27.08.2013

Я браконьер. Можете считать эту статью явкой с повинной, и я готов понести заслуженное наказание за содеянное зло. Путешествуя по Кольскому полуострову, я ловил и поймал рыбу. И не простую рыбу, а семгу.

По закону лов семги дол­жен осуществляться только по лицензиям и на специально от­веденных для этих целей участ­ках. У меня никаких лицензий не было, хотя специальный уча­сток на той речке, где я был, вроде как имеется. Реки Печа и Конья – это рыбопромысло­вый участок № 312, и принад­лежит он, если верить доступ­ным в интернете документам, некоей конторе под названием «Кольские путешествия». Соби­раясь в путь, я всеми возмож­ными способами пытался свя­заться с представителями этой компании. Звонил по найден­ным в интернете телефонам, спрашивал контакты у своих мурманских знакомых, писал электронные письма в надеж­де получить более подробную информацию об участках и са­мой реке, но хозяина этого ры­бопромыслового участка я так и не смог найти.

Соответственно и никаких лицензий я приобрести не смог. Ни на «поймал – отпустил», ни на «поймал – съел». Надежда бы­ла только на то, что семги в ре­ке не окажется и мы обойдемся как-нибудь без нее. В итоге не обошлись.

О том, что на реке существу­ет РПУ, мы нигде не увидели ни одной таблички. Нам попада­лись лишь старые, ржавые, вися­щие тут еще с советских времен знаки, извещающие о том, что охота и рыбалка без путевок за­прещены. Ни о каком обозначе­нии участка аншлагами «Коль­ского путеше­ствия» не было и речи. Хотя к реке ведет все­го одна един­ственная до­рога.

Не было речи и об уборке мусора по бе­регам, что должен делать арен­датор.

 

   Ну а о борьбе с браконьер­ством и говорить смешно. Остат­ки брошенных сетей нам попада­лись практически по всей реке, а ниже Печозера мы встретили и самых настоящих браконьеров, которые спокойно ставили се­ти и утверждали, что инспекто­ра тут не видели много лет. По их словам, максимум, на что хвата­ет энтузиазма у инспекторов, так это доехать до рыбохода на ГЭС и посмотреть, нет ли там вко­нец обнаглевших рыбаков, пы­тающихся поймать семгу прямо в рыбоходе. Было забавно слу­шать, как эти браконьеры сету­ют на других браконьеров, кото­рые обнаглели до того, что ставят сети прямо в канале недалеко от рыбохода и не дают рыбе зайти в реку на нерест.

 

   В общем, ничем положи­тельным для реки передача ее в аренду в виде РПУ не оберну­лась. Зато у нормальных рыба­ков появилась проблема, как по­бывать на реке и на законных ос­нованиях поймать рыбу.

 

   А проблему эту решить мож­но довольно просто: утвердить единую государственную ли­цензию на право ловли семги на всех предназначенных для этого реках. Чтобы любой желающий, планируя свою рыбалку, мог за­йти на сайт того же Мурманрыб­вода, к примеру, и выписать (и оплатить) нужное количество лицензий на нужное ему время. При наличии свободной квоты, конечно.

   А сейчас получается так, что я при всем желании просто не мог купить лицензию. В ито­ге государство не получило от меня денег, а я чувствовал себя на реке злоумышленником. И как бы ни старались владельцы РПУ на Кольском убедить об­щественность, что РПУ работа­ют и что там, где есть участки, семги стало больше, совершен­но очевидно, что на самом де­ле ситуация далеко не такая ра­дужная, как им бы хотелось это преподнести.

   Хотя самим арендаторам се­мужьих рек печалиться, навер­ное, не о чем. Но вот как чув­ствует себя при этом семга, оста­ется только гадать.



Мы в Google+