17.09.2013

Пару номеров назад мы напечатали небольшую под­борку фотографий, взятых с сайта одной из астраханских рыболовных баз – базы «Застава». Сюжет на них на всех был один, обычный для сайтов астраханских баз: клиен­ты с рыбой. Рыбы много, клиенты довольные. Особен­ность именно этой подборки заключалась в том, что все фото были сделаны в период весеннего нерестового запрета. Но все в рамках закона. Просто хозяин базы «За­става» одновременно является и пользователем рыбопро­мыслового участка для любительского рыболовства, а на рыбопромысловых участках в Астраханской области ве­сенний запрет не действует. Такие вот у нас удивитель­ные правила рыболовства.

 

При всем при этом хозяин «Заставы», некто Влади­мир Попов, вместе с коллегами по рыболовному турбиз­несу не устает бить тревогу по поводу оскудения рыбных запасов на Нижней Волге. Виноваты, конечно, не клиен­ты баз, а «дикие» рыбаки. «Куча саранчи, рассосавшейся по дельте» – так выразился другой видный радетель волж­ской рыбы, владелец баз, РПУ и пароходов и член Обще­ственного совета при Росрыболовстве Дмитрий Желя­сков. Дескать, если бы всю эту саранчу загнать на РПУ, то господа Попов с Желясковым не дали бы им бескон­трольно рыбу душить и морозилки набивать. Потому что владелец РПУ, оказывается, бережет рыбу как зеницу ока. «Если бы был участок, то по закону в путевке указывается норма вылова. Нарушение ее – штраф на юрлицо от 100 тысяч. И берегли бы рыбу, как зеницу ока и нормы бы со­блюдали». Это снова цитата из Желяскова.

 

А вот еще цитата – подпись под одной из фотографий с сайта «Заставы»: «Господин Пугач из Волгограда «взял» за один выход 46 кг воблы, леща и красноперки». Это, на­помню, весной, в период запрета.

 

Не знаю, кто такой господин Пугач из Волгограда и куда он всю эту рыбу девает, зато знаю, какие на РПУ г-на Попова нормы вылова. Они определяются квотой на вылов рыбы, которая была выделена обществу с ограни­ченной ответственностью «Застава» приказом министра спорта и туризма Астраханской области за номером 34-р от 3 марта 2013 года. Согласно этой квоте на участке «За­ставы» в 2013 году можно выловить леща – 200 кг, воблы – 200 кг. То есть господин Пугач из Волгограда за один вы­езд «взял» 10% годовой квоты на воблу и леща. Получает­ся, что еще два-три таких же удачливых рыболова – а су­дя по фотографиям, их на базе «Застава» хватает – за не­делю «возьмут» всю годовую квоту. Спрашивается, что же будет после этого делать хозяин базы?

 

По поводу этой арифметики зашел разговор на одном из сайтов. Угадайте, как ответил на приведенный вопрос г-н Желясков. Думаете, стал врать, что хозяин базы как ра­чительный и законопослушный эрпэушник запретит сво­им клиентам ловить леща и воблу? Нет, конечно. Г-н Желя­сков не таков. Он нашел ход поинтереснее. «Откуда вы сде­лали вывод, – заявил он, – что 46 кг воблы было выловлено на акватории РПУ?» То есть надо понимать так, что госпо­дин Пугач отъехал за границу РПУ и там надушил свои полцентнера. Поэтому какие могут быть претензии к хо­зяину «Заставы»? И запрещать своим гостям и дальше за­ниматься заготовками у него никакой необходимости нет.

 

Одного только не учел «быстрый разумом» г-н Желя­сков. Дело-то происходило в период запрета. Поэтому хо­зяин «Заставы», сфотографировав г-на Пугача из Волгогра­да с его уловом, должен был не вывешивать фото на своем сайте, а тут же вызвать рыбинспектора и сдать ему браконьера вместе с фотографией. Потому что за пределами РПУ рыбалка в это время запрещена. К слову сказать, с та­ким уловом в нерестовый период, думаю, «двушечка» по 256-й статье УК гражданину Пугачу вполне бы светила.

 

Но бог с ним, с браконьером Пугачом. Из этой не­большой истории яснее ясного вырисовывается вся неза­тейливая мораль, если это слово тут уместно, всех этих Поповых, Желясковых и иже с ними. И эти люди еще при­читают по поводу волжской рыбы и пишут слезливые письма в Минсельхоз и Росрыболовство с просьбой от­дать им всю Волгу под РПУ.

Только непонятно: как же они тогда своих гостей-за­готовителей от рыбинспекторов отмазывать будут.




Мы в Google+