07.06.2012

Любительское рыболовство в России, как известно, начало развиваться значительно позже, чем в большинстве западных стран. Если в Англии из­вестный трактат Джулианы Бернерс вышел в 1496 году, то первую русскую книгу о рыбалке пришлось ждать аж до начала XIX века.

 

Справедливости ради стоит отме­тить, что еще при Екатерине II в журна­ле «Экономический магазин» вышло не­сколько статей о «ловлении рыб», но пер­вой полноценной работой стоит считать книгу известного писателя и экономи­ста Василия Алексеевича Левшина (1746– 1826 гг.), вышедшую в 1814 г. и имеющую сложное и громоздкое для современного читателя название: «Книга для охотников до звериной и птичьей ловли, также до ру­жейной стрельбы и содержания певчих птиц; заключающая в себе: о зверолов­стве и псовой охоте вообще и особенно; о содержании, вынашивании и притравле­нии птиц ловчих, с полным наставлением, относящимся до стрельбы, доброты поро­ха и оружий, и до ловли разных простых и певчих птиц; о содержании всякаго рода охот и пользовании их в случающихся бо­лезнях, с наставлением о различной рыб­ной ловле; с краткою естественною исто­риею зверей, птиц, рыб и проч.». Пятое от­деление четвертой части работы под на­званием «Наставление различной, а паче увеселительной ловле рыбы, с присовоку­плением естественной оных истории» бы­ло посвящено описанию различных видов рыб и способов их ловли.

 

Левшин пишет о рыбалке как о пре­красном виде отдыха для дворянина в сво­ем поместье: «В деревне не может быть приятнейшего удовольствия, какое до­ставляет рыбная ловля; она содержит в се­бе множество искусственных уловок. Не можно однако же описать здесь всех рыб, и способов к ловлению каждой рыбы упо­требляемых: довольно упомянуть здесь только об известнейших и ловлях, а по оным каждый к своему месту сообража­ясь, может избирать, какие где способы и для лову какой рыбы удобнее. По различ­ным родам рыб есть разные средства к их уловлению. Впрочем, предавшихся сему упражнению, научает ежедневная опыт­ность. При ловле рыб всего больше над­лежит соблюдать тишину: ибо рыбы име­ют слух отменно тонкий, и зрение очень острое. Они любопытны: все, что пред­ставляется им чрезвычайностию, их при­влекает; они приближаются и до тех пор плавают вокруг, пока узнают видимое. Прибегают они к малейшему шуму; но ежели оной усилится, то не доверяют и убегают. К ловлению рыбы потребно не­мало проворства: они хитры, и без обма­на не всегда их получить можно».

   При описании «естественной исто­рии» рыб, «служащих для увеселитель­ной ловли», Левшин опирается на рабо­ты всемирно известных ученых – профес­сора Лейпцигского университета Натана­эля Готтфрида Леске (1751–1786), швед­ского естествоиспытателя Карла Линнея (1707–1778), его сподвижника, голланд­ского ботаника Яна Гроновиуса (1686– 1762), его соотечественника натуралиста Антония Левенгука (1632–1723) и др. Тем не менее многие его выводы могут по­казаться забавными современному био­логу: «Рыб можно ловить в каждое вре­мя года, кроме мая и августа месяцев; в сие время надлежит оных щадить для то­го, что они тогда большею частью мечут свою икру и предаются любви. В рассу­ждении последнего обстоятельства, ры­бы имеют то отменное свойство, что сам­ки всегда гоняются за самцами: по вось­ми и больше оных следует за одним сам­цом, трутся около его и гонят к берегу до травы, на мель. Самец отбивается, но на­последок принужден бывает взобраться на траву, на которой лежал брюхом, вы­ставляется почти весь из воды, и начи­нает испускать некое молоко, на которое каждая самка торопится выпустить свою икру; дней через 12 или 14 выводится из каждого зерна сей икры по рыбке».

При описании способов ловли глав­ное внимание Левшин уделяет различ­ным видам сетей, багров, мешкам, са­моловам и т.д., которые тогда считались вполне спортивными. Ловле на уду отво­дится более скромное место. Описывает эту снасть он следующим образом: «Уда. Железный крючок, имеющий на конце своем зазубрину. К сему крючку привя­зывается из конских волосьев ссученная нитка, называемая лесою, которой ко­нец прикрепляют к тонкому концу ше­стика, называемого удилищем. К лесе, в аршин от крючка, привязывают грузиль­цо из кусочка свинца состоящее, и попла­вок из комля гусиного пера по середине лесы; первое употребляют для того, чтоб уда ложилась на самое дно реки, а второй для того, чтобы, плавая на поверхности воды, показывал, когда рыба дернет на­саженную на крючок наживу, обыкновен­но состоящую в дождевом черве или ма­ленькой рыбке. Рыбак кидает наживлен­ную уду в воду и ожидает, пока рыба, по­глотя червя, попадается сама на уду; тог­да вытаскивает свою добычу и, наживляя уду вновь, продолжает ловлю. Рыбы идут на уду более утром и надвечер».

   Рассказывает он и о жерлице: «Боль­шая уда, впрочем ее делают тем же обра­зом, что и обыкновенные уды; оную при­вязывают к проволоке в несколько раз свитой, чтобы рыба, имеющая острые зу­бы, оной откусить не могла; к сей прово­локе прикрепляют шнурок, или бечевоч­ку, и с грузилом бросая жерлицу в воду, конец оной привязывают к чему-нибудь».

   О рыбах Василий Алексеевич гово­рит очень кратко, описывает их внеш­ний вид, метание икры и способы лов­ли. О некоторых видах, в частности о щу­ке, немного подробнее. Например, пере­сказывает известные примеры долгожи­тельства щук – легендарных рыб Бориса Годунова и Фридриха II. Отмечены также стремительность и прожорливость щук, что они пожирают уток и хватают за ноги купающихся людей. Интересно предло­женное автором разделение щук соглас­но их размеру и гастрономическим ка­чествам: «По величине своей разделяют­ся щуки на больших, или главных, сред­них, или одноблюдных, и малых, или тра­вяных, щук. Из оных средние состоят бо­лее в уважении. Самцы или молочники, в рассуждении вкусности, икрянкам или самкам предпочитаются».

   В заключительной части работы, оза­главленной «Охотничьи тайны и анекдо­ты», Левшин дает читателю несколько со­ветов по изготовлению, хранению и ис­пользованию привад и насадок. Вот один из них: «Способ получить наскоро червей для наживы на уды. Отвари яри медянки (зеленой краски – И.С.) в уксусе, и сим от­варом полей место, в котором чаешь, что черви держатся: оные не медля выползут на поверхность».

 

   Вот такой была первая отечествен­ная книга, посвященная любительской ловле рыбы. Разумеется, советы, давае­мые автором, вряд ли помогут современ­ным рыболовам. Тем не менее книга Ва­силия Алексеевича заслуживает внима­ния как замечательная веха в развитии российской рыбалки, а ее автор – уваже­ния и благодарной памяти потомков.


   Василий Алексеевич Лев­шин родился в Смоленске, в се­мье полковника. Будущий пи­сатель также поступил на воен­ную службу, в Новотроицкий кирасир­ский полк. Участвовал в победной для России войне с Турцией 1768–1774 гг. После ухода в отставку в 1772 г. сна­чала жил в своем имении в Тульской губернии, затем работал уездным су­дьей в Белеве, с 1803 г. являлся чинов­ником по особым поручениям в Петер­бурге. Дослужился до статского совет­ника и вышел в отставку в 1818 г. Ли­тературную деятельность Левшин на­чал еще в 70-х гг. XVIII в. У читающей публики пользовались популярностью его «Утренники возлюбленного» (1779 г.) – изложенные в форме писем сен­тиментальные размышления о люб­ви. Левшин много переводил с фран­цузского, немецкого и итальянского. Являлся членом многих научных об­ществ, Итальянской академии наук в Неаполе, был непременным секрета­рем Вольного экономического обще­ства в Петербурге. Большим вкладом в развитие отечественной культуры ста­ло подготовленное им 10-томное из­дание «Русские сказки», в котором пе­чатались литературно обработанные фольклорные тексты. Особенно из­вестными среди современников были его книги по домоводству и ветерина­рии – «Полная хозяйственная книга», «Новейший и полный конский врач», «Всеобщее и полное домоводство» и «Полный русский конский учебник». К этому виду книг относятся и его рабо­ты об охоте и рыбной ловле.