01.04.2013

САМОСОЖЖЕНИЕ В МАСШТАБАХ СТРАНЫ

В средней полосе и на севере весна запаздывает, но во многих южных регионах снега уже почти не осталось. Весна там в разгаре: полыхают прошлогодняя трава и заросли тростни­ка, птицы, звери, насекомые, обитатели почвы – все живое гибнет в огне. В подавляющем большинстве случаев палы пускают специально в силу совершенно бесчеловечной и совер­шенно бессмысленной традиции.

Большинство весенних тра­вяных пожаров возникает в ре­зультате сознательного и целе­направленного поджога. Это де­лают пользователи сельхозуго­дий и просто сельские жители, которые уверены, что пожары повышают плодородность почв и ускоряют прорастание новой травы. Это заблуждение. Мно­гочисленные исследования по­казывают, что весенние палы не только уничтожают все жи­вое на поверхности и в верх­нем слое почвы, но и ведут к ее истощению и закислению. Кро­ме того, весенние травяные по­жары трудно контролировать, и они очень часто приводят к ка­тастрофическим последствиям, когда огонь перекидывается на жилые дома или вызывает круп­ные лесные пожары.

20 марта завершилась про­тивопожарная экспедиция Грин­пис, работавшая на границе Астраханского заповедника. Со­трудники Гринпис России и их добровольные помощники из числа астраханских и приезжих волонтеров потушили более де­сятка сложных пожаров. Поми­мо Астраханского заповедника экспедиция работала и на пожа­рах, угрожающих галерейным лесам – особо ценным лесам, ра­стущим в поймах рек и ериков. После снижения уровня Каспия они исчезают буквально на гла­зах, в том числе из-за поджогов тростника.

   Пик поджогов травы и тростника пришелся на сухие яс­ные выходные дни 8–10 марта. Две мобильные группы патрули­ровали окрестности заповедни­ка с раннего утра и, нередко, до глубокой ночи. Огонь приходи­лось тушить и днем и ночью при шквальном ветре, поднимавшем пламя на высоту до 10 метров.

   «Вместе с работниками за­поведника и нашими астрахан­скими сторонниками удалось продержаться в самую опасную пору и не пустить огонь в запо­ведник, – рассказал Григорий Куксин, руководитель экспеди­ции. – С понедельника начались дожди, и мы смогли двинуться в обратный путь. До весеннего па­водка осталось совсем немного, а когда пойма покроется водой, опасность катастрофических пожаров сойдет практически на нет. Однако в других регио­нах самое тяжелое время впере­ди. Хочется надеяться, что наше правительство и региональные власти успеют подготовиться к борьбе с огнем и в законодатель­ном, и в практическом плане».

   Накануне завершения экс­педиции, 19 марта, Гринпис пе­редал в приемную Президента России письмо с требованием введения полного законодатель­ного запрета на весенние палы травы. Под письмом поставили свои подписи более 86 тысяч че­ловек.

   В Гринпис считают, что пол­ностью ликвидировать травя­ные пожары административны­ми мерами невозможно. Но ес­ли МЧС и другие органы власти хотя бы организуют патрули­рование сельских территорий в наиболее пожароопасные пери­оды, а муниципальные, лесные и сельскохозяйственные орга­низации откажутся от неконтро­лируемых поджогов травы, пло­щади травяных пожаров сокра­тятся по меньшей мере вдвое. В масштабах страны это спасет жизни десятков людей, не даст сгореть многим сотням жилых домов и дач, поможет предот­вратить тысячи пожаров в лесах и на торфяниках.


Весной 2008 года в де­ревне Лютиково Талдомского района Московской области жители подожгли сухую тра­ву. Огонь перешел на транс­форматорную будку, она за­горелась и взорвалась. В ито­ге 200 литров трансформа­торного масла растеклось по полю около деревни.

В 2006 году в Архангель­ской области за две недели в травяных пожарах сгорели дотла или получили повреж­дения 163 дома, 123 хозпо­стройки, 1 автомобиль, пе­карня, магазин, 2 церкви и колокольня XVIII века. Нежи­лая деревня Большие Шама­ны в Красноборском районе сгорела полностью.



Мы в Google+