05.02.2013

Продолжение, начало в «РР» 5/2013

ЦЕНА ЛОСОСЯ

В первой части своей статьи Игорь Никитин проследил историю возникновения понятия «ценные виды» в применении к камчатским лососям и пришел к выводу о том, что ценность тихооке­анских лососей как экологи­ческое понятие и как жиз­ненная установка жителей полуострова сегодня отсут­ствует.

Продолжая эту тему, автор рассматривает другие воз­можные аспекты «ценно­сти» камчатских лососей.

ЦЕННОСТЬ И ЧИСЛЕННОСТЬ

Следующий аспект – коли­чественный. В этом смысле цен­ность вида определяется, во- первых, его редкостью в приро­де, или, если иначе, состоянием запасов, а во-вторых, рыболов­ным прессом – количеством по­тенциальных рыбаков, всех, вме­сте с промышленниками. Давай­те обратимся к таблице общих до­пустимых уловов (ОДУ) и срав­ним допустимое для вылова ко­личество «ценных» лососей и дру­гих, «не ценных» видов рыб, оби­тающих в иных регионах страны. Ведь, как мы знаем, закон феде­ральный, для всей страны. Следо­вательно, он должен отличаться одинаковым подходом к главней­шей задаче Росрыболовства – со­хранению запасов биоресурсов.

Для регионов европей­ской части страны взяты дан­ные ОДУ на 2013 год, а для Кам­чатки оставлены данные за про­шлый год, так как для полуо­строва объемы определят только весной. Это не должно смущать, поскольку цифры для Камчатки в 2013 году будут примерно на том же уровне, если не больше.

Столица и Московская об­ласть с общим населением под 20 млн человек в таблице отсутству­ют, но не потому, что автор о них забыл. Просто состояние запасов перечисленных в таблице рыб, очевидно, таково, что главным рыбным ведомством страны ОДУ для этих регионов даже не опре­деляется. Нечего там ловить.

Приведенные в таблице дан­ные дают все основания утверж­дать, что с точки зрения состоя­ния запасов и рыболовной на­грузки только жители Камчат­ки должны осуществлять люби­тельское рыболовство «свобод­но и бесплатно». Чтобы в этом убедиться, достаточно пересчи­тать допустимые уловы на коли­чество жителей в соответству­ющем регионе (нижняя строка в таблице). Согласитесь, что 80 грамм рыбы на человека в год для жителей северной столицы и прилегающей области выглядят просто удручающе на фоне полу­тонны лосося на каждого камча­дала. Стало быть, камчатские ло­соси никак не могут считаться ценными по причине их редко­сти в природе. Лососи полуостро­ва гораздо более многочисленны и не испытывают такого пресса, как это наблюдается со многими рыбами в других регионах.

Для полноты картины не­обходимо учесть и такой допол­нительный фактор, как наплыв туристов, заботой о которых г-н Крайний по любому случаю оправдывает свои затеи с разда­чей водоемов (базы, инфраструк­тура и т.д.). У него это называет­ся «развитие сферы услуг».

Из интервью камчатского губернатора, данного в начале этого года РИА «Новости»:

   «Вообще, я не считаю, что ту­ристический сектор на Камчат­ке сможет стать серьезным под­спорьем для экономики террито­рии. Для того чтобы сегодня этот сектор считался рентабельным и приносил ощутимые деньги в бюджет, нам нужно в течение го­да принимать порядка 100 тысяч человек. Сейчас мы принимаем около 25–30 тысяч. <…> Туризм – это как бы хобби для нас, к со­жалению. Но это перспективное направление, и чтобы оно зара­ботало в полную мощность, нуж­но много вложить. В первую оче­редь в гостиничную инфраструк­туру. Сегодня у нас немного хо­роших гостиниц, где можно при­нимать людей. Поэтому мы сей­час делаем акцент на строитель­стве новых комплексов...».

   Наш губернатор не повторя­ет утверждений Крайнего, что для создания инфраструктуры инве­сторам нужна водная поверхность (акватория РПУ). Очевидно, он, как всякий вменяемый человек, знает, что для постройки базы и гостиницы нужна земля, а не во­да. И нужны инвесторы, а не тако­го рода «предприниматели в сфе­ре оказания услуг», как подведом­ственные Росрыболовству рыб­воды, владеющие «на конкурс­ной основе» множеством РПУ для «организации любительского ры­боловства» и в одной компании с иными «предпринимателями», зачищающие карманы граждан.

   Из общего числа гостей полуо­строва туристы-рыболовы – не бо­лее чем десятая часть. На Камчат­ке, в отличие от Астраханской об­ласти, хватает экзотики и помимо рыбалки. В то же время, если ве­рить словам астраханского губер­натора, дельту Волги посещает в год порядка двух миллионов тури­стов, и все они едут на рыбалку. И несмотря на это, несмотря на ОДУ в 10 кг рыбы на душу населения – без учета туристов! – ни один из приведенных в таблице видов рыб в этом регионе не сочтен ценным и достойным столь же пристального внимания, как камчатские лососи.

И уж для окончательной ясно­сти сопоставьте 16 тонн озерного лосося в Карелии, не признанного в проекте закона «ценным» видом, и 150 тысяч тонн пяти видов «цен­ных» тихоокеанских лососей.

Вывод, который неизбежно придется сделать из вышесказан­ного, очевиден: по своей численно­сти и по тому прессу со стороны ры­боловов, который они испытывают, тихооке­анские лососи никак не могут быть призна­ны ценными. Во всяком случае, не в большей степени, чем те же лещ или судак где-нибудь в Татарстане или Ярославской области.

 

АСПЕКТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

Но может быть, камчатские лососи играют решающую роль в экономике по­луострова и именно поэтому их стоит от­нести к категории «ценных»? Тут стоит об­ратиться к официальным цифрам, которые были озвучены в 2009 году на заседании краевого Антикризисного штаба под пред­седательством первого вице-губернатора Ирины Третьяковой. Заседание должно было определить, какова роль и экономи­ческий потенциал рыбной отрасли в фор­мировании собственных доходов краево­го бюджета, насколько налоговая нагрузка рыбопромышленных предприятий адек­ватна предоставленному им праву исполь­зовать государственные ресурсы.

По словам начальника УФНС по Кам­чатскому краю Алексея Семенова, в 2008 году, «несмотря на рост показателей вы­лова, произошло снижение поступлений налогов и сборов». Если с 2005 по 2007 го­ды поступление налогов и сборов от ры­бопромышленных предприятий вырос­ло с 2,1 млрд рублей до 3,1 млрд рублей, то в 2008 году от предприятий рыбной от­расли поступило только 1,6 млрд рублей. Соответственно и удельный вес отрасли в общих налоговых поступлениях снизился чуть ли не вдвое – с 23,3% до 13,3%.

Основная причина сокращения нало­говых поступлений – изменение ставок за пользование биоресурсами. Так, на­пример, ставка по крабу-стригуну умень­шилась с 60 тыс. рублей за тонну до 13 тыс. рублей, по крабу камчатскому – со 100 до 35 тыс. рублей. Кроме того, если ранее ставку сбора 15% имели только ры­боловецкие артели и колхозы, то с 2008 года такое право получили практически все рыбодобывающие организации. Как следствие, поступления по сбору за поль­зование биоресурсами за год снизилось с 1,9 млрд рублей до 396 млн рублей.

Снижение платы за пользование био­ресурсами было введено в расчете на то, что эта мера позволит повысить рента­бельность предприятий. Однако в 2008 го­ду поступления от налога на прибыль со­ставили 61 млн рублей против 311 млн в 2007 году. Более того, крупнейшие рыбо­промышленные предприятия края по ито­гам работы в 2008 году показали убытки.

На заседании Антикризисного штаба приводились и данные по зарплате в ры­бодобывающей отрасли в 2008 году. Сред­няя зарплата составляла 32,4 тыс. рублей, однако при этом в небольших компаниях, добывающих до 1 тыс. тонн рыбы, «белая» зарплата не достигала и 9 тыс. рублей.

По результатам заседания было при­нято решение проводить регулярный мониторинг показателей финансово- хозяйственной деятельности предприя­тий, а результаты мониторинга сделать открытыми и публиковать в средствах массовой информации.

К сожалению, с мониторингом как- то не сложилось. По крайней мере, найти более свежую информацию на этот счет мне не удалось. Видимо, позитивных из­менений с тех пор не произошло.

Таким образом, на Камчатке водные биоресурсы, в том числе и «ценные» ти­хоокеанские лососи, по всем показателям перестали быть основой экономики реги­она и легальным источником благососто­яния граждан.

(продолжение в следующем номере)





Мы в Google+