20.09.2010

В СМИ залп сообщений: в Саратовском межрайонном отделе рыбоохраны нашли главную угрозу рыбным запасам региона. Это бакланы. Видеоролики демонстрируют стаи больших черных птиц и разгневанных рыбаков. Птиц уже просто невозможное количество (чуть ли не вся нижневолжская популяция переселилась под Саратов), и рыбы они съедают больше, чем вылавливают промысловики и браконьеры вместе взятые. Рыбоохрана сильно переживает и за деревья, на которых устраивают свои колонии зловредные птицы: усыхают на корню, отравленные бакланьим пометом. И еще беда: грибы не растут на островах, оккупированных разбойниками. А предложение самое радикальное – отстрел! За каждую бакланью голову награда полста рублей. Видимо, саратовская рыбоохрана уже все сделала, чтобы сохранить рыбу: браконьеры носа не кажут, ни одного лишнего килограмма промысловики не выловят, а уж если нерестилища, не дай Бог, обсохнут, то виноватым мало не покажется. Осталось разобраться с бакланами – и рыбы будет завались. А на тех, кто призывает сначала во всем разобраться, посчитать птиц, изучить, какую, где и сколько рыбы они съедают, можно не обращать внимания.

Идея повесить все грехи на птиц рыбоохране, замечу, приходит не впервой. Больше полувека назад на эту тему была у нас в стране большая дискуссия. Тогда инициатором изведения рыбоядных птиц выступило рыбное министерство – как говорят злые языки, чтобы списать на птиц свои растраты. Даже нашли писаку, быстро состряпавшего программную книжечку – с якобы научным обоснованием невозможности больше терпеть нахлебников. Бакланы там были главными кандидатами на экзекуцию. После этого зашевелились ученые. На разбирательство ушло больше десяти лет. Много чего нового и любопытного узнали о пернатых рыбоедах. Если не вдаваться в детали, то вывод науки был однозначным: существенного вреда популяциям промысловых видов рыб птицы не наносят и отвлекаться на борьбу с ними значит отвлекаться от решения значительно более важных проблем, в первую очередь браконьерства и загрязнения вод. Об этом стоит вспомнить тем, кто ратует за вооруженную борьбу с бакланами.

Но при этом не надо забывать, что конфликт между бакланами и рыбоводами все-таки существует. Проводятся конференции, посвященные решению этой проблемы, разрабатываются, в том числе международными организациями, различные планы действий, чтобы и птиц сохранить, и потери рыбы минимизировать. Особенно острый конфликт в ряде европейских стран, где живет большой баклан, так озаботивший саратовскую рыбоохрану, а также на Великих озерах, населенных ушастым бакланом. И там и там численность этих крупных птиц, съедающих в день от 300 до 700 г рыбы, в последние несколько десятилетий резко выросла, и они стали заселять районы, где раньше их никогда не было. Причин тому много. Главная, на мой взгляд, заключаются в том, что человек перестал преследовать птиц ради еды. Это не только отстрел птиц на мясо, это еще и прекращение сбора яиц, подорвавшее в свое время численность многих колониальных видов. При этом, создав рыборазводные хозяйства, человек обеспечил птицам более благоприятные условия зимовки. Прокормиться птицам стало намного проще: плотность рыбы неестественно велика, прятаться ей в прудах особенно негде, да к тому же в холодной воде она не особенно активна и гоняться за ней птицам не приходится.

А бакланы такими послаблениями воспользовались, поскольку птицы эти на удивление нетребовательные и легко ко всему приспосабливаются. Рыбу едят любую, в первую очередь, конечно, самую обычную и многочисленную. Гнездиться могут на деревьях, скалах, голой земле, заломах тростника. И к тому же плодовиты: выкормить двух-трех птенцов при наличии рыбы паре не так уж сложно. К тому же на внутренних водоемах, куда стали в массе переселяться бакланы, становится больше мелкой рыбы, подходящего для птиц размера. Рыболовный пресс такой, что крупной рыбы (ну хотя бы за полкило), с которой баклану не справиться, становится все меньше. Да и хищников, контролирующих численность и в известной степени размер мирной рыбы, остались крохи.

В общем, численность бакланов стала быстро расти. В некоторых местах удваивалась в течение двух-трех лет. И чтобы хотя бы стабилизировать ее, необходимо каким-то образом изымать десятки тысяч птиц ежегодно. Самый простой способ – отстрел. И даже в цивилизованных странах без него не обходится. Но все чаще используются более гуманные методы. Например, поливают специальным масляным составом яйца: зародыши гибнут, птицы из года в год гнездятся вхолостую и численность их постепенно сокращается. Птиц отпугивают, проигрывая бакланьи крики паники. Пилят деревья, выбранные птицами для гнездования или в качестве присад, где они сушат крылья после подводной охоты. Над рыборазводными прудами просто натягивают леску с шагом метр-два, чтобы бакланы не могли сесть на воду. И даже устраивают зоны покоя для рыбы – плоты со свисающей очень крупной сеткой, за которой она прячется от птиц. В ряде случаев все эти меры помогли решить проблему бакланов. Это дает надежду, что со временем о ружье как способе борьбы с птицами-ихтиофагами человек будет вспоминать только в самом крайнем случае.