29.07.2014

Кто не знает Латынину Юлию! «Ах, Латынина Юля – как снегопад в июле», – презентуют ее передачу «Код доступа» на «Эхе Москвы». Вот в этом своем «Коде доступа» Юлия Латынина недавно сказала букваль­но следующее (цитирую по распе­чатке передачи на сайте «Эха»):

«Сейчас я понимаю, что дай пи­арщику Константину Рубахину те же деньги, которые даны донецким сепаратистам, дай ему «Град», право вербовать людей и так далее, и там под Воронежем будет то же самое».

Ну точно: снегопад в июле. Вер­нее, пурга.

Поясню для тех, кто не в кур­се, что происходит под Воронежем. Под Воронежем, неподалеку от ре­ки Хопер и Хоперского заповедни­ка, Уральская горно-металлурги­ческая компания (УГМК), принад­лежащая через систему офшоров олигарху Искандеру Махмудову, уже два года пытается начать раз­работку медно-никелевых место­рождений, а местные жители все­ми силами пытаются с этим бороть­ся. «Пиарщик» Константин Рубахин – один из организаторов этого про­тиводействия.

Латынина обращается к воро­нежскому антиникелевому протесту не первый раз. Некоторое время на­зад в том же «Коде доступа» она вы­сказалась по этой теме более про­странно. Аргументация ее с тех пор изменилась не сильно. «Пиарщики» вроде Рубахина запугали местных жителей всевозможными экологи­ческими бедами, которые якобы об­рушатся на воронежскую землю, ес­ли УГМК дадут добывать никель. Напуганные местные жители стали ходить на митинги и год назад даже разгромили лагерь УГМК и сожгли буровые установки. Они, местные жители, просто не понимают всего того счастья, коее им принесет гор­но-металлургическое освоение их земель олигархом Махмудовым.

Возникает вопрос: зачем все это нужно Рубахину и Ко? То, что Рубахин родился на Хопре в дерев­не Алферовка и просто пытается защитить свою малую родину, для Латыниной не аргумент. Ей, види­мо, проще думать, что Рубахина ку­пили. Она об этом говорит откры­том текстом. Вопрос – кто купил. В первоначальной версии Латыни­на прозрачно намекала, что Руба­хин отрабатывает заказ конкурен­та УГМК – «Норникеля». На беду, УГМК и «Норникель» вскоре заклю­чили соглашение о сотрудничестве, так что заказчиков подрывной де­ятельности «пиарщиков» надо бы­ло искать где-то еще. Латынина, конечно, знает где. Знает, да не скажет: «…несколько местных пи­арщиков (даже сейчас не буду го­ворить, чей заказ они выполняют) раскрутили очень быстро это насе­ление примерно до той же самой стадии, до которой было раскруче­но перед референдумом население Донецка, стадии белой страшной ненависти».

     Замечу, к слову, что если уж бросаешь человеку обвинение в «купленности», так приведи хоть какие-то факты. Если же таковых не имеется, то называется это просто: клевета, причем подлая клевета.

     Но оставим это на совести Ла­тыниной. Интереснее другое: как этим пиарщикам в условиях полной блокады на ТВ, радио и в круп­ных печатных СМИ удалось «раскру­тить» население до «белой страш­ной ненависти»?

     На это у Латыниной ответ тоже имеется. Просто местные жители – они темные, они в основном люмпе­ны по своему мироощущению. Они думают (снова цитата из Латыни­ной), «что никель радиоактивен, что никель заразен, что у них уже из-за радиации никелевой увяли помидо­ры и вообще у отца только что была температура сорок, и это случилось из-за никелевой радиации». Конеч­но, таких «раскрутить» много ума не надо. А на самом-то деле УГМК – это для загибающегося депрессивного Черноземья единственная надежда на возрождение.

     Юлия Латынина – интеллекту­ал. Эрудиция ее простирается от устройства осциллографа до тоте­мизма древнего населения острова Пасхи. Очень странно поэтому, что в своем анализе ситуации на Хопре она как-то забывает о том, что кро­ме высказываний «старых теток» про радиацию имеются еще и пу­бличные выступления ученых, при­чем тех, чей авторитет – и научный и гражданский – не вызывает сомне­ний. Например, членов-корреспон­дентов РАН Алексея Яблокова и Вик­тора Данилова-Данильяна, которые оба совершенно категоричны в сво­их оценках: разрабатывать медно- никелевые месторождения на Чер­ноземье нельзя.

     Почему же известный журна­лист, не раз доказавший свое уме­ние добывать и анализировать ин­формацию по самым разным вопро­сам, в случае с УГМК действует так предвзято? Больше того, опускается до клеветы, а теперь вот и чуть ли не до доноса в лучших традициях 30-х годов?

Боюсь, ответа мы не узнаем. А жаль.

С уважением, Алексей ЦЕССАРСКИЙ



Мы в Google+