18.01.2010

2010 год – Международный год биоразнообразия. Так его определила Генеральная ассамблея ООН. Смысл в том, чтобы еще раз привлечь внимание людей планеты и в особенности правительств всех стран к проблеме продолжающейся утраты биоразнообразия и понять, что удалось в этом плане сделать после подписания большинством государств мира Конвенции о биологическом разнообразии (Рио-де-Жанейро, 1992). Этот документ определяет основные принципы сохранения и устойчивого (неистощительного) использования человеком живой природы. Одним словом, вопросы сохранения биоразнообразия на планете должны стать в наступившем году ключевыми.

Термин «биоразнообразие» (biodeversity) появился недавно, в середине 80-х годов, и хотя он быстро стал суперпопулярным, его и поныне нет во многих словарях. Поначалу термин использовался в основном при описании разнообразия видов живых организмов. Но очень быстро значение его расширилось, и теперь он обозначает разнообразие жизни на всех уровнях – от геномов до экосистем и ландшафтов. Сохранение этого разнообразия многие рассматривают уже не только как обязательное условие выживания человека, но и как этическую норму. Нельзя забывать и об эстетическом значении живой природы для человека. В России в 2001 году принята Национальная стратегия сохранения биоразнообразия, в которой подробно рассматривается состояние биологического разнообразия страны – в целом и по природным зонам, а также пути и методы его сохранения и восстановления. Однако этот документ не произвел переворота в природоохранных делах. Правительство даже не утвердило его в качестве обязательного национального документа, отсутствует и необходимое целевое финансирование. Более того, правительство постоянно заботится, чтобы законодательство не мешало бизнесу в случае конфликта с задачей сохранения природы. Достаточно напомнить, что три года назад была ликвидирована экологическая экспертиза, прежде обязательная для этих случаев. Из последних примеров можно вспомнить законодательные акты в связи с подготовкой Олимпиады в Сочи, снимающие запреты на рубку уникальных лесов. Или фактическое одобрение начала работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в режиме разомкнутого цикла водооборота – комбинат может вновь начать отравлять Байкал, несмотря на все международные обязательства страны по сохранению этого объекта Всемирного наследия.

К сожалению, практически ничего не делается и для охраны рыб. Рыболовы по собственному опыту знают, насколько пагубным оказалось бесконечное реформирование профильных органов госвласти, фактически парализовавшее работу рыбоохраны, что развязало руки браконьерам всех мастей. Хотя остановить браконьерство – это, пожалуй, самое простое, что можно сделать для сохранения наших рыбных ресурсов. Гораздо сложнее бороться с деградацией водоемов под воздействием многочисленных антропогенных факторов. Из них особенно пагубны зарегулирование стока и строительство плотин на реках, кардинально меняющих облик водоемов, их гидрологический и гидрохимический режим. Не говоря уже о том, что плотины просто преграждают рыбам путь к местам нереста. После возведения плотины Волгоградской ГЭС, например, практически полностью лишились нерестилищ белуга и белорыбица, радикально сократилась площадь нерестилищ у русского осетра и каспийских проходных сельдей, многие бывшие нерестилища стали быстро заиливаться. При регулировании паводков часто остаются сухими места нереста и нагула – благополучие рыб остается на самом последнем месте при решении хозяйственных задач. Или химическое загрязнение, масштабы которого мы просто себе не представляем. Еще не так давно в реки бассейна Оби, например, попадало до миллиона тонн нефти в год. Постоянно растет загрязнение рек хлорорганикой и тяжелыми металлами – особенно опасными для живых организмов. Попадание огромного количества биогенных элементов (удобрений, канализационных стоков, отходов животноводства) усиливает эвтрофикацию водоемов, вызывает цветение воды, приводит к зарастанию и заиливанию дна и часто является причиной массовых заморов рыбы. В результате во многих водоемах происходит смена ихтиофауны: где раньше жили сиги и лососи, теперь ловится окунь да плотва.

Напомню, что в Красную книгу России сейчас внесено 39 пресноводных и проходных видов рыб, охраняющихся полностью или на уровне подвидов или отдельных популяций. Это почти каждый десятый вид из встречающихся (или встречавшихся прежде) в наших внутренних водоемах. Масштабы разрушения природы таковы, что только разумная государственная политика может остановить ее дальнейшую деградацию. Но и каждый человек может и должен способствовать решению этой задачи. Рыболовы – хотя бы опрятным поведением на берегу и, конечно, нетерпимым отношением к браконьерству во всех его проявлениях. Это по силам каждому.