме – браконьерах. На наши пруды им путь закрыт, это понятно, хотя отдельные случаи иногда бывают. Но на территориях, предоставленных Обществу под охотугодья, находятся водоемы общего пользования, за состо- янием которых Общество юридически не несет ответственности. Так вот, нашими «бумажными» егерями, при абсолютном отсутствии рыбинспекции ввиду ее фактического уничтожения, толь- ко в прошлом году изъято из этих водоемов и уничтожено более 80 км (!) браконьерских сетей. Фамилию нашего начальника отдела производственного охотничьего контроля, в отличие от руководителя госрыбоохраны, знают браконьеры во всех районах, где есть наши территории. Не буду дальше перечислять все на- ши дела. Последнее, о чем хочу сказать Владимиру. Лично я только приветствую создание любых общественных объединений рыболовов, в том числе и таких, как, например, Ваш клуб активной рыбалки «Налим». Но различие между нами в том, что вы – потребители, а мы создаем, и отнюдь не за счет «преференций» от государства, как вы убеждены, а на средства членов Общества, перед которыми ежегодно отчитываемся. От государства мы и копейки не получаем, но налоговое бремя несем наравне с любым предприятием в полном объеме. А теперь мне хотелось бы поделиться мыслями с А. Цессарским и читателями по поводу того, каким путем желательно бы развиваться любительскому рыболовству.

Приоритетный путь – передача водоемов в ведение общественных организаций рыболовов. В этом я абсолютно согласен с Вами, Алексей Альбертович. Однако в этом варианте следует определиться, что хотели бы иметь рыболовы? Если передачу какого-либо пруда или конкретного участка реки, например, клубу или иному малочисленному образованию только под контроль, с целью борьбы с браконьерством, то такой вариант очень скоро заглохнет, ибо энтузиазм у отдельной, наиболее активной части членов тако- го формирования тратить свое время на чуть ли не ежедневные рейды, бить свои машины и нести личные расходы на ГСМ проходит очень быстро. Мы это знаем по собственному опыту. Другой камень преткновения – рыбаки хотят видеть обилие рыбы в переданном им водоеме. Но зарыбление и охрана водоема – дело довольно затратное по финансам, да и требования законодательства необходимо соблюдать, кого попало в пруд не запустишь. Опять проблема: где взять деньги и как рыбу охранять круглые сутки? Про плату за аренду и прочие расходы я даже не упоминаю. Допустим, эти проблемы удалось решить. Но неминуемо возникает еще одна проблема психологического характера: антагонистические отношения между членами организации и не членами, рыболовами со стороны. И, как следствие, жалобы в прокуратуру и нежелание последней разрешать конфликт по закону. Все это мы прошли и продолжаем проходить с каждым новым приобретаемым в аренду водоемом. Но тогда – где выход? А выход мне видится в том, что формирование рыболовов, способное решать эти реаль- ные проблемы, должно быть серьезной организацией с полнокровным органом управления и гарантированной ресурсной основой (численность чле- нов плюс финансы), юридически пол- ноправной, соответствующей по своему статусу «Закону об общественных объединениях» и «Закону о некоммерческих организациях». Способной вести диалог с органами власти и решать серьезные хозяйственные и организационные вопросы. Маленький клуб- междусобойчик с двумя десятками членов ничего не решит, если, конечно, это не клуб миллионеров. И здесь, как ни изобретай, неминуемо придем к структуре, аналогичной РОРС. Ибо пример Запада с клубной организацией любительского рыболовства, хотя и очень эффективной, с ее жестким регулированием и администрировани- ем всего, что связано с рыбалкой, у нас станет причиной для новых митингов.

Я не думаю, что в давние теперь уже времена, когда на уровне Совета Министров СССР решение вопроса о закреплении всех (!) водоемов страны, за исключением лицензионных и заповедных участков, за общественными организациями принималось необдуманно и недальновидно. И такое решение, что бы сегодня ни говорили, себя оправдало, ибо его реализация являлась уделом многочисленной армии рыболовов, душой понявших и приняв- ших на себя ответственность. Но тогда, в отличие от сегодняшнего времени, и государство выполняло свои обязательства по отношению к рыболовам. Через запрет свободной торговли сетями, через работоспособную рыбинспекцию, через защищаемые законом полномочия не только государственного, но и общественного инспектора, через, наконец, идеологию бережного отношения к природе. Последний фактор в пользу общественной организации выделю особо. Мы перестали задумываться о том, кто такие браконьеры. А ведь подавляющее большинство из них, это вполне нормальные люди, в том числе и увлекающиеся рыбалкой, но по какимто своим убеждениям («наши деды и отцы сетями ловили, и рыба была», «заводы больше потравят рыбы, чем я сетью поймаю» и т. д. и т. п.) позволяющие себе нарушать закон. Кто сегодня может взять на себя воспитательную функцию? Государство от этого давно устранилось. Росрыболовство? У его руководства один критерий: чем больше штрафов, тем лучше работают служ- бы. Вот и получается, что функцию воспитания может взять на себя только само организованное рыболовное сообщество, больше некому. И завершая высказывание по первому направлению мыслей, хочу задать Вам, Алексей Альбертович, возможно, крамольный вопрос. Может, стоит в сегодняшней обстановке, в интересах дела, подумать об объединении усилий Союза рыболовов и РОРС? На паритетных и взаимоприемлемых условиях? Полагаю, стоит подумать. С уважением, Сергей ШИЯНОВ, рыболовный стаж 60 лет г. Курск